156-я статья ук рф

156-я статья ук рф

Неисполнение родителями обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего: проблемы, особенности и законы

Многие дети беззащитны и не способны дать отпор обидчикам. По крайней мере, не всем. В И во всём мире, и в России дети и подростки страдают ежесекундно.

Ситуация усугубляется тем, что часто несовершеннолетние видят недопустимое обращение со стороны тех, кто обязан их воспитывать и защищать. Рассмотрим правонарушения/преступления против семьи и детей из этой области.

Особенности злодеяния

Итак, какие действия и методы именуются неисполнением обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего? О преступлении говорится, если идёт двойное нарушение прав ребёнка/подростка. Первое – родители/воспитатели не исполняют своих обязанностей либо делают это с нарушениями. Второе – имеет место жестокость в обращении.

Однако даже на официальном сайте МВД России невозможно найти данные – сколько раскрыто преступлений такого рода. Юристы-практики отмечают, что наказания по ст. 156-й УК РФ (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего) часто бывают весьма мягкими, практически неощутимыми.

Более подробно об особенностях неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего расскажет следующее видео с понятными схемами:

Квалифицирующие признаки

Характер преступления становится понятным из комментариев в 156-й статье. В них объясняются основные моменты:

  1. Несовершеннолетний должен быть ухожен, обеспечен едой и питьём, кровом, одеждой, необходимыми вещами (например, для гигиенического ухода). Если родители (опекуны, воспитатели, соцработники) обделяют ребёнка/подростка в этом плане, можно говорить о нарушении первого типа.
  2. Жестокость в обращении может быть очень разнообразна в своих формах. Это унижение, удержание в несвободе, физические воздействия, угрозы, крик, брань, которые заставляют ребёнка страдать.

Состав преступления неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего

Состав преступления имеет специфические черты. Он складывается следующим образом:

  • основным объектом считается нормальное всестороннее развитие несовершеннолетнего, а дополнительным – его здоровье;
  • объективная сторона освящена в разделе выше;
  • умысел прямой либо косвенный, мотив может быть любым – в этом субъективная сторона преступления;
  • субъекты – специальные, то есть не любой человек, а родитель, педагог, воспитатель, учитель, словом, тот, кто по закону/должности обязан так или иначе заботиться о несовершеннолетнем ребёнке.

О том, какие статьи УК РФ и КоАП регулируют неисполнение родителями обязанностей по воспитанию несовершеннолетних, читайте далее.

Нормы, регулирующие вопрос

Основным документом можно смело назвать Конвенцию о правах ребёнка, которая принята в 1989 году. Это длинный документ, в котором говорится, что:

  • в военных действиях не могут участвовать те, кому меньше пятнадцати лет;
  • к ребёнку недопустимо применять смертную казнь;
  • детей необходимо защищать от любого сексуального насилия;
  • ребёнок должен быть воспитан в уважении к природе, с пониманием равенства полов, этнических, религиозных групп;
  • дети должны быть обеспечены питанием и чистой питьевой водой.

И ещё о многом другом. В статье 19 указано: государство обязано принимать законодательные, просветительские и другие меры. Их цель – защита детей от любого насилия, грубости, небрежности родителей и вообще всех, кто так или иначе должен проявлять заботу о ребёнке.

Некоторые меры действительно принимаются. Достаточно обратить внимание на Конституцию РФ (статья 38), а также российские кодексы.

  • В СК РФ родительским обязанностям и правам посвящена глава 12. В 65-й статье говорится о недопустимости жестокости, грубости в отношении детей, их унижения, эксплуатации, оскорбления. Обязанность родителей (представителей) – защищать интересы и права своих детей.
  • Закон, посвящённый российскому образованию (№273-ФЗ), требует от педагогов соблюдения этических и нравственных норм, уважения к своим подопечным. Об этом говорится в 48-й статье.
  • КоАП РФ в статье 5.35 (пункт 1) предусматривает наказание для родителей, которые пренебрегают воспитанием своих детей. Правда, характер нарушения не оговаривается, конкретика в этом вопросе отсутствует.
  • Наконец, УК РФ говорит об уголовной ответственности за жестокость родителей, социальных, педагогических и тому подобных работников. Этому посвящена 156-я статья.

О планах мероприятий по профилактике жестокого обращения с несовершеннолетними, способах заявить о преступлении расскажет следующая глава.

Куда пожаловаться?

Существует несколько способов обратить внимание официальных лиц на недопустимое отношение к детям. Правда, в этом плане не исключаются определённые проблемы.

Итак, куда же обратиться с целью предотвращения случаев жестокого обращения с несовершеннолетними?

Как доказать жестокое обращение с детьми?

Насилие над ребёнком неминуемо оставляет след. При физическом воздействии могут остаться синяки, разрывы кровеносных сосудов глазных склер, ссадины. Психическое насилие страшнее: порой выявить точный характер воздействия может лишь по-настоящему опытный психолог.

Работа по раскрытию и подтверждению жестокости в отношении ребёнка, его необеспеченности самым необходимым требует колоссальных усилий, специальной подготовки и знания множества тонкостей в подходе. Дети часто бывают предельно запуганы старшими. Они отказываются отвечать на прямые вопросы, всячески выгораживают своих обидчиков (чтобы потом не пострадать ещё больше).

Случается, дети вообще не знают о своей необеспеченности. Для некоторых нищета – это норма жизни, а конфета – предел мечтаний.

В какие службы обратиться?

  • В крупных городах есть специальные службы, которые занимаются защитой детских прав. Обычно в организациях имеется телефон доверия. Найти его можно через интернет-поисковик с указанием конкретного региона.
  • В каждом регионе России имеется детский омбудсмен. В его аппарат можно обратиться по телефону, электронным или обычным письмом.
  • В более мелких населённых пунктах преступность такого рода выше, а дела с обеспечением прав несовершеннолетних часто обстоят хуже. Однако всё равно существуют отделы опеки и попечительства, социальные службы, наконец – полиция.

Как составить заявление?

Какого-то утверждённого образца заявления не существует. Необходимо чётко и точно указать основные сведения:

  • данные ребёнка, в отношении которого совершаются нарушения;
  • кто именно допускает жестокость и нарушения в уходе (обеспечении, воспитании);
  • в чём заключаются нарушения (ребёнок чем-то обделён, на него кричат, его бьют и так далее);
  • когда именно и что происходило (день, час, период).

Фразы типа «меня ремнём учили, ничего, не умер» или «меня кулаками воспитывали и правильно делали» – обычное дело. Детям причиняют боль, их пугают, высмеивают, не желают всерьёз принимать их проблемы, заставляют выполнять непосильную домашнюю работу. И что самое страшное, детей убеждают, что они всё это заслужили, что так и надо, и они сами же потом «спасибо скажут».

О том, что грозит по статье за жестокое обращение с несовершеннолетними, расскажет следующий раздел.

Наказание и ответственность

Некие карательные меры предусматриваются КоАПом и УК РФ. В первом случае (когда нет жестокости, а лишь выявлены нарушения в содержании/воспитании) виновных ждёт штраф. Его пределы – от ста до пятисот рублей. Либо просто предупреждение.

Уголовная ответственность несколько разнообразнее. Суд может назначить:

  • штраф (верхний предел – сто тысяч рублей);
  • штраф в размере годового дохода (зарплаты и прочего) осуждённого;
  • обязательные, исправительные либо принудительные работы (соответственно 440 часов, два и три года максимум);
  • возможно, но необязательно – запрет на занятие должностей/деятельностью определённого рода в пределах пяти лет;
  • лишение свободы (максимум – три года).

Следующий видеоролик рассказывает о том, что ждет нерадивых родителей за нарушение 156 статьи УК РФ:

Судебная практика

Пример 1. Порой даже после развода родителей дети не бывают защищены от жестокости одного из них. Брат и сестра, Ю. и А., были избиты своим отцом, В. Тот пришёл в дом, где жил до развода с женой.

В. был пьян. Он начал кричать на детей, упрекать их за беспорядок в доме. Ударил по лицу сначала сына, затем дочь с такой силой, что дети валились с ног. При этом В. нецензурно ругался. Матери детей и их бабушке едва удалось оттащить мужчину от плачущих детей. Приговор суда: шесть месяцев колонии-поселения.

Пример 2. Дочь Е. В. родилась недоношенной, на сроке беременности 28 недель. В перинатальном центре ребёнку были поставлено множество неутешительных диагнозов: недоношенность, недоразвитие, болезни лёгких. Во время беременности мать не ограничивала себя в табаке и алкоголе, что тоже отразилось на здоровье девочки.

Позднее выяснилось: дома малышка спала в картонной коробке. Мать её не купала, едва кормила. В квартире – холод, неприятные запахи даже при постоянно открытом балконе, антисанитария. Суд назначил Е. В. 120 часов обязательных работ. О мерах по обеспечению детского благополучия в приговоре ничего не говорится.

Только в фантастической литературе или кинофильмах можно встретить идеи о получении специального образования или лицензии для того, чтобы стать родителями. Те, кто работает с детьми в силу профессионального долга, также не всегда имеет необходимую квалификацию. Нарушений в этой сфере масса: дети приобщаются к употреблению алкоголя или совершению преступлений, а также антиобщественным действиям, убегают из дома, попадают под ужасное влияние и т.п.

Именно в этом направлении необходимо менять ситуацию: поднимать престиж педагогических профессий и одновременно ужесточать требования в этой сфере. Также желательно преподавать педагогику ещё в школах и максимально просвещать потенциальных родителей. Что именно будет сделано и в каком направлении – покажет только будущее.

Следующее видео расскажет о еще одном вопиющем случае неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего расскажет видеосюжет ниже:

Мама, не убивай меня!

Тысячи российских детей ежегодно погибают от рук собственных родителей. Больше только в Колумбии, ЮАР, Ямайке и Венесуэле

Вопиющий случай произошел в Санкт-Петербурге: мать замучила до смерти дочь-первоклассницу. Избила так, что на девочке не было живого места, когда ее в состоянии комы доставили в больницу. Врачи делали все возможное, чтобы спасти маленькую пациентку, но их усилия оказались тщетны — через несколько дней она умерла.

Детоубийцу, 28-летнюю Елену Сивик, задержали и поместили под арест. Ей инкриминируется две уголовные статьи: «истязание» и «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего».

Однако в юридической формулировке как-то режет слух слово «неосторожность». Будто бы мамаша всего лишь случайно задела дочку локтем, а не выместила на маленьком беззащитном создании всю свою взрослую злобу. Более того, как выяснилось уже в начале расследования, оказывается, она избивала дочь систематически.

За рукоприкладство Сивик могла попасть на скамью подсудимых еще в октябре 2011 года. Тогда в связи с похожим эпизодом областное следственное управление СКР возбудило против нее уголовное дело по статье 116 УК РФ (побои). Но закончилось все простым увольнением: женщину, которая на тот момент носила звание сержанта и работала в изоляторе временного содержания, всего лишь попросили из органов.

Сказать, что нервную систему Елены Сивик расшатало тяжелое материальное положение, нельзя. Хоть она и ее гражданский муж официально числились безработными в последнее время, органами опеки семья характеризовалась как вполне обеспеченная, пояснила «БалтИнфо» уполномоченный по правам ребенка при губернаторе Ленинградской области Тамара Литвинова.

Вместе с тем, по данным детского омбудсмена, эта «ячейка общества» состояла на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. Мать девочки дважды вызывали на заседание комиссии ПДН и в итоге оформили на нее административный протокол по статье 5.35 КОАП РФ («Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних»).

Что именно послужило причиной постановки на учет и составления такого документа, Литвинова не пояснила. Но девочку в итоге решили перевести на обучение в школу-интернат. Не успели…

У Елены Сивик остался еще сын. Он на год старше погибшей сестры и сейчас живет у бабушки. Есть надежда, что это спасет ему жизнь.

Эксперты признают: убийства детей своими родителями в последнее время стали почти обыденностью. Это уже похоже на эпидемию. Милицейские сводки пополняются подобными преступлениями чуть ли не ежедневно. Мамы и папы убивают своих новорожденных детей и уже подросших. Убивают в пылу алкогольной и наркотической злобы, в «воспитательных» целях, из-за страха, что нет работы, жилья, не хватает денег, что стыдно быть матерью-одиночкой. Убивают ради того, чтобы просто не осложнять себе жизнь. Делают это изощренно, жестоко и цинично. И, что самое главное, часто абсолютно безнаказанно.

В Волгоградской области молодая мать избавилась от ребенка через слив унитаза в поезде. В Красноярске, Саратове и Тольятти мамаши выбросили детей в окно. Под Новосибирском женщина оставила только что рожденную кроху замерзать в лесу. В Забайкалье — забила трехлетнего сынишку камнем. Какой-то калейдоскоп первобытной дикости… И это лишь малая его часть.

35-летней Елене Быструшкиной из Барнаула маленькая дочка была тоже в тягость. Родить-то она родила. А вот растить и воспитывать ребенка ей надоело к моменту, когда девочке исполнись всего восемь месяцев, — слишком донимал мамашу плачь малютки по ночам.

В одну такую ночь вместо того, чтобы убаюкать беспокойную дочурку, Елена засунула ей в рот край детского покрывала. Девочка потеряла сознание от удушья, но не умерла, тогда мать скрутила покрывало в виде жгута и затянула петлю на шее ребенка. Тельце женщина положила в мешок, и на следующий день выбросила в пруд городского парка «Юбилейный».

На следствии детоубийца пыталась оправдать себя, будто бы у нее было помутнение сознания. Однако психолого-психиатрическая экспертиза опровергла ее доводы, указав, что она прекрасно осознавала происходящее, когда убивала дочку,

Быструшкину признали виновной на основании пункта «В» части 2, статьи 105 УК РФ (убийство малолетнего, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) и осудили на 10 лет лишения свободы в колонии особого режима.

Приговор суровый, но, без сомнения, справедливый. Однако на общем фоне судебных решений по подобным делам выглядит он неким исключением. В большинстве случаев Фемида к матерям-убийцам у нас достаточно гуманна: наказание им назначают чаще всего символическое, а то и вообще условное.

Не так давно в Апатитах (Мурманская область) суд рассматривал дело матери, убившей новорожденного сына. Ребенок, по ее словам, не был желанным. Поэтому едва произведя младенца на свет, женщина собственными руками задушила младенца. Труп завернула в полиэтиленовый пакет и выбросила в окно. Приговор — 2 года 6 месяцев колонии. Не так уж и много, учитывая, что речь идет о жизни человека.

Всего два года проведет в колонии-поселении 21-летняя жительница города Болохово Тульской области. 6 апреля 2011 года, пьяная в дребадан, она родила в своей квартире живого и доношенного ребенка, бросила его на диване, а сама пошла спать. Младенец, который все это время оставался голеньким, умер в итоге от переохлаждения. Когда же мать, проснувшись и протрезвев, поняла, что ребенок мертв, она не забилась от горя в истерике. Она отнесла тельце на помойку и выбросила в мусорный контейнер.

А жительнице Красноярска, выбросившей двухмесячного сына в окно, дали год условно. Она была признана виновной в неумышленном убийстве, при том, что сама объясняла случившееся сумбурно и противоречиво: сначала говорила, что якобы сделала это во сне, не отдавая отчета своим действиям; потом заявила, что, укачивая сына, «случайно споткнулась о мячик и выронила ребенка в открытое окно».

«Возможно, кому-то приговор покажется мягким, — прокомментировала свой вердикт судья Свердловского суда Татьяна Пугачева. — Но дело в том, что обвинение предъявлено не по статье „убийство“, а именно „причинение смерти по неосторожности“. Оспаривать выводы следствия не наша задача».

Пожалел суд и многодетную сибирячку Марину Т., которая закопала в погребе новорожденного сына: ей дали условный срок и не стали лишать родительских прав на троих оставшихся у нее детей.

Настораживает, что мы до сих пор не имеем точной статистики по «родительским убийствам». В открытых источниках приводятся самые разные и весьма противоречивые данные: если верить им, то от 10 до 30 тысяч детей погибает у нас ежегодно от рук родителей.

Более реалистично выглядят цифры, которые озвучил несколько лет назад заместитель генерального прокурора Сергей Фридинский:

«С 2000-го по 2005 год в России были совершены 1 тысяча 80 убийств и 21 покушение на убийство детей. 1 тысяча 86 преступлений совершены родными родителями детей».

Иными словами, в год более 200 маленьких российских граждан оказываются загубленными самыми близкими людьми. Здесь мы в пятерке стран-лидеров по этому показателю, — вместе с Колумбией, ЮАР, Ямайкой и Венесуэлой. Но, как ни прискорбно, есть и все шансы оставить «соперников» далеко позади.

В Следственном комитете РФ отмечают: в стране резко выросло число матерей-убийц. Кошмарный рекорд — за 2011 годом: за шесть месяцев тогда было возбуждено 64 уголовных дела на мам, которые собственными руками избавились от своих малышей.

«К сожалению, жестокость по отношению к собственным детям, вообще к детям, стала отличительной особенностью нашего времени. Это факт», — признает уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов. И статистика по убийствам детей, по его словам, демонстрирует страшную тенденцию: более половины таких преступлений совершаются близкими ребенку людьми.

«Сейчас осудили в Челябинске отчима, который забил в кроватке четырехлетнего ребенка, — рассказал омбудсмен на „Вести ФМ“ — В Москве два случая сразу: мать нанесла одиннадцать ножевых ранений 9-месячной девочке, сожитель выбрасывает из окна семнадцатиэтажки ребенка одиннадцатимесячного». Затем констатировал: «Это на самом деле страшное, но регулярно повторяющееся явление».

При этом Астахов обращает внимание на крайности в работе органов опеки, которые иногда без суда изымают детей по надуманным причинам, а иногда возвращают детей, изъятых по первому требованию.

«Я занимался таким расследованием в Хабаровске, — говорит он. — Девочку маленькую, двухлетнюю, маме трижды возвращали, а мама ее нещадно избивала, пока не пробила ей голову. Эта крошка живет с дыркой в голове. Как она жива осталась — не понимаю! Но органы опеки ее трижды возвращали матери».

По мнению уполномоченного, органы опеки нуждаются в серьезном реформировании. Их нужно учить, тренировать, их нужно обеспечить необходимым числом специалистов.

Юрист Ольга Будаева, специализирующаяся на проблемах семьи и детства, также указывает на недоработку и слабую профессиональную подготовку органов опеки:

— Я думаю, пора вводить ответственность конкретных сотрудников органов опеки и попечительства, которые не предпринимают никаких действий, когда к ним поступают тревожные сигналы. Но даже если они откликаются, чаще всего у них нет никакого плана по выводу семьи из кризиса. Они его не разрабатывают. И редкие специалисты там действительно умеют работать с семьей и понимают, как это следует делать, чтобы не навредить. В данном случае требуется, образно говоря, терапия, а у них либо хирургическое вмешательство, либо — выживай сам, как хочешь. То есть либо обобрать, либо не отобрать — других методов они не знают.

«СП»: — Но и в благополучных семьях совершаются ужасные преступления. Недавно в Саратове адвоката обвинили в жестоком обращении с 9-летним сыном. Может, пора ужесточать законодательство и вводить более строгие кары для родителей-убийц?

— В обязательном порядке. Срочно. Но в настоящий момент, к великому сожалению, проблема законодательства такова, что не всегда понятно, чем законодатели руководствуются. Все говорят о росте насилия в отношении детей. А ведь 156-я статья нашего УК по поводу жестокого обращения с ребенком, она ведь предусматривает смехотворное наказание. И она, плюс к тому же, практически неприменима, потому что доказать злой умысел деяния родителя практически невозможно.

Против введения более строгого наказания за материнское убийство судья Конституционного суда в отставке Анатолий Кононов:

За подобные преступления меры наказания у нас достаточно строгие. Однако в каждом отдельном случае нужно смотреть, что это за женщина, подходить индивидуально, с учетом всех обстоятельств. Есть статья, например, — 106 (убийство матерью новорожденного ребенка), которая предполагает несколько ситуаций: убийство во время и сразу после родов, в условиях психотравмирующей ситуации и в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемость. Поэтому в ряде случаев смягчающие обстоятельства могут и должны применяться к таким матерям.

Начальник Управления по правам ребенка аппарата детского омбудсмена Виктор Зубенко так же считает, что каждый случай детоубийства следует рассматривать индивидуально:

— Я считаю, что отдельно нужно подходить к каждому такому преступлению. Смотреть, есть ли у женщины еще дети. Если, допустим, трое их, кто их будет воспитывать? Что с ними будет, если мать посадят. Потом бывают особые случаи: женщина положила ребенка с собой, а утром увидела, что он не дышит. Убила она его или это несчастный случай? Не все здесь однозначно.

«СП»: — А статистикой такого рода преступлений вы располагаете? Есть точные цифры: сколько детей погибает от рук своих родителей?

— К сожалению, у нас такой статистики нет. Мы ее не ведем. Но она, по всей видимости, имеется в Следственном комитете, и по итогам года мы как раз хотели ее запросить.

«СП»: — Ну, Следственный комитет частично уже обнародовал данные за прошлый год. Оптимизма они не внушают. Может, пора здесь что-то уже решать кардинально?

— Для меня жизнь ребенка священна. Но я не могу давать оценки суду, который принял то или иное решение. Есть закон. Он уже все предусмотрел. Если преступление совершено с особой жестокостью — это одно. И, конечно, если суд находит в деле отягчающие обстоятельства, он дает серьезный срок. Но, повторюсь, каждый такой случай он абсолютно индивидуальный. Говорить же о большом количестве слишком мягких приговоров я не могу — у меня просто такой статистики нет.

Статистика, безусловно, вещь важная. Но она, говорят, может быть и лукавой. Да и так ли уж особенно важно, пятьдесят или тридцать детоубийц были наказаны условно. Вопрос в другом: в каком-то глубинном неблагополучии общества. Иначе как объяснить то, что с нами происходит…

Вы просматриваете раздел: Против семьи и детей

Кто особенно важен для любой цивилизованной страны? Её граждане. Невозможно существование государства без населяющих его людей. Человеческая жизнь, а тем более трудоспособность, относительно коротки. Но на смену состарившимся людям подрастают их дети и внуки.

Политика России однозначна: ребёнку нужна семья. Такая, в которой каждый ребёнок мог бы в безопасности и благополучии вырасти с рождения до восемнадцати лет. Защищённость семьи и детства провозглашена российской Конституцией.

А в Уголовном кодексе имеется специальная двадцатая глава. Она посвящена злодеяниям, которые направлены против несовершеннолетних и семьи в целом. Впрочем, не только в этой главе и УК говорится о нарушениях прав детей. Итак, давайте поговорим о преступлениях против семьи и несовершеннолетних детей, их понятии, видах, составе.

Общая характеристика преступлений против семьи и несовершеннолетних

Не только двадцатая глава УК освещает преступления против детей и подростков. Во многих статьях кодекса можно встретить соответствующие квалифицирующие признаки. Однако в двадцатой главе объединены преступления, которым взрослый старше восемнадцати всё-таки может сопротивляться (хотя бы теоретически), а ребёнок или подросток – нет.

Статистика показывает: преступлений против детства и детей становится больше. По некоторым данным, в 2014 году насилию в семье подвергся 391 ребёнок, но уже в первом квартале 2015 таких жертв было без малого шестьсот. Правда, находятся своего рода оптимисты. Есть утверждение, что преступлений против детей больше не стало, просто о них начали чаще сообщать. Где именно здесь истина – решить трудно. Невозможно исключить какой-либо вариант.

Практически каждый слышит за стенами своей квартиры, в подъезде, во дворе, на улице детские крики. Что это – избалованность ребёнка, его невоспитанность, попустительство старших? Или всё-таки насилие, игнорирование элементарных потребностей, какое-то принуждение, угрозы?

Однако к родителям с такими детьми в России редко приезжает полиция. Преступления в отношении детей часто совершают внешне абсолютно благополучные родители. Такие, которые работают, не страдают явными алкоголизмом и наркоманией, производят хорошее впечатление в целом.

Всё больше должников по алиментам. Дети, подростки и престарелые родители годами ждут погашения задолженностей. Сейчас в России ориентировочно два миллиона детей-кредиторов, а общая сумма родительского долга превышает десять миллиардов.

Статистика МВД, которая охватывает любые преступления против несовершеннолетних, даёт шокирующие данные. Число детей и подростков, которые стали жертвами преступлений, держится возле отметки в 90 тысяч человек.

Теперь после общей рассмотрим уголовно-правовую характеристику преступлений против семьи.

Уголовно-правовое описание злодеяний

Если говорить о двадцатой главе УК, то все преступления обладают общими признаками:

  • объектом преступлений против семьи и несовершеннолетних признан необходимый уровень психического, физического, умственного развития ребёнка, поскольку любое преступление может нанести серьёзную травму;
  • объективная сторона чаще всего заключается в действиях, только неуплата алиментов и уклонение от обеспечения и воспитания ребёнка могут, напротив, стать результатом бездействия;
  • с субъективной стороны умысел может быть только прямым;
  • субъектом может стать каждый злоумышленник старше восемнадцати лет, хотя во многих случаях субъект специальный – родитель, педагог, любой другой человек, который по своей должности или статусу обязан воспитывать детей.

Виды преступлений

Теперь рассмотрим, какие именно статьи УК РФ, отвечающие за преступление против семьи и несовершеннолетних, объединены двадцатой главой УК:

  1. В статье 150 рассматривается склонение ребёнка/подростка к преступному образу жизни.
  2. Антиобщественным действиям посвящена 151-я статья. Здесь рассматривается склонение несовершеннолетних к пьянству, злоупотреблению дурманящими веществами, скитанию, попрошайничеству.
  3. Статья 151.1 касается продажи несовершеннолетним спиртного.
  4. Подмена ребёнка – область освещения 153-й статьи.
  5. Незаконному взятию ребёнка на воспитание (под опеку, на усыновление) и разглашению тайны в сфере усыновления посвящены соответственно статьи 154 и 155.
  6. 156-я статья касается недобросовестных во многих отношениях родителей/педагогов, которые вместо воспитания своих подопечных демонстрируют жестокое обращение.
  7. Наконец, статья 157 посвящена неуплате алиментов. Здесь потерпевшими могут быть не только дети, но и нетрудоспособные родители.

Важно учесть: перечисленные выше преступления при отсутствии определённых обстоятельств расцениваются как правонарушения.

Подробнее такие ситуации рассматриваются отдельно. Также можно упомянуть и увольнение беременной женщины, преступление, которое хоть и не относится к 20-й книге УК, но также имеет отношение к семье и преступлениям против нее.

Все рассмотренные нами в отдельных статьях преступления против семьи и несовершеннолетних снабжены судебной практикой, данными статистики и практическими советами.

Методы и способы профилактики

Можно ли представить нашу страну без маленьких бродяг и попрошаек? Как убедить подростков, что алкоголь – это вредно, а пары клея лишь создают иллюзию счастья? Почему одни педагоги демонстрируют высокий профессионализм и общую культуру, а другие буквально тиранят своих подопечных? Как случается, что в семьях подрастают неродные малыши, которых перепутали нерадивые медработники?

Каким образом дворовые сплетни приобретают разгул в масштабах целых населённых пунктов? Как уберечь усыновлённого ребёнка от травмы узнавания? Быть может, просто не делать из усыновления тайны? Чем объясняются огромные долги по алиментам? Почему вообще в России можно годами оставлять без внимания своих детей или престарелых родителей?

На эти и другие аналогичные вопросы можно дать множество ответов. Одни будут ссылаться на несовершенство законодательства. Другие – на чрезмерную мягкость наказаний. Найдутся примеры несовершенства судебной системы, недобросовестности ответственных работников.

Профилактическая работа ведётся, в этом нет сомнений. Ещё относительно недавно никто в России не был знаком с понятием «детский омбудсмен». Уже в детских садах воспитанникам объясняют: если родители их бьют, обижают, об этом нужно сообщить.

Ребёнок или подросток может обратиться в полицию, в кризисный центр, в медицинское учреждение. Кроме того, сейчас специалистов разных областей обучают работе с потенциально неблагополучными родителями. Цель – помочь в трудной ситуации, облегчить воспитание ребёнка, предотвратить нарушение его прав.

Основные методы работы – это беседы, разъяснения. Однако если налицо будет опасность для здоровья и/или жизни ребёнка, его могут незамедлительно забрать из семьи.

Очевидно, что сделано всё ещё недостаточно. Многие утверждают, что быть хорошими родителями/педагогами мешает финансовое неблагополучие. Это утверждение часто признаётся сомнительным.

В семьях с достатком дети порой рано приобщаются к алкоголю или сбегают из дома, становятся бродягами. Даже педагоги с впечатляющим стажем и неплохим окладом временами формируют в детях склонность к преступлениям.

В целом меры профилактики преступлений против детей и подростков ещё требуют доработки. Не исключается, что и меры уголовной ответственности за преступления против семьи со временем будут ужесточаться. Нет сомнений: многие российские семьи и дети по-настоящему нуждаются в защите на различных уровнях, включая законодательный.

Танин праздник


С Ирины Маликовой снято обвинение по ст. 156 УК РФ (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего) …

Сколько может длиться беззаконие? Иногда кажется, что мрак покрывает жизнь настолько плотным слоем, что дождаться проблесков света не удастся уже никогда. Но рано или поздно, обязательно наступает конец этой бесконечной удушающей пелене, и жизнь снова играет всеми красками, оставляя в небытии страхи и отчаяние.

Почти год назад, в июле 2010 г., работники опеки г. Балашихи по приставной лестнице через открытое окно второго этажа проникли в дом, где находилась Ирина Маликова и её девятилетняя дочь Таня, ухаживавшие за неизлечимо больной бабушкой, после чего девочка была силой отнята у матери и впоследствии передана в опекунскую семью.

После вторжения социальных служб в семью мать, не пьющую, ни разу не тронувшую ребёнка пальцем, не только лишили дочери, ограничив в родительских правах, но и предъявили более чем серьёзное обвинение — по так называемой «жестокой статье» 156 УК; в случае установления вины эта статья делает невозможным для матери воспитание собственного ребёнка. Ирина не понимала, в чем виновата, на расспросы отвечала, что обвиняют в «ограничении питания», «ограничении одежды» и в том, что, дескать, «гулять не пускала» — «но это всё неправда».

Отобранная у матери девочка стала жить в соседнем доме у бывшей «приятельницы» матери, профессионального опекуна Горихиной, которая помимо Тани воспитывала ещё двух приёмных детей и свою двенадцатилетнюю дочь. Горихина какое-то время до этого по собственной инициативе познакомилась с Ириной Маликовой на улице, пригласила её к себе в гости, а затем и сама стала частым гостем в семье Маликовых, хозяйка которого стала считать её своей подругой.

Уже на третий день она запретила матери и дочери встречаться — пришлось Ирине искать защиты в суде. Она написала в опеку заявление с просьбой установить порядок встреч с дочерью «в течение всего дня в выходные», просьба была удовлетворена, правда, со странной оговоркой — «на усмотрение опекуна», но воспользоваться этой возможностью близким людям удалось только один раз.

Попав, наконец, домой, в родные стены, Таня «обмякла», радовалась общению с мамой, нехитрой, но родной обстановке, и когда пришла пора возвращаться в опекунский комфорт, расплакалась, не желая никуда уходить.

«Ну что ты, не плачь, — успокаивала её Ирина, верящая, что всё начинает меняться к лучшему, — потерпи немного, скоро всё наладится, а в следующие выходные — опять весь день вместе». Таня — послушная девочка, и веря маминому обещанию, она обречённо отправилась в постылый дом.

Но в следующие выходные они не смогли встретиться: когда Ирина Маликова позвонила в пятницу Горихиной с целью уточнить время встречи с дочкой, неожиданно выяснилось, что всё изменилось: после долгих дозвонов опекун наконец-то взяла трубку и сообщила, что к Тане отношения больше не имеет, где та сейчас находится, не знает, и говорить с Ириной больше не намерена, после чего отключила телефон.

Вне себя от страха за жизнь дочери, Ирина не знала куда бежать и что делать. На помощь совершенно растерявшейся женщине пришли активисты Межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество» и приняли живое участие в решении непростых вопросов, связанных с этой семьёй.

Когда Ирина Маликова с помощниками разыскали Таню в инфекционном отделении детской больницы г. Балашихи, помещённую туда как безнадзорную, выяснилось, что Горихина вечером 18 марта 2011 г. просто вернула её в опеку — «сдала» как вещь, которая больше не нужна. А причиной неожиданного поступка, как позднее выяснилось, стали обнаруженные опекуном на теле Тани (на спине, груди, ногах, руках) множественные ушибы, укусы, царапины, а на голове — участки проплешин от вырванных волос. Позднее десятилетняя Таня рассказала маме, а та записала на диктофон, что всё это — дело рук родной дочери Горихиной, которая «на правах хозяйки дома» систематически истязала и унижала её, угрожая физической расправой в случае, если та пожалуется взрослым.

Но, как ни странно, ни прокуратура, ни ОВД, куда с помощью общественников обратилась Ирина Маликова, совсем не отреагировали на её заявления об истязаниях дочери и дружно прислали отказы в возбуждении уголовного дела. Потому что у них была «более важная задача» — наказание «преступной» матери за вымышленную жестокость (бедность семьи, отсутствие прививок у ребёнка и т.п.). А девочка вполне успешно могла себя покусать и исцарапать сама, пусть даже и за спину — по крайней мере, опека официально выдвинула именно эту версию.

При этом начальник управления опеки Казанцева И.И. никак не реагировала на обращения перепуганной матери, на её просьбы объяснить происходящее и дать увидеться с девочкой — вместо этого к Тане приставили охрану, которая бдительно следила за тем, чтобы не допустить встречи с мамой, а Ирине отвечали, что поскольку она ограничена в правах, никто ей ничего рассказывать не будет.

29 марта 2011 г. Балашихинский суд к всеобщей радости принял решение о восстановлении Ирины Маликовой в родительских правах, а 21 апреля 2011 г., после выздоровления матери, внезапно заболевшей из-за переживаний, произошло долгожданное воссоединение близких людей. Радоваться бы, да не с чего — над головой Ирины как дамоклов меч, по-прежнему маячила «страшная 156-я»: признают виновной — прощай, дочка.

Суд неумолимо приближался, и на его заседаниях были заслушаны свидетели. Ни участковый инспектор, ни соседи Ирины в своих свидетельских показаниях кроме того, что «в квартире было грязно», «в холодильнике не было еды», «сантехника не работала» (речь шла о бабушкиной квартире), ничего криминального за малообеспеченной семьёй не обнаружили. При этом каждый из них отмечал, что мама и дочка «очень привязаны друг к другу», «отношения между ними отличаются теплотой», «девочка весёлая, общительная. хорошо и чисто одетая. создалось впечатление, что она меняла одежду каждый день», «вся семья очень любила девочку», «когда девочку отобрали, Ирина говорила, что умрёт без дочки». К тому же свидетели в один голос говорили, что какая бы бедность ни была, ребенка от матери забирать нельзя.

Справедливости ради нужно сказать, что не все чиновники проявили в этой истории жестокосердие. Председатель Балашихинской комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (КПДН и ЗП) Золотарёва Л.Л. явила собой редко встречаемый пример отзывчивости и человеческой заботы: так, Маликовым для девочки привезли стол и кровать, помогли по хозяйству — словом, сделали то, что инструкциями не предусмотрено, но по велению сердца, случается, происходит.

И вот 10 июня 2011 г. состоялось последнее заседание уголовного суда по делу Ирины Маликовой.

Суд отклонил ходатайство защиты об отводе судьи, который после уже состоявшихся в деле прений, решил вернуться к опросу свидетелей и заслушать бывшего опекуна Тани Маликовой гр. Горихину, в семье которой Таня получила травмы. Заседание продолжилось, и Горихина предстала на свидетельском месте. В то время, когда шло судебное заседание, судье позвонили из опеки на рабочий телефон, она разговаривала односложно: «да. да. да, я приму это к сведению».

Обвинение очень старалось доказать, что Ирина Маликова — жестокая мать, что беспорядок, обнаруженный в квартире её родителей — свидетельство её личной вредоносности. Перед допросом Горихиной прокурор Шавырина и судья стали настаивать на том, чтобы Таня в это время находилась в коридоре, но девочка, которой уже исполнилось 10 лет, отказалась уходить, пришлось учесть её мнение и оставить её в зале суда.

Прокурор задавала вопросы относительно первого допроса Тани Маликовой, материалы которого бросали тень на Ирину. Горихина призналась, что Таню перед допросом не предупреждали о том, что она имеет право не свидетельствовать ни против своей мамы, ни против себя лично. После допроса протокол ей не зачитывался, да и сама Горихина подписала его, как она сказала. случайно. Таким образом, всем стало ясно, что Таня даже не знала, что было написано «с ее слов» в том самом протоколе, ради которого судья изменила порядок ведения дела и допустила нарушение уголовно-процессуального производства.

К тому же Таня, слышавшая показания Горихиной о том, что ей в опекунской семье жилось очень хорошо, ей там очень нравилось, и она не хотела никуда уходить, со своего места энергично протестовала против таких слов, качала головой и выражала несогласие выразительной мимикой. А её мама в своём выступлении позднее сказала, что Таня пожаловалась ей, что в семье Горихиной её отправляли зимой в школу в одних тонких колготках, и от этого она очень мёрзла, но и помимо этого нужно понимать, насколько хорошо жилось девочке в доме, где её били.

После допроса Горихиной прокурор опять говорила о жестоком отношении матери к ребенку, которое выразилось в непосещении матерью с ребёнком детской поликлиники и нарушении «календаря прививок».

Ирина Маликова в своём последнем слове зачитала ряд положительных характеристик, представленных на неё с места работы, от соседей, сказала, что судить её не за что, она — хорошая мать, которая любит своего ребёнка, и ребёнок любит её. После этого суд удалился для вынесения приговора, а присутствующие с замиранием сердца ждали его возвращения. И вот, наконец, зачитывается решение суда: обвинение по ст. 156 УК РФ с Ирины Маликовой снято! Радовались все, Ирина от счастья заплакала.

После окончания заседания в ожидании выдачи письменного решения суда активисты движения «Семья, любовь, Отечество», Таня и Ирина Маликовы и их адвокат завели разговор с прокурором Шавыриной. Как-то не давал никому покоя простой вопрос: отчего так добивается разлучения десятилетней девочки с любящей её непьющей матерью человек, по долгу службы обязанный охранять счастье ребёнка?

«Неужели у нас уже нет преступников, которых надо судить по УК? За что вы решили осудить меня?» — спрашивала у женщины-прокурора Ирина, искренне не понимая, как может какой-то мундир лишать человека материнской солидарности. А маленькая Таня проявила несвойственную возрасту мудрость, заявив, что эти суды по существу сами являются жестоким обращением по отношению к ней.

Общественники и адвокат говорили, что в данном вопросе более важен человеческий подход, нежели судебный, но прокурор стояла на своём: она действует «исключительно в интересах ребенка», и прокуратура будет обжаловать решение суда.

Ни на один из заданных вопросов: «Почему прокуратура не действовала «в интересах ребенка», когда Таню сдали в приют избитую? Почему не стала заниматься фактом истязания и отказалась расследовать этот случай? Если допустить, что Таня «сама себя избила», то выходит, что этому её научили в семье Горихиной — в родной семье таких случаев никогда не было? Не является ли это жестоким обращением по отношению к ребенку?» — ответов от прокурора так и не получили.

Напротив, г. Шавырина попросила секретаря побыстрее выдать ей на руки решение суда, и тут же удалилась, очевидно, готовить документы для скорейшего «спасения» Тани от матери и помещения её в детский дом — «в её же интересах». Оправдательное решение суда вступит в силу через 10 дней, и у неё ещё есть время на то, чтобы побороться за наполняемость казённых учреждений.

Участники движения «Семья, любовь, Отечество» очень надеются, что ничего у прокурора не выйдет. Что здравомыслие победит, пусть не у отдельно взятого чиновника, но в целом — у всех тех, от кого зависит судьба маленькой девочки, уже испытавшей на себе что такое — быть маминой, а стать ничьей — той, которую можно будет бить, кусать, царапать, заставлять делать разные неположенные вещи, и пожаловаться будет некому, а маме заступиться просто не позволят.

Участники движения, традиционно защищающего интересы семьи, неизменно верят, что всё равно победит справедливость — потому что хотя у отдельно взятых людей в наши дни иногда наступает помутнение разума и спутанность смыслов, но основные законы бытия никто отменить не сможет.

И ещё они очень надеются, что свои уроки из тяжёлой истории со счастливым концом извлекут все — и мама, и социальные службы, и призванная защищать закон и детей прокуратура, и все мы. Уроки, ошибки в которых могут стоить судьбы. Это — слишком высокая цена, и нам она не по карману. Значит, нужно вспоминать о доброте, сострадании, помощи, долге, ответственности, о любви, наконец.

Комментарий:

Л.И. Тропина, Председатель Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при Губернаторе Московской области, засл. юрист РФ:

Узнав о том, что в отношении Маликовой Ирины вынесен оправдательный приговор по ст.156 УК РФ, сильно не удивилась и не впечатлилась, так как на стадии возбуждения уголовного дела и в период его расследования выказывала уверенность в том, что состав данного преступления в ее действиях отсутствует. Хорошо знаю правоприменительную практику данной категории дел, где в отношении привлеченных к уголовной ответственности должны быть весомые доказательства.

Мне с первого момента не импонировало, что дознание заняло «однобокую» позицию, не желая удовлетворять ходатайства Ирины и ее адвоката о приобщении к делу материалов, которые положительно характеризуют Ирину. Об этом мною неоднократно направлялась информация и в прокуратуру, и в дознание, с приложением материалов, положительно характеризующих ее как мать, для приобщения к делу, где я просила объективности при расследовании. Сожалею, но комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав не являются участниками судопроизводства, чтобы полноценно выполнять свои правозащитные функции.

Балашихинская комиссия много сделала для восстановления кровной семьи и воссоединения матери с дочерью. Ирина сложно идет с ними на контакт, и меня это постоянно печалит. Конечно, помощь государства, в том числе с участием соцзащиты, опеки, профессиональных психологов должна была «примчаться» значительно раньше, когда еще были живы родители Ирины, и ребенок ещё был маленьким. При этом с родителей ответственность не снимается. Но у меня было понимание того, что в свете всех произошедших с данной семьёй событий работать с ней необходимо максимально грамотно и аккуратно, внимательно изучая все обстоятельства, повлекшие за собой столь травматичные для всех членов семьи события, помогая ей найти верный курс в более чем непростой ситуации.

Поэтому я очень рада, что рядом с семьёй оказались представители движения «Семья, любовь, Отечество» — организации, участники которой способны не только конструктивно критиковать, но в первую очередь, помогать. Была приятно удивлена тем, что они оказались непохожими на современных «репетиловых» — «шумим, братец, шумим».

Помимо реальной физической, да и материальной помощи, им удалось главное — удалось помочь установить контакт: между матерью и дочерью, между общественностью и социальными службами, между семьёй и обществом. Это была конкретная работа по социальному сопровождению, в самом верном понимании этого слова, и было бы замечательно, если бы такое понимание проблемы разделяла максимально большая часть общества.

Из Маликовой, с которой знакома и нашла контакт, я не склонна делать героиню. Ей есть в чём совершенствоваться, есть куда расти, главное, что дочка любит ее, поэтому ради дочери ей нужно критически отнестись к себе, многое пересмотреть и сделать все, чтобы у дочки было счастливое детство и дальнейшая жизнь, чтобы она гордилась матерью.

До настоящего времени осталось много вопросов по постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела по факту нанесения телесных повреждений дочери Маликовой в период, когда она проживала в приемной семье. По моему требованию на следующий день после получения девочкой телесных повреждений сотрудники Балашихинской комиссии направили ее в медицинское учреждение, хотя опека должна была сделать это незамедлительно накануне. По отказному много вопросов, и мною об этом ставились в известность ГУВД Московской области и прокуратура. Просьба привлечь к уголовной ответственности лиц, виновных в нанесении несовершеннолетней Тане телесных повреждений, до настоящего времени оставлена без внимания. Но мы всегда упорны и последовательны.

Послесловие

28 мая, в тяжёлые дни судебных мытарств, у Тани Маликовой наступил день рождения — именно благодаря ему Тане 10 июня удалось остаться в зале суда (с 10 лет мнение детей в суде выслушивается наравне с мнением взрослых), когда заслушивали показания её бывшего опекуна Горихиной, и заявить о своём несогласии с услышанным — но тем днём детской радости, настоящим «днём варенья», который размягчает взрослые сердца и дарит волшебство детям, он тогда не стал.

А 12 июня, в день Святой Троицы, активисты межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество», приехали к Маликовым, чтобы поздравить их с тройным праздником — нашим большим церковным праздником, оправданием Ирины в суде и днём рождения Тани.

Он, наконец, пришёл, настоящий день рождения Тани. Его решили устроить на природе, и всё было, как у всех, и всё было, как положено — гости, подарки, сладости и угощения. Было много шуток, смеха, веселья — всё, без чего никак не может пройти детский праздник. Потом купались в речке, и Таниным восторгом от чудесного летнего дня, солнца, брызг воды были полны все присутствовавшие. Настоящий день рождения, когда всё — только для тебя, мама рядом, и ничего плохого в жизни просто нет. Танин праздник!

Детское счастье, о котором мы сейчас непрестанно говорим с высоких трибун, состоит именно из таких дней, в основе которых всегда лежит уверенность в том, что у тебя есть дом, люди к тебе добры, а родители — всегда рядом. И тогда солнце светит из любой тучи, а от мрака не остаётся и следа.

Л.А. Рябиченко, руководитель Межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество», член Центрального совета движения «Народный собор»

Смотрите так же:

  • Исковое заявление о содержание матери Образец заявления на алименты на содержание жены до 3 лет Семейное законодательство нашего государства стоит на защите имущественных и неимущественных прав граждан, особенно незащищенных. Например, право на алиментные выплаты имеют не только […]
  • Если ребенок родился мае Рожденные в мае Людям, рожденным в мае, благоволит планета Венера. Они принадлежат либо к знаку Тельца (с 21 апреля по 21 мая), либо к знаку Близнецов (с 21 мая по 20 июня). Для создания успешного будущего им лучше принимать важные решения в […]
  • Как пишется заявление на аттестацию ДЕТСТВО-ГИД DETSTVO-GID — сайт для родителей и педагогов Популярные записи Свежие комментарии admin к записи «Речевой дворик» как форма речевой развивающей предметно-пространственной среды Елена к записи Темы по самообразованию: ранний […]
  • Имущественный вычет на ремонт купленной квартиры Как получить имущественный вычет за ремонт квартиры? Налоговое законодательство РФ дает право гражданам оформлять имущественный вычет на основе произведенных расходов на ремонт купленной квартиры. Рассмотрим то, каким образом данное право может […]
  • Что такое частичное лишение родительских прав Лишение матери родительских прав: причины и основания К сожалению, не всегда мать осознает принятой на себя ответственности за рождение маленького человека и не желает никаким образом менять свою жизнь и устоявшиеся привычки. Горе-матерей общество […]
Комментарии запрещены.