24 ч1 п2 ук рф

24 ч1 п2 ук рф

Что означает статья 24 п.2 ч.1 УПК РФ

Здравствуйте, моего несовершеннолетнего сына обвиняют в поджоге хоз построек . была проведена проверка органами дознания по результатам которой было инспектором ПДН вынесено решение на основании п.2 ч.1 ст 24 УПК РФ то есть в связи с отсутствием в действиях несовершеннолетнего состава преступления предусмотренного ст.168 УК РФ. обьясните пожайлуста что это такое? как это понять?

Ответы юристов (3)

Есть вопрос к юристу?

Эта статья означает, что органами дознания установлено, что Ваш сын не совершал преступление и следовательно в последствии не может быть привлечен к уголовной ответственности.

Уточнение клиента

Спасибо большое,наш адвокат которого мы наняли говорит что эта статья гласит о том что мой сын виновен но так как он несовершеннолетний не может привлекаться к уголовной ответственности а с меня как с родительнице могут взыскать все причиненные убытки хозяевам,

04 Апреля 2015, 21:18

3. Уголовное преследование в отношении лица, не достигшего
к моменту совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, возраста, с
которого наступает уголовная ответственность, подлежит прекращению по
основанию, указанному в пункте 2 части первой статьи 24 настоящего Кодекса. По
этому же основанию подлежит прекращению уголовное преследование и в отношении
несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает
уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не
связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать
фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и
руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом.

ст. 27, «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от
18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 08.03.2015)

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

1. Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям:

1) отсутствие события преступления;

2) отсутствие в деянии состава преступления;

3) истечение сроков давности уголовного преследования;

4) смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;

5) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса;

6) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 части первой статьи 448 настоящего Кодекса, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 — 5 части первой статьи 448 настоящего Кодекса.

2. Уголовное дело подлежит прекращению по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой настоящей статьи, в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом.

3. Прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования.

4. Уголовное дело подлежит прекращению в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех подозреваемых или обвиняемых, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 24 УПК РФ

1. Уголовное дело не может быть возбуждено, а если оно уже возбуждено, то подлежит прекращению, если установлено хотя бы одно из нижеизложенных обстоятельств:

а) отсутствие события преступления, иначе говоря, отсутствие самого деяния, которое предполагалось имевшим место (например, передачи денег, которая предположительно расценивалась как дача взятки, не было вообще; сведения на этот счет оказались ошибочными). В силу презумпции невиновности к отсутствию события преступления, фигурировавшего в поводе к возбуждению дела, остались неразрешимые сомнения. Они толкуются в пользу обвиняемого и уравнивают реабилитирующие формулировки «отсутствие события преступления» и «неустановление события преступления»;

б) отсутствие в деянии состава преступления, когда само деяние подтвердилось, однако оно не содержит (или по крайней мере не установлено, что содержит) все обязательные признаки состава преступления. Например, препятствием для дальнейшего движения дела ввиду отсутствия состава преступления может служить тот факт, что по поводу дорожно-транспортного происшествия, в котором погиб пешеход, несмотря на все принятые меры, так и не удалось установить, имел ли водитель техническую возможность избежать наезда, иначе говоря, есть ли в его действиях необходимые признаки субъективной стороны состава преступления. В отличие от отсутствия события преступления, которое снимает все вопросы о какой бы то ни было ответственности лица, окончание производства по уголовному делу за отсутствием состава преступления не исключает иных видов юридической ответственности. Так, в нашем примере остается открытым вопрос о гражданско-правовой имущественной ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности. К отсутствию состава преступления приравниваются случаи, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом, который в подобных ситуациях всегда имеет обратную силу;

в) истечение сроков давности уголовного преследования, которое в качестве основания для отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения базируется на уголовно-правовом учении о сроках давности. Его стержень образует гуманная идея, согласно которой уголовное преследование не может вечно висеть дамокловым мечом над виновным. В этой связи уголовным законом установлены сроки давности привлечения к уголовной ответственности, дифференцированные в зависимости от тяжести совершенного преступления, условия приостановления течения таких сроков и другие положения, образующие основу для частных теорий, составляющих единое учение о давности в уголовном праве. При решении вопроса о том, не истекли ли сроки давности и не надлежит ли по этому основанию в возбуждении уголовного дела отказать или возбужденное уголовное дело прекратить, следует руководствоваться статьей 78 УК, на которой базируется вышеупомянутое учение;

г) смерть подозреваемого или обвиняемого влечет за собой отказ в возбуждении уголовного дела или его прекращение, потому что, как говорили в древности, mors omnia solvit (смерть решает все вопросы); судить некого. Исключение составляют случаи, когда заинтересованные лица, будучи уверенными в его невиновности, ходатайствуют о продолжении судопроизводства в целях реабилитации и восстановления доброго имени покойного. В подобных случаях производство по делу должно быть продолжено в обычном порядке вплоть до заочного судебного разбирательства. По смыслу Постановления Конституционного Суда РФ от 14 июля 2011 г. N 16-П (Российская газета. 2011. 29 июля) на основании пункта 4 части первой комментируемой статьи уголовное дело не может быть прекращено без согласия близких родственников умершего, а федеральному законодателю предстоит конкретизировать перечень лиц, которым, помимо близких родственников, может быть предоставлено право не согласиться с прекращением уголовного дела и настаивать на продолжении производства по нему с целью реабилитации покойного. Согласно позиции Конституционного Суда РФ к подозреваемым и обвиняемым, о которых прямо говорится в упомянутом пункте части первой комментируемой статьи, приравниваются все другие лица, в отношении которых уголовное дело прекращено по данному нереабилитирующему основанию, хотя никакого участия в досудебном производстве они не принимали, поскольку смерть наступила до возбуждения уголовного дела. При этом в Постановлении КС ничего не говорится о том, констатировалась ли виновность умершего в совершении преступления в следственных документах, по поводу которых состоялось обращение в Конституционный Суд. При всей своей нравственной выдержанности такой подход спорен и зыбок; он уводит решение проблемы от платформы правоотношений в сторону, где понятие реабилитации вообще ни при чем;

д) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено только по его заявлению (дела частного и частно-публичного обвинения — см. текст статьи 20 и комментарий к ней);

е) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления, которое касается только двух высших должностных лиц правоохранительной системы государства — Генерального прокурора РФ и председателя Следственного комитета РФ. К отсутствию такого заключения приравнивается отсутствие согласия внесудебных органов, перечисленных в пункте 6 части первой комментируемой статьи, на уголовное преследование, в отношении которых нормами главы 52 УПК установлен особый порядок уголовного судопроизводства (см. входящую в эту главу статью 448 УПК и наш комментарий к ней). Отсутствие заключения или согласия исключает дальнейшее уголовное судопроизводство категорически, без вариантов.

2. Прекращение уголовного дела означает полное окончание производства по нему, никакие процессуальные действия больше не производятся. Дальнейший путь такого дела — только в архив. Если же по такому делу имелось лицо, в отношении которого было начато уголовное преследование, а это значит, что в деле существовала процессуальная фигура подозреваемого или обвиняемого, прекращение дела влечет за собой и прекращение уголовного преследования по тому же основанию, по которому прекращено производство по делу в целом.

Статья 24 Конституции РФ

1. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

2. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Комментарий к Статье 24 Конституции РФ

1. Часть 1 комментируемой статьи 24 придает особое значение защите информации о частной жизни лица, поскольку любое несанкционированное информационное вмешательство в сферу частных отношений не только умаляет достоинство личности (ч. 1 ст. 21 Конституции), делая ее объектом внешнего манипулирования, но и представляет реальную угрозу праву на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны (ст. 23, 25 Конституции), иным правам и свободам, связанным с самоопределением личности (ст. 26, 28-30 и др.).

Характерно, что само понимание и развитие права на информационную защиту частной жизни было обострено примерами тоталитарных режимов ХХ в. с их стремлением к всеобщему наблюдению и тотальному контролю за личностью, наиболее провидчески описанному в известном романе Дж. Оруэлла «1984 год». Не менее актуальна эта проблема и в настоящее время в связи с изобретением и развитием технических средств наблюдения, которые позволяют без труда анонимно вторгаться в частную жизнь, с распространением электронно-компьютерных систем и информационных сетей, способных накапливать, хранить и использовать неограниченные базы индивидуальных данных и не дающих абсолютных гарантий их сохранности, с повышением чисто коммерческой ценности любой информации, в том числе информации о частной жизни.

Право на частную жизнь, в том числе на информационное невмешательство в нее, основывается на идее самоопределения и автономности личности, свободе индивида в приватной, интимной сфере его жизни от внешнего контроля со стороны государства и общества. Это сфера, куда не должна проникать правовая регламентация, но граница которой должна быть защищена законом. И хотя границу эту определить чрезвычайно трудно, она должна толковаться максимально широко в пользу личных прав.

В американской конституционной практике право на неприкосновенность частной жизни (прайвеси), иногда определяемое как «право быть оставленным в покое», первоначально возникло как потребность в защите от так называемой желтой прессы и в дальнейшем стало трактоваться весьма широко, включая защиту от произвольного вмешательства власти в частные отношения. Немецкая правовая доктрина сформулировала по этому поводу идею информационного суверенитета личности. Практика толкования Европейским Судом по правам человека ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающей право на неприкосновенность частной жизни, пошла по пути признания в этой норме весьма широкого объема правомочий, образующих «хартию личной независимости», подводя под понятие «частная жизнь» практически неограниченный круг отношений.*(247)

Американский ученый А. Вестин в книге «Приватность и свобода» сформулировал четыре формы приватности: «уединение», исходящее из потребности быть избавленным от наблюдения посторонних; «интимность», предполагающая замкнутость и добровольность общения; «сдержанность» как форма соблюдения психологического барьера с окружающими»; «анонимность» как стремление остаться неузнанным в общественном месте.*(248) Таким образом, частная, приватная сторона жизни покоится на естественных человеческих потребностях и интересах, противостоящих публичному вмешательству и контролю. Человек вправе контролировать свою личную жизнь и ограничивать доступ к ней кого бы то ни было.

Действующий в настоящее время Закон об информации, информационных технологиях и защите информации определяет информацию как сведения (сообщения, данные) независимо от формы их предоставления. Конфиденциальность информации определяется как обязательное требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя (ст. 2). Очевидно, что всякие сведения о частной жизни лица обладают конфиденциальным характером, однако определить их перечень в законе было бы затруднительно и вряд ли целесообразно, поскольку это неминуемо сужало бы понятие частной жизни и объем гарантий ее защиты. Бесспорно, что право на неприкосновенность частной жизни связано с целым рядом других основных прав и свобод, определяющих индивидуальность и автономию человеческой личности. Во всяком случае к конфиденциальной информации о частной жизни следует отнести сведения о расовом, национальном и социальном происхождении лица, данные о его духовном мире, об отношении к религии, о взглядах, мнениях и убеждениях, о морально-значимом поведении, данные о неофициальном общении и межличностных связях, семейных и интимных отношениях, сведения о принадлежности его к общественным объединениям, о здоровье, имуществе, доходах, о профессиональной деятельности, иные факты его биографии и жизни, которые он не считает возможным опубликовать. Лишь само лицо вправе определять, какие именно сведения имеют отношение к его частной жизни и какова степень чувствительности для него той информации о ней, раскрытие которой повлечет для него душевную боль или моральный ущерб.

Между тем существует другая проблема. Множество государственных и муниципальных органов, юридических и физических лиц в силу своей компетенции или характера и целей деятельности накапливают у себя, хранят и используют данные, в том числе в виде компьютерных баз и информационных систем, которые содержат сведения, относящиеся к частной жизни граждан, а в определенных случаях обязывают их предоставлять им информацию такого рода. Это прежде всего правоохранительные органы, органы специального учета и регистрации, налоговые службы, медицинские пенсионные учреждения, работодатели службы бытовых услуг, банковские, страховые, маркетинговые и иные коммерческие организации и службы и т.д.

Информация подобного рода может составлять содержание государственной, налоговой, врачебной, коммерческой, служебной, личной или семейной тайны. Специалисты насчитывают более 20 видов конфиденциальной информации, регулируемой сотнями законов и иных нормативных актов.*(249) С точки зрения требований ч. 1 ст. 24 Конституции РФ наиболее уязвимой является такая информация, по которой можно персонифицировать отдельную личность и которая находится вне пределов постоянного контроля данного лица. Законодательство РФ выделяет информацию такого рода в отдельную категорию персональные данные, которая хотя и пересекается с формулой «информация о частной жизни», но не вполне идентична ей.

Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» относит к персональным данным любую информацию, относящуюся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу (субъекту персональных данных), в том числе фамилию, имя, отчество, год, месяц, дату и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессию, доходы, другую информацию (ст. 3). Отдельно Закон выделяет биометрические персональные данные (ст. 11). Указанный Закон регулирует порядок обработки (сбора, систематизации, накопления, хранения, использования и распространения) персональных данных, в том числе с использованием средств автоматизации, для всех операторов, включая органы государственной власти и местного самоуправления, юридических и физических лиц.

Принципы и условия обработки персональных данных соответствуют основным требованиям международных актов — Конвенции «О защите личности в связи с автоматической обработкой персональных данных», принятой в 1981 г. Советом Европы, а также рекомендациями Комитета Министров государств — членов Совета Европы 1986 и 1987 г., касающихся использования и защиты персональных данных. Так, персональная информация относится к категории конфиденциальной и не может распространяться без согласия субъекта. Обработка персональных данных допускается только с согласия субъектов персональных данных, за исключением случаев, перечисленных в законе. Сбор персональных данных должен осуществляться законным и добросовестным образом, исключительно в соответствии с определенными и заявленными целями и законными полномочиями оператора. Сведения должны носить точный и достоверный характер и не превышать необходимого для данных целей объема и срока хранения (ст. 6, 7).

Закон особо оговаривает недопустимость обработки специальных категорий персональных данных, касающихся расовой, национальной принадлежности, политических взглядов, религиозных или философских убеждений, состояния здоровья, интимной жизни. Хотя и здесь предусмотрены определенные исключения (ст. 10). Одним из условий автоматизированной обработки персональных данных является то, что такая обработка сама по себе не может порождать юридические последствия в отношении субъекта этих данных (ч. 1 ст. 16).

Субъект персональных данных при определенных условиях имеет право доступа к своим персональным данным, право на получение сведений об их содержании, источнике получения и иных лицах, имеющих доступ к его данным от оператора, о целях и способах обработки данных, право требовать их уточнения, блокирования или уничтожения. Он также дает письменное согласие на включение своих персональных данных в общедоступные источники (справочники, адресные книги и т.п.) (ст. 8, 14-17).

Закон налагает на оператора обязанность принимать необходимые организационные и технические меры для защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, распространения, а также от иных неправомерных действий. Контроль и надзор за обработкой персональных данных возлагается также на федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере информационных технологий и связи (ст. 23).

Следует отметить, что конфиденциальность и защита персональных данных и информации о частной жизни предусматривается и целым рядом других федеральных законов: гл. 14 ТК, ст. 61, 68 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, ст. 9 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», ст. 139 СК, ст. 41 Закона о СМИ, ст. 3 Закона свободе совести и о религиозных объединениях, ст. 53 Федерального закона «О связи», ст. 16 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» (в ред. от 08.04.2008) и т.д.

За нарушение требований по обеспечению безопасности персональных данных и конфиденциальности информации о частной жизни лица законодательство предусматривает гражданскую, административную (ст. 13.11 КоАП и др.), дисциплинарную и иную ответственность. Наиболее опасные посягательства в этой сфере влекут ответственность по УК: за нарушение неприкосновенности частной жизни, включая незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица без его согласия (ст. 137), нарушение тайны связи (ст. 135), незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183), неправомерный доступ к компьютерной информации и иные преступления в этой сфере (ст. 272-274).

Вместе с тем тогда, когда это представляет собой необходимую в демократическом обществе меру, направленную на защиту основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства, федеральным законом в силу ч. 3 ст. 55 Конституции могут быть предусмотрены определенные ограничения права каждого на защиту информации о его частной жизни, которые не могут посягать при этом на существо конституционного права.

Так, Федеральный закон «О персональных данных» делает исключение из общего требования о согласии субъектов на обработку их персональных данных для случаев, когда обработка персональных данных осуществляется на основании федерального закона, устанавливающего ее цель, условия получения и круг субъектов персональных данных, а также определяет полномочия оператора. Кроме того, предусмотрен ряд случаев, когда это оправдано публичными интересами или интересами самого субъекта (ст. 6, 10). Исключения, в частности, допускаются, когда обработка персональных данных необходима в связи с осуществлением правосудия или осуществляется в соответствии с законодательством о безопасности, об оперативно-розыскной деятельности, в соответствии с уголовно-процессуальным или уголовно-исполнительным законодательством (ст. 10, 11, 14 и др.).

При этом, однако, всеми государственными органами и должностными лицами должны соблюдаться указанные выше общие принципы сбора и обработки информации о частной жизни граждан, включая законность целей и полномочий, добросовестность, достоверность, достаточность соответствующих сведений и т.п., а у граждан должна оставаться возможность контроля за такой информацией и судебной защиты своих прав.

Наиболее уязвимой с этой точки зрения представляется сфера оперативно-розыскной деятельности, которой в настоящее время занимается значительное количество специальных служб, а способы их деятельности сами по себе предполагают конспиративный, негласный, тайный характер, включая сбор информации о частной жизни. Практика и ряд исследований отмечают при этом недопустимую неопределенность и размытость правового регулирования оперативно-розыскной деятельности, отсутствие законной процедуры, неадекватно широкое усмотрение спецслужб в определении своих полномочий, неэффективность контроля и судебной защиты от возможного произвола, что существенно снижает уровень гарантий неприкосновенности частной жизни.*(250)

Следует отметить, что право на конфиденциальность частной жизни в определенных случаях может вступать в конфликт с правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ). Речь идет о государственных и общественных деятелях, известных личностях и популярных персонах, представляющих общественный интерес. Судебная практика, в том числе практика Европейского Суда по правам человека, признает, что личная жизнь таких лиц должна быть более открыта для публики, однако поиск пределов этой открытости и баланса интересов представляется пока незаконченным.

2. Часть 2 комментируемой статьи 24 Конституции России закрепляет право каждого на доступ не только к своей персональной информации, но к любым другим сведениям, непосредственно затрагивающим права и свободы, обязывая органы государственной власти и местного самоуправления, а также их должностных лиц обеспечивать возможность ознакомления с соответствующими документами и материалами. Указанное право корреспондирует не только принципу свободы информации (ч. 4 ст. 29 КРФ), но и праву каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, в том числе и в суде (ст. 45, 46 Конституции).

Закон об информации, информационных технологиях и защите информации разделяет информацию на общедоступную и информацию, доступ к которой может быть ограничен федеральными законами. К информации ограниченного доступа относятся сведения, составляющие государственную и иную тайну. Критерии отнесения к соответствующей категории тайны и перечни конфиденциальных сведений должны быть установлены федеральными законами. Вместе с тем не может быть ограничен доступ:

— к нормативным правовым актам, затрагивающим права, свободы и обязанности человека и гражданина, а также устанавливающим правовое положение организаций и полномочия государственных органов, органов местного самоуправления;

— информации о состоянии окружающей среды;

— информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, а также об использовании бюджетных средств (кроме сведений, составляющих государственную или служебную тайну);

— информации, накапливаемой в открытых фондах библиотек, музеев и архивов, а также в государственных, муниципальных и иных информационных системах, созданных или предназначенных для обеспечения граждан и организаций такой информацией;

— иной информации, недопустимость ограничения доступа к которой установлена федеральными законами (ч. 4 ст. 8).

Статья 140 УК устанавливает уголовную ответственность должностных лиц за неправомерный отказ в предоставлении собранных в установленном порядке документов и материалов, непосредственно затрагивающих права и свободы гражданина, либо предоставление гражданину неполной или заведомо ложной информации, если эти деяния причинили вред правам и законным интересам граждан. А ст. 237 УК вводит уголовную ответственность за сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни и здоровья людей.

В Постановлении от 18.02.2000 N 3-П*(251) Конституционный Суд сформулировал важные позиции, касающиеся получения информации (речь шла о материалах прокурорской проверки), непосредственно затрагивающей права и интересы заявителя. Конституционный Суд РФ указал, в частности, что право каждого на получение информации, непосредственно затрагивающей его права и свободы, и корреспондирующая этому праву обязанность органов государственной власти и их должностных лиц предоставить такую информацию не могут быть полностью исключены, что привело бы к недопустимому умалению самого конституционного права. Установленные пределы ограничения должны быть соразмерны и могут быть обусловлены исключительно содержанием информации. Рациональная организация деятельности органов власти не может служить основанием для ограничения этого права. При этом суд не может быть лишен возможности определять, обоснованно ли по существу признание тех или иных сведений не подлежащими распространению.

Статья 24 УПК РФ. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела (действующая редакция)

1. Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям:

1) отсутствие события преступления;

2) отсутствие в деянии состава преступления;

3) истечение сроков давности уголовного преследования;

4) смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;

5) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса;

6) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 части первой статьи 448 настоящего Кодекса, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 — 5 части первой статьи 448 настоящего Кодекса.

2. Уголовное дело подлежит прекращению по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой настоящей статьи, в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом.

3. Прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования.

4. Уголовное дело подлежит прекращению в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех подозреваемых или обвиняемых, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 24 УПК РФ

1. Следователь и дознаватель при наличии указанных в данной статье оснований вправе и обязаны отказать в возбуждении уголовного дела либо прекратить уголовное дело, если оно уже возбуждено. Одновременно с прекращением уголовного дела обязательно прекращается и уголовное преследование подозреваемого или обвиняемого. Прекращение уголовного дела влечет обязательное прекращение уголовного преследования не только по основаниям данной статьи, но также и в случаях, предусмотренных ст. ст. 25, 28, 431, ч. 1 ст. 439, ч. ч. 2, 3 ст. 443. Прекращение дела (и уголовного преследования) либо отказ в возбуждении дела в отношении лиц, обладающих дипломатической неприкосновенностью, производится на основании ст. 3 УПК. (О прекращении уголовного дела без прекращения уголовного преследования см. ком. к ст. 27 настоящего Кодекса.)

2. Отсутствие события преступления как основание для принятия указанных решений имеет место тогда, когда установлено отсутствие либо не установлено совершение самого деяния, в связи с которым поступило сообщение о преступлении. Следует иметь в виду, что иногда событие как таковое может иметь место, но если оно не является человеческим деянием (действием или бездействием), а представляет собой проявление исключительно стихийных природных сил (молнии, снежной лавины, диких животных и т.д.), отказ в возбуждении дела или прекращение дела производятся также по данному основанию.

Оно применяется только тогда, когда не существовало никакого деяния, послужившего причиной сообщения о совершении преступления (было сделано заведомо ложное сообщение о преступлении; заявителю показалось, что у него пропали деньги, и т.п.). Если же обнаружится, например, что причиной для подачи заявления лица о краже или угоне принадлежащего ему автомобиля послужили действия члена его семьи, переставившего автомобиль в другое место без ведома владельца, то в этом случае нельзя сделать вывода, что события, содержащего некоторые признаки кражи или угона (в данной ситуации — исчезновения автомобиля), не существовало. Основанием для отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела в этом случае будет другое основание — отсутствие состава преступления в действиях члена семьи.

Неустановление (недоказанность) события преступления по общему правилу является основанием лишь для решения о прекращении дела, но не об отказе в его возбуждении, так как для того, чтобы сделать вывод о неустановлении события, прежде надо использовать весь арсенал следственных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом и необходимых для доказывания этого события, что обычно возможно только после возбуждения уголовного дела.

3. Отсутствие состава преступления для целей настоящей статьи имеет место, если:

— в реально содеянном отсутствуют все или некоторые признаки какого-либо конкретного состава преступления, предусмотренного статьями Общей и Особенной частей УК;

— деяние имело правомерный характер ввиду наличия обстоятельств, исключающих преступность деяния (необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость и др. действия, указанные в гл. 8 УК);

— деяние не является преступлением в силу малозначительности (ч. 2 ст. 14 УК);

— после совершения деяния был принят закон, устраняющий его преступность и наказуемость (см. часть вторую данной статьи). Однако если обвиняемый настаивает на своей невиновности и требует рассмотреть дело по существу, то суд обязан проверять в таких случаях наличие достаточных для прекращения дела оснований и условий и обеспечивать сторонам возможность высказать свою позицию по данному вопросу (См.: Определение КС РФ от 05.11.2004 N 361-О);

— при производстве по делу частного обвинения потерпевший не явился в судебное заседание без уважительных причин (ч. 3 ст. 249 УПК).

В ч. 1 ст. 148 УПК говорится о том, что отказ в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 настоящего Кодекса, допускается лишь в отношении конкретного лица. Представляется, что это правило распространяется и на прекращение уголовного дела по данному основанию.

4. Порядок исчисления сроков давности (по УПК — «давности уголовного преследования») установлен ст. ст. 78, 94 УК. Течение сроков давности приостанавливается лишь в случае, если подозреваемый или обвиняемый уклоняется от следствия и суда, и возобновляется с момента их задержания либо явки с повинной. Совершение нового преступления не прерывает течение срока давности, т.к. сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно. Прекращение уголовного дела по данному основанию в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за которые установлено наказание в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы, является исключительной прерогативой суда (ч. 4 ст. 78 УК). Прекращение уголовного дела или отказ в его возбуждении за истечением срока давности не допускается, если обвиняемый или подозреваемый против этого возражают (ч. 2 ст. 27 УПК).

5. Смерть обвиняемого или подозреваемого по прямому смыслу п. 4 ч. 1 данной статьи, как правило, является основанием лишь для прекращения дела, а не для отказа в его возбуждении, т.к. согласно ст. ст. 46, 47 эти участники появляются в процессе после его возбуждения. Исключение составляет случай задержания лица в качестве подозреваемого в порядке ст. ст. 91, 92, если оно скончалось еще до возбуждения уголовного дела. Как представляется, смысл оговорки, ограничивающей круг лиц, в отношении которых принимается решение по данному основанию, лишь подозреваемыми или обвиняемыми, состоит в том, чтобы дать время следователю, дознавателю и прокурору разобраться в вопросе о необходимости реабилитации умершего. Основания для реабилитации (отсутствие события, состава преступления, непричастность лица к совершению преступления — ч. 2 ст. 212 УПК) не всегда очевидны и могут потребовать доказывания с применением следственных действий, что по общему правилу возможно только после возбуждения дела. При наличии данных о существовании реабилитирующих лицо обстоятельств производство по делу продолжается в общем порядке и может завершиться прекращением дела по основаниям п. п. 1, 2 ст. 24, п. 1 ст. 27, в т.ч. и тогда, когда виновность лица, несмотря на все принятые меры, осталась недоказанной.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 14.07.2011 N 16-П указал, что при заявлении возражения со стороны близких родственников подозреваемого (обвиняемого) против прекращения уголовного дела в связи с его смертью орган предварительного расследования или суд обязаны продолжить предварительное расследование либо судебное разбирательство. При этом указанным лицам должны быть обеспечены права, которыми должен был бы обладать подозреваемый, обвиняемый (подсудимый), аналогично тому, как это установлено частью восьмой статьи 42 УПК Российской Федерации применительно к умершим потерпевшим. Представляется, что в случаях, когда близкие родственники умершего не установлены, отсутствие их возражений на прекращение дела должно презюмироваться.

О смерти подозреваемого или обвиняемого, содержащегося под стражей, незамедлительно информируется прокурор, а также лицо или орган, в чьем производстве находится уголовное дело. При прекращении дела в отношении умершего обвиняемого или подозреваемого остается неясным вопрос о судьбе имущества, которое при совершении корыстного преступления могло быть им похищено. В таких случаях заинтересованные лица вправе предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства об истребовании имущества из чужого незаконного владения и о возврате неосновательного обогащения. Если после вступления в силу обвинительного приговора выявляется, что единственный обвиняемый по данному делу умер в период судебного разбирательства или после провозглашения приговора, но до его вступления в силу, постановленный по делу приговор, а также решения суда апелляционной и (или) кассационной инстанций (если дело ими рассматривалось) подлежат отмене в надзорном порядке (или, на наш взгляд, ввиду новых обстоятельств. — А.С.) с прекращением дела.

6. Отсутствие заявления потерпевшего служит основанием для отказа в возбуждении или прекращения дела не только по делам частного и частно-публичного обвинения, но и в случаях, предусмотренных ст. 23 УПК (привлечение к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации). В ч. 2 ст. 20 предусмотрено также такое основание прекращения дела, как примирение потерпевшего (его законного представителя) с обвиняемым по делам частного обвинения.

7. Основанием для отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения является также служебный иммунитет лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 ч. 1 ст. 448, реализующийся в данном случае либо в виде отсутствия заключения суда о наличии признаков преступления, либо в виде отсутствия согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 — 5 ч. 1 ст. 448. Об условиях предоставления такого иммунитета см. ком. к ст. 448.

При этом УПК, предусматривая в ст. 24 в качестве одного из оснований для отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела отсутствие согласия Совета Федерации на возбуждение уголовного дела в отношении члена Совета Федерации либо на привлечение его в качестве обвиняемого, не распространяет (и не может распространять) это правило на иных лиц, причастных к совершению общественно опасного деяния, но не наделенных иммунитетом.

8. Полномочия по отказу в возбуждении уголовного дела в отношении лиц, указанных в ст. 448 УПК, в том числе в связи с отсутствием в деянии состава преступления, относятся к компетенции следователя и дознавателя, уполномоченного в соответствии с правилами подследственности принимать и рассматривать сообщения о преступлении.

9. О процедуре отказа в возбуждении дела см. ком. к ст. 148.

Статья 24.5. Обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении

1. Производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств:

1) отсутствие события административного правонарушения;

2) отсутствие состава административного правонарушения, в том числе недостижение физическим лицом на момент совершения противоправных действий (бездействия) возраста, предусмотренного настоящим Кодексом для привлечения к административной ответственности (за исключением случая, предусмотренного частью 3 настоящей статьи), или невменяемость физического лица, совершившего противоправные действия (бездействие);

3) действия лица в состоянии крайней необходимости;

4) издание акта амнистии, если такой акт устраняет применение административного наказания;

5) признание утратившими силу закона или его положения, устанавливающих административную ответственность за содеянное, за исключением случая одновременного вступления в силу положений закона, отменяющих административную ответственность за содеянное и устанавливающих за то же деяние уголовную ответственность;

6) истечение сроков давности привлечения к административной ответственности;

7) наличие по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном той же статьей или той же частью статьи настоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации, либо постановления о возбуждении уголовного дела;

8) смерть физического лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении;

8.1) внесение в единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации юридического лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, на основании определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве);

9) иные предусмотренные настоящим Кодексом обстоятельства, при наличии которых лицо, совершившее действия (бездействие), содержащие признаки состава административного правонарушения, освобождается от административной ответственности.

2. В случае, когда административное правонарушение совершено лицом, указанным в части 1 статьи 2.5 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда за такое административное правонарушение это лицо несет административную ответственность на общих основаниях, производство по делу об административном правонарушении после выяснения всех обстоятельств совершения административного правонарушения подлежит прекращению для привлечения указанного лица к дисциплинарной ответственности.

3. В случае выявления административного правонарушения, связанного с управлением транспортным средством физическим лицом, не достигшим на момент совершения противоправного действия возраста, предусмотренного настоящим Кодексом для привлечения к административной ответственности, производство по делу об административном правонарушении прекращается после применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, необходимых для пресечения соответствующего противоправного действия.

4. В случае, если во время производства по делу об административном правонарушении будет установлено, что главой муниципального образования, возглавляющим местную администрацию, иным должностным лицом органа местного самоуправления, руководителем муниципального учреждения вносилось или направлялось в соответствии с порядком и сроками составления проекта соответствующего местного бюджета предложение о выделении бюджетных ассигнований на осуществление соответствующих полномочий органа местного самоуправления, выполнение муниципальным учреждением соответствующих уставных задач и при этом бюджетные средства на указанные цели не выделялись, производство по делу об административном правонарушении в отношении указанных должностных лиц и муниципальных учреждений подлежит прекращению.

Комментарий к Ст. 24.5 КоАП РФ

1. Обстоятельствами, исключающими производство по делу об административном правонарушении, являются:

— отсутствие события административного правонарушения, т.е. отсутствие факта совершения противоправного действия (бездействия), предусмотренного КоАП РФ или законом субъекта РФ;

— отсутствие состава административного правонарушения. Состав административного правонарушения будет отсутствовать при отсутствии хотя бы одного из элементов административного правонарушения (субъект, объект, субъективная сторона, объективная сторона). При этом отсутствие субъекта означает:

недостижение субъектом — физическим лицом на момент совершения правонарушения возраста привлечения к административной ответственности — 16 лет (ст. 2.3 КоАП РФ);

невменяемость физического лица, установленная актом судебно-психиатрической экспертизы (ст. 2.8 КоАП РФ);

— действие лица в состоянии крайней необходимости (ст. 2.7 КоАП РФ);

— издание акта амнистии, устраняющего применение именно административного наказания. Акт об амнистии издается Государственной Думой в отношении неопределенного круга лиц;

— отмена закона, установившего административную ответственность (ст. 1.7 КоАП РФ). Действие закона может быть отменено только актом не меньшей юридической силы, т.е. законом. Нормативно-правовые акты меньшей юридической силы отменить или изменить закон, установивший административную ответственность, не могут;

— истечение сроков давности привлечения к административной ответственности (ст. 4.5 КоАП РФ);

— наличие по данному событию противоправного деяния (бездействия) в отношении привлекаемого лица:

либо постановления о привлечение к административной ответственности;

либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении;

либо постановления о возбуждении уголовного дела;

— смерть физического лица, привлекаемого к ответственности.

Перечень указанных обстоятельств является исчерпывающим. Юридическое значение данной категории обстоятельств заключается в следующем: при наличии хотя бы одного из указанных обстоятельств производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению.

2. Пункт 2 устанавливает дополнительное основание для прекращения производства по делу об административном правонарушении при наличии следующих условий:

— субъект — лицо, указанное в ст. 2.5 КоАП РФ (военнослужащий, гражданин, призванный на военные сборы, или лицо, имеющие определенное специальное звание);

— выяснение всех обстоятельств совершения правонарушения;

— отсутствие общих оснований административной ответственности;

— прекращение производства производится в целях привлечения субъекта к дисциплинарной ответственности.

Смотрите так же:

  • Развод девушек в инете Spynet.ru самый развлекательный 4 читателя 3359 топиков Прямой эфир bobson4 → Как изменились российские музыканты 1 в Картинки kassa10 → Необычный экстремальный самокат 10 в Картинки stringer1977 → Москва удивляет своими ценами на "убитое" […]
  • 395 по гк рф в новой редакции Юридические расчеты Новый расчет процентов по ст. 395 Гражданского кодекса РФ Редакция статьи 395 ГК РФ, действующей с 1 июня 2015 года (в редакции ФЗ от 08.03.2015 г. № 42-ФЗ) 1. За пользование чужими денежными средствами вследствие их […]
  • Декларация 3 ндфл за 2014 год код страны Как заполнить декларацию 3-НДФЛ Декларация 3-НДФЛ заполняется по форме, которая действовала в том периоде, когда был получен доход или заявлены налоговые вычеты. В частности, отчитываясь за 2015 год, используйте бланк, утвержденный приказом ФНС […]
  • Закон рф о гос пошлине Закон РФ от 9 декабря 1991 г. N 2005-I "О государственной пошлине" (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Федеральным законом от 2 ноября 2004 г. N 127-ФЗ настоящий Закон признан утратившим силу с 1 января 2005 г., но не ранее чем по […]
  • Заявление в налоговую на возврат за учебу Заявление на возврат НДФЛ за обучение - образец и бланк Заявление на возврат НДФЛ за обучение понадобится, если есть намерение получить из бюджета 13% от расходов, потраченных на обучение (свое или близких родственников). Рассмотрим нюансы его […]
Комментарии запрещены.