Конституционные статьи рф статья 1

Конституционные статьи рф статья 1

Статья 1 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 1 Конституции РФ гласит:

1. Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления.

2. Наименования Российская Федерация и Россия равнозначны.

Комментарий к Ст. 1 КРФ

1. Статья 1 имеет важнейшее значение, ибо она дает определение Российской Федерации, перечисляя ряд ее важнейших признаков, конкретизируемых в дальнейших статьях этой главы и во всей Конституции.

РФ — демократическое государство. Это видно из политических и иных прав граждан, о которых говорится в ст. 2 и 6, которые излагаются во многих статьях последующих глав, из перечня форм народовластия — непосредственного и представительного (ст. 3), осуществляемого на всех уровнях государственной власти и местного самоуправления (ст. 12), из признания идеологического и политического плюрализма, многопартийности (ст. 13) и т.д. Демократизм государства выражается в том, что все его устройство и деятельность должны соответствовать воле народа, а государственные властные решения приниматься большинством народа (или его представителей) при уважении к воле меньшинства и правам человека и гражданина. Высказываемое в дискуссии о понятии «суверенная демократия» мнение о ней как о полновластии большинства без указания на то, что для него права меньшинства и каждого человека должны оставаться неприкосновенными, неприемлемо: при демократическом строе в результате последующих выборов большинство может стать меньшинством, а прежнее меньшинство большинством.

Россия есть федеративное государство, состоящее из ее субъектов, т.е. членов этого единого государства. Это конкретизируется затем в положениях о суверенитете РФ, верховенстве ее Конституции и законов на всей территории России и т.д. (ст. 4), о составе равноправных субъектов РФ и об основах ее федеративного устройства (ст. 5), о единстве гражданства РФ (ст. 6), об органах государственной власти РФ и ее субъектов, о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами власти и органами власти субъектов Федерации (ст. 11), в ряде других глав Конституции (гл. 2, 3 и др.).

РФ — правовое государство. Эта характеристика, долгое время считавшаяся неприемлемой буржуазной выдумкой для обмана трудящихся при капитализме, теперь принята и у нас. Зато отвергнуто отождествление права с законом, открывавшее путь к подмене права, которое законодатель обязан соблюдать, законом, который законодатели нередко принимают произвольно. Правовое государство не есть просто государство, даже соблюдающее законы. Это общество и государство, признающие право как исторически развивающуюся в общественном сознании, расширяющуюся меру свободы и справедливости, которая выражена в общепризнанных принципах и нормах международного права, в соответствующей им Конституции, в основанных на ней законах, а на их основе — в подзаконных актах и практике реализации прав и свобод человека, обязанностей государства, принципов демократии, рыночного хозяйства и т.п. Идея господства права в жизни общества и государства гораздо более широка по объему, нежели идея государства, соблюдающего свои законы; правовое государство, служащее справедливым интересам человека и общества и являющееся не только одним из субъектов, но и важнейшим объектом правового регулирования, — это современный этап тысячелетних поисков сверхъисточника для юридического нормотворчества. Этот источник видели то в божественной воле, то в «духе» народа, то в абсолютной власти монарха или правящего класса, то в экономическом базисе и т.п. Маркс считал государство не творцом норм, а только переводчиком объективных потребностей общества на язык права.

Идея господства права выражается в Конституции РФ в верховенстве Конституции, признающей общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ составной частью ее правовой системы, а нормы, установленные ее международным договором, — обладающими большей юридической силой, нежели установленные законом (ст. 15, 17 и др.); в том, что государство не создает, не дарует людям их права, которые неотчуждаемы и принадлежат им не от государства, а от рождения (ч. 2 ст. 17); в том, что оно обязано признавать и соблюдать их, защищать их носителя — человека, его права и свободы как высшую ценность (ст. 2). Права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, обеспечиваются правосудием (ст. 18). Государство, становясь правовым, превращается из аппарата властвования над обществом в социальную службу для человека и общества, выражающую их волю и действующую под их правовым контролем.

Республиканская форма правления характеризуется отсутствием монарха — обычно наследственного главы государства — и наличием власти у периодически переизбираемых народом органов. Исторический опыт России привел к тому, что у нас монархия нередко понимается как самодержавие, а «республика» долгое время имела характер тоталитарной или авторитарной диктатуры бессменного партийного «вождя», во многом подобной режимам в ряде «социалистических» стран, военным диктатурам в республиках Латинской Америки, клерикальным диктатурам первосвященников в ряде государств и т.п. С другой стороны, с уходом в прошлое многих подобных режимов и форм правления даже в большинстве современных демократических конституционных монархий все более явным образом развивается тип «республиканской монархии», как ее назвал М. Дюверже (Франция). При ней права человека и гражданина, избирательное право, общественный строй, парламентаризм, разделение властей и т.п. полностью или почти полностью те же, что и у республик, а монарх сохраняет только формальные и ритуальные функции, но не реальную власть.

Россия впервые была объявлена республикой 1 сентября 1917 г. Временным правительством, не имевшим для этого необходимых полномочий, а 25 октября 1917 г. она была вновь провозглашена республикой Советов, но, по справедливому мнению М.В. Баглая, легитимность и этого акта, как и других установлений Октябрьского переворота, «более чем сомнительна» (см.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 2001. С. 124). Вполне законно Россия была провозглашена республикой демократически избранным Учредительным собранием в первый же день его работы, но вслед за этим оно было разогнано большевиками. Окончательно республика в России учреждена всероссийскими референдумами 1990 и 1993 гг.

Укрепление подлинно республиканской формы правления с ее строгой законностью, периодической выборностью и законной ротацией состава органов власти, реальным общественным контролем за их деятельностью, с преодолением бюрократизма, коррупции, произвола чиновников необходимо в России, о чем настойчиво напоминает Президент РФ В.В. Путин.

Некоторые важнейшие характеристики РФ, которые, как и уже названные, еще предстоит полностью оправдать на деле, не «попали» в комментируемую статью. Прежде всего это определение Российской Федерации как социального государства: оно дано в ст. 7 (см. комм. к ней). РФ охарактеризована как светское государство в ст. 14 Конституции (см. комм. к ней). Многие демократические государства многосторонне охарактеризованы не в разных статьях, а в их единых главных конституционных определениях.

Определения России как социального и светского государства не были включены в текст ст. 1 Конституции РФ, так как во время подготовки ее проекта многие политики и ученые совершенно неосновательно усматривали в термине «социальное государство» остаток коммунистической идеологии, а не необходимый признак современного неолиберального и демократического государства. Термин «светское государство», вероятно, был сочтен не настолько важным, чтобы включить его в ст. 1. Но единая сводная конституционная характеристика России, конечно, охватывает все эти ее свойства.

В связи со сказанным следует отметить, что если фундаментальные основы конституционного строя России, названные в ст. 1, конкретизируются в ряде последующих статей, говорящих о содержании этих основ, то в ст. 7 и 14 не только кратко названы эти основы конституционного строя, но и дана их конкретизация — разумеется, на самом общем уровне, необходимом для их установления.

Однако мощный потенциал конституционных норм, характеризующий РФ как демократическое, правовое, социальное и т.д. государство, в значительной мере не используется. Эти положения в полной мере не осуществляются, нередко грубо нарушаются, сохраняя в значительной мере формальный характер. Они будут становиться все более действенными по мере достижения обществом значительных успехов в своем социально-экономическом, культурном и политическом развитии, в преодолении имеющихся недостатков и в полном осуществлении всех конституционных прав человека и гражданина в России (см.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М.: Юристъ, 2004. С. 140, 144, 152-153, 189 и др.).

2. В ч. 2 комментируемой статьи наименования «Российская Федерация» и «Россия» определены как равнозначные, т.е. как синонимы. В том же смысле в преамбуле и в ст. 59 употреблены слова «Отечество» и «Родина». Разумеется, вне конституционной терминологии эти слова могут иметь иные смысловые оттенки. Например, наша страна была Россией и до превращения в федерацию.

Раздел первый. Основные положения

Глава 1. Основы конституционного строя

1. Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления.

2. Наименования Российская Федерация и Россия равнозначны.

Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.

2. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.

4. Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону.

1. Суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию.

2. Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации.

3. Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории.

1. Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов — равноправных субъектов Российской Федерации.

2. Республика (государство) имеет свою конституцию и законодательство. Край, область, город федерального значения, автономная область, автономный округ имеет свой устав и законодательство.

3. Федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации.

4. Во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты Российской Федерации между собой равноправны.

1. Гражданство Российской Федерации приобретается и прекращается в соответствии с федеральным законом, является единым и равным независимо от оснований приобретения.

2. Каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации.

3. Гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства или права изменить его.

1. Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

2. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.

1. В Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности.

2. В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

1. Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.

2. Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности.

Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

1. Государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации.

2. Государственную власть в субъектах Российской Федерации осуществляют образуемые ими органы государственной власти.

3. Разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется настоящей Конституцией, Федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий.

В Российской Федерации признается и гарантируется местное самоуправление. Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти.

1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие.

2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

3. В Российской Федерации признаются политическое многообразие, многопартийность.

4. Общественные объединения равны перед законом.

5. Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

1. Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

1. Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

2. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы.

3. Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

1. Положения настоящей главы Конституции составляют основы конституционного строя Российской Федерации и не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном настоящей Конституцией.

2. Никакие другие положения настоящей Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации.

Дискурс вокруг Конституции РФ

Содержание принятой 12 декабря 1993 г. Конституции РФ вызывает в российском обществе многочисленные споры, дискуссии, а также попытки внести определенные изменения в основы конституционного строя.

Это обусловлено целым рядом некоторых проблем: расплывчатые и неоднозначные формулировки, недостаток конкретики в некоторых местах, противоречие основополагающих статей, присутствие спорных тезисов. Также немало вопросов вызывает история создания и принятия Конституции.

Данная статья предназначена для того, чтобы показать спектр различных мнений по поводу неоднозначных мест в тексте Конституции РФ.

Содержание

[править] Преамбула

«Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость её демократической основы, стремясь обеспечить благополучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, сознавая себя частью мирового сообщества, принимаем КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».

В чём проблема: слово «многонациональный» (народ) здесь лишнее, поскольку, с учетом отсутствия эпитета «единый», оно принимает оттенок значения «разобщенный». Иными словами, получается намек на возможность отделения и выхода из состава РФ.

Контраргумент: в РФ проживает большое количество различных народностей, которые являются достоянием и гордостью РФ. Поэтому использование слова «многонациональный» (народ) — это не только отражение объективной действительности, но и демонстрация достоинства страны. Выходит принцип «мы утверждаем единую Конституцию, и это означает, что несмотря на то, что мы разные, мы вместе». Кроме того, про возможность отделения национальных субъектов от РФ будет сказано в разборе статей 4 и 5.

В чём ещё проблема: сказано, что мы сознаем себя «частью мирового сообщества». Следовательно, наша страна от «мирового сообщества» зависит. Это нарушает суверенитет РФ и не даёт ей развиваться, ведь получается, что Россия действует в чужих интересах.

Контраргумент: осознавать себя «частью мирового сообщества» — значит, прежде всего, нести ответственность за свои действия, как на международном уровне, так и внутри государства. Также это означает соблюдать ратифицированные международные законы гуманитарного права. Эти пункты никак не ограничивают нашу страну и не мешают ей развиваться.

[править] Статья 2

«Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства».

В чём проблема: данная статья провозглашает ультралиберальную идеологию, при которой интересы человека, важнее любых интересов государства, даже, самого существования государства.

Контраргумент: это не так, поскольку существует статья 56.1 «В условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия». Существует также статья 55.3, которая устанавливает возможность ограничения прав «в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

[править] Статья 3.1

«Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ».

В чём проблема: в статье содержится формулировка «многонациональный» (народ), однако уточняющего списка коренных национальностей (этнических общностей) Российской Федерации нет. Кроме того, в паспортах графа «национальность» тоже отсутствует. Вопрос вызывает и термин «народ», поскольку его трактовка весьма неоднозначна: это либо абсолютно все люди, находящиеся на территории РФ, либо совокупность этнических общностей, исторически проживающих на территории РФ. Таким образом, получается, что источником власти является «многонациональное население». Однако это абсолютно не так. И хотя мы знаем, что источником власти на самом деле являются граждане РФ (то есть лица, имеющие определенные права и обязанности по отношению к государству), однако по Конституции не понятно, кому все-таки принадлежит власть. Конституция же, как высший нормативно-правовой акт, должна четко прописывать основополагающие принципы.

[править] Статья 4.3

«Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории».

В чём проблема: слово «целостность» означает невозможность выхода субъектов РФ из состава РФ. Это противоречит, во-первых, конвенции ООН, в которой закреплено международное право народов (наций) на самоопределение, во-вторых, противоречит обозначенному в статье 5.3 («Федеративное устройство Российской Федерации основано на… равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации») принципу самоопределения народов РФ.

Контраргумент: Декларация о принципах международного права говорит, что «в действиях государств „ничто не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов“». Иными словами, принцип территориальной целостности применим к тому государству, которое обеспечивают равноправие и уважает свободное самоопределение своих народов. Это означает, что субъекты РФ, образованные по национальному признаку, то есть республики (государства), в соответствии с международным правом, смогут выйти из состава РФ только в том случае, если народам данных субъектов не будет обеспечиваться равноправие и самоопределение (то есть возможность менять статус субъекта в границах РФ); выйти же из состава РФ под предлогом того, что «просто захотелось» данным субъектам нельзя. Правда, остаётся неурегулированным вопрос о народах РФ, не имеющих своих субъектов: согласно тем же самым принципам они должны иметь право на создание собственных субъектов РФ либо национально-территориальных образований в составе существующих субъектов, механизм чего в настоящее время не предусмотрен. Ситуация осложняется тем, что такие народы, как правило, имеют свои национальные государства либо автономии за пределами РФ, не образуют мест компактного проживания или крайне малочисленны.

[править] Статья 5.6

«Федеративное устройство Российской Федерации основано на её государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации».

В чём проблема: проблема опять в «самоопределении народов».

Контраргумент: статья написана таким образом, что федеративное устройство РФ является единой совокупностью перечисленных принципов (среди которых есть принцип целостности). Это означает, что невозможно «вырвать» одну лишь часть про самоопределение и на её основании требовать отделения от РФ, поскольку это будет противоречить как всей организации федеративного устройства — в целом, так и принципу целостности — в частном.

В чём ещё проблема: однако, фразой про «самоопределение народа» можно «подогревать» сепаратистские настроения. Не проще было бы её вообще исключить из Конституции.

Контраргумент: во-первых, публичные призывы к сепаратизму преследуются по уголовному закону РФ; во-вторых, неизвестно к каким последствиям приведет данный акт; возможно, народы посчитают исключение принципа самоопределения прямым нарушением принципа самоопределения; в-третьих, самоопределение народов — часть международного права, которое действует на территории РФ и мы не можем отказаться от него по принципу «какие международные права хотим, такие и соблюдаем»; и в-четвертых, сепаратистские настроения «подогревают» не столько различные агитаторы, сколько неравноправие, низкий уровень жизни, притеснения со стороны «титульной нации», шовинизм и др., поэтому государство, прежде всего, должно создавать нормальные/хорошие условия для жизнедеятельности, и тогда вероятность возникновения крупномасштабных этносоциальных конфликтов будет уменьшаться.

[править] Статья 6.3

«Гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства или права изменить его».

В чём проблема: статья означает, что какие бы ужасные, противоправные, антиконституционные действия гражданин бы не совершал, государство не имеет право лишить его гражданства в качестве справедливой меры наказания.

Контраргумент: статья защищает граждан от правового беспредела и является гарантом того, что человек, который не совершал никаких противоправных поступков, но который из-за своих оппозиционных убеждений «не нравится» властям, не будет лишен гражданства (с последующей депортацией заграницу).

В чём проблема: необязательно убирать статью, можно при помощи федерального закона регламентировать, за какие конкретно правонарушения последует данная мера наказания. Это и обезопасит людей от беспредела, и обеспечит людям спокойствие и уверенность в том, что никто не будет безосновательно лишен своего гражданства.

[править] Статья 9.2

«Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности».

В чём проблема: используется формулировка «другие природные ресурсы могут находиться в частной…собственности». Иными словами, это означает, что любые незаменимые, но критически важные для жизни населения, ресурсы могут быть приватизированы/отданы в руки частному лицу. То есть, это делает возможным такую ситуацию, при которой американская компания получает право добывать природные ресурсы из земли, на которой живет российский народ. При этом нигде нет статьи, утверждающей, что земля и другие природные богатства РФ, прежде всего, принадлежат народу РФ, хотя в конституции СССР такая статья была.

[править] Статья 13.1

«Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

В чём проблема: государству запрещается иметь собственную идеологию, а это, во-первых, нарушает его суверенитет, во-вторых, не даёт развиваться в каком бы то ни было направлении. Без идеологии нет цели, а без цели нет результата.

Контраргумент: у государства есть неофициальная идеология. Например, при Владимире Путине, это образ независимой процветающей самодостаточной страны. Собственно, к чему Россия и должна стремиться. Это является политическим курсом, и одновременно не нарушает права и свободы граждан. Кроме того, обязательная государственная идеология не может быть принята в силу нескольких причин. В Конституции нигде не написано, что такое идеология. Поэтому идеология может пониматься как система взглядов, так и политический курс действующих властей. Если мы рассматриваем первую ситуацию, то здесь преградой к установлению обязательной идеологии являются статьи 28, 29, которые гарантируют свободу слова, мысли, совести, вероисповедания — то есть свободу всего, на чём строиться любая система взглядов. Если мы рассматриваем ситуацию № 2, то здесь официальный политический курс не может быть принят в соответствии с основополагающей статьей 1 Конституции, которая говорит, что РФ — демократическая страна, следовательно, в политическом пространстве РФ могут существовать партии с различным мнением относительно будущего страны.

Кроме того, «государству запрещается иметь идеологию» и «запрещается государственная идеология» — это несколько разные понятия. «Государственная идеология» — это то, что все население должно разделять или, в крайнем случае, молча терпеть. Например, запрет госидеологии не означает, что государство не может продвигать, например, православие как основу государственности, связь со славным прошлым и путь в светлое будущее и т.д. Но оно не может вводить православие в качестве обязательной для всех религии, вводить церковную десятину и уголовные наказания за вероотступничество.

В чём ещё проблема: можно просто убрать эту статью из конституции, и тогда прямого запрета на государственную идеологию не будет.

Контраргумент: ничего не изменится. Нигде не будет прямым текстом сказано, что идеологию иметь нельзя, однако действие других статей в совокупности запрещают устанавливать обязательную государственную идеологию. Зато это послужит серьёзным поводом для очередной либеральной критики в духе: «сегодня разрешили идеологию, завтра будут сажать в ГУЛАГ».

[править] Статья 15.4

«Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

В чём проблема: статья признает верховенство «общепризнанных принципов и норм международного права» над законом РФ. Во-первых, это прямое нарушение суверенитета нашей страны, во-вторых, это ставит наше законодательство в невыгодное положение, позволяя совершать деяния, разрешенные нормами международного права, но запрещённые законодательством РФ.

Контраргумент: высшим нормативно-правовым актом на территории РФ является Конституция РФ. Законы, принимаемые на территории РФ не должны противоречить Конституции РФ. Следовательно, если международный закон противоречит Конституции РФ, то он ратифицироваться Российской Федерацией не будет. Таким образом, на территории РФ действуют только те общепризнанные принципы и нормы международного права, которые не противоречат Конституции РФ, а значит, не противоречат и законодательству РФ. Кроме того, в соответствии с федеральным законом «о международных договорах Российской Федерации», решения о согласии на обязательность для РФ международных договоров принимаются органами государственной власти Российской Федерации или уполномоченными организациями в соответствии с их компетенцией, установленной Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, иными актами законодательства Российской Федерации. Это значит, что только РФ принимает решение о том, будет ли международный договор обязателен для РФ. Никто не может принудить Российскую Федерацию подписывать невыгодный, противоречащий Конституции закон.

В чём ещё проблема: используется неточная и расплывчатая формулировка «общепризнанные принципы и нормы международного права». Надо полагать, что это означает конвенцию ООН и ряд других нормативно-правовых актов, ратифицированных Российской Федерацией. Однако необходимо уточнить/создать список конкретных «общепризнанных принципов и норм», являющихся частью нашего законодательства, иначе подобная формулировка позволяет по-разному её трактовать.

[править] Статья 75.2

«Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти».

В чём проблема: при описании функций ЦБ используются несуществующие термины «защита рубля», «устойчивость рубля», поэтому основная функция очень абстрактна. Надо полагать, разработчики конституции имели в виду «обеспечение стабильности курса рубля», то есть защиту экономики от инфляции. Однако почему авторы написали только «защиту» экономики и совсем не упомянули про её развитие (что гораздо важнее)? Вопрос остается открытым. Кроме того, данная статья утверждает, что ЦБ не принадлежит государству РФ: отсутствует слово «государственный» (Центральный Банк), зато присутствует фраза «функцию осуществляет независимо от других органов государственной власти». Независимость означает отсутствие подчинённости — таким образом, главный эмиссионный, денежно-кредитный институт страны, который должен реализовывать финансовую политику в интересах государства, государству не подчиняется и государством не контролируется. Хорошо это или плохо, по этому поводу существует много различных мнений.

[править] Статья 135

«1. Положения глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием. 2. Если предложение о пересмотре положений глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации будет поддержано тремя пятыми голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, то в соответствии с федеральным конституционным законом созывается Конституционное Собрание. 3. Конституционное Собрание либо подтверждает неизменность Конституции Российской Федерации, либо разрабатывает проект новой Конституции Российской Федерации, который принимается Конституционным Собранием двумя третями голосов от общего числа его членов или выносится на всенародное голосование. При проведении всенародного голосования Конституция Российской Федерации считается принятой, если за нее проголосовало более половины избирателей, принявших участие в голосовании, при условии, что в нем приняло участие более половины избирателей».

В чём проблема: основная проблема в фактической невозможности внесения поправок в положении глав 1, 2 и 9 по той причине, что на данный момент отсутствует тот самый федеральный закон, в соответствии с которым должно созываться Конституционное Собрание. И даже если такой закон появится, внесение поправок означает разработку проекта новой Конституции РФ.

[править] Заключение

Таким образом, в Конституции действительно присутствует множество проблемных мест, являющихся маленькими «минами», которые незаметно подрывают стабильность конституционного строя РФ. И дискуссии об этом не прекращаются и по сей день.

Статья 1 Конституции РФ

1. Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления.

2. Наименования Российская Федерация и Россия равнозначны.

Комментарий к Статье 1 Конституции РФ

1. Гипертрофия государственного начала в ущерб общественному, коллективного — в ущерб индивидуальному, злоупотребление властью, характерные для прошлого отечественной государственности, предопределили место комментируемой статьи 1 КРФ в конституционной системе. Конституция закрепляет не государство вообще, оторванное от действительности; она закрепляет Российское государство, воспринявшее современные стандарты демократии, верховенства права и прав человека, назначение которого — социальное служение. Согласно ст. 1 Конституции Россия есть демократическое правовое федеративное государство с республиканской формой правления. Тем самым Российская Федерация как продолжение и развитие отечественной государственности сопрягается с определенной государственной формой, а в его понятие Конституцией включаются соответствующие содержательные характеристики.

В преамбуле и гл. 1 Конституции РФ термин «государство» («государственность», «государственный») в различных словосочетаниях встречается 23 раза. Анализ интерпретаций данного термина позволяет выявить следующие аспекты его смысловой нагрузки, которые необходимо учитывать в процессе практической реализации, в том числе судебного применения, Основного Закона и содержащихся в нем норм.

Во-первых, государство выступает синонимом понятий страна, Отечество, Родина. Из такого отождествления, в частности, следует, что Конституция определяет основные устои не только собственно государственной, но и общественной жизни, является основным законом и государства, и общества. При этом одновременно содержит гарантии от поглощения государством гражданского общества, ибо устанавливает пределы государственного вторжения в общественную и индивидуальную жизнь.

Во-вторых, государство выступает в качестве определенной формы организации общества, включая территориальное устройство страны, население и формируемые им органы публичной власти. В данном контексте государство выступает в качестве особой международно- и государственно-правовой личности, обладающей суверенитетом и представляющей многонациональный народ России на международной арене и выступающей от имени народа внутри страны, а также обладающей монополией на принуждение, предусмотренное законодательством.

В-третьих, государство — это Федерация в целом, а также находящиеся в ее составе республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа. В этом случае речь идет о федеративном устройстве государства, сочетающем государственное единство народа с децентрализацией государственной власти, разграничением предметов ведения и полномочий между Федерацией в целом и ее субъектами и с учетом территориальных и национальных аспектов организации государственной власти.

В-четвертых, государство представляет собой систему высших органов государственной власти: Президент, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство, суды Российской Федерации, в компетенцию которых не могут вторгаться органы субъектов РФ.

В-пятых, государство выступает в качестве совокупности органов государственной власти, объединяющей федеральные органы государственной власти и органы государственной власти субъектов Федерации, образующих единую и рационально организованную целостную систему.

В-шестых, государство представляет собой такую организацию публичной власти, которая не совпадает с местным самоуправлением и выступает от имени населения и несет перед ним ответственность в установленных Конституцией и законом формах.

В-седьмых, государство согласно действующей Конституции является органом социального призрения, несущим ответственность не только за правопорядок, но и за материальное благополучие своих граждан, особенно социально незащищенных, что, однако, не должно вести к эгалитаризму и уравниловке.

Тем не менее независимо от смысловой нагрузки, которая вкладывается создателями Конституции в понятие государства, несомненно, что государственность как политическая форма существования многонационального народа России является основополагающим принципом Конституции; причем речь идет о конкретном государстве — Российской Федерации, которое в силу Конституции обладает вполне определенными признаками, касающимися его природы, устройства, целей, организации власти и принципов деятельности, включая ее связанность законом и правом и т.д.

1.1. В значительно меньшей мере Основной Закон оперирует термином «демократия». Этот термин в действующей Конституции употребляется дважды — в преамбуле и комментируемой статье 1 Конституции Российской Федерации. При этом если в преамбуле говорится о возрождении суверенной государственности России и утверждении незыблемости ее демократической основы, то ст. 1 Конституции определяет Россию как демократическое государство, квалифицируя его одновременно как федеративное и правовое государство с республиканской формой правления.

Пожалуй, в Конституции нет другого понятия, содержание которого было бы столь мало определено и которое подвергалось бы столь различным интерпретациям. Несомненно, однако, что именно этот принцип занимает доминирующее положение во всей системе принципов, составляющих основы конституционного строя Российской Федерации, а во многом носит и универсальный характер, поскольку в большей или меньшей степени охватывает своим содержанием все иные принципы и присутствует в каждом положении Конституции.

Не вдаваясь в анализ многочисленных концепций демократии, нередко противоречащих друг другу или даже взаимоисключающих, подчеркнем, что выявление подлинно конституционного содержания этого понятия как доктриной, так и практикой правореализации, с одной стороны, не может быть оторвано от конкретного развития демократии в Конституции. Доминирующее значение, особенно для практики правоприменения, имеют не представления, сложившиеся до или вне Конституции, а нормативное выражение демократии в Конституции, общие принципы права — как они отражены в Основном Законе. В то же время в Конституции демократия представлена не как завершенная модель, а в своих основных чертах как необходимая база для регулирования организации и функционирования конституционного строя.

Опираясь на сказанное выше и более 370 решений Конституционного Суда РФ, в которых содержатся ссылки на ст. 1 Конституции и анализируется ее нормативное содержание, можно выявить следующие характеристики конституционного нормирования демократии в Основном Законе. Прежде всего это понятие используется Основным Законом для характеристики созданного в России государства (государственности) и носит всеобщий в смысле охвата всех аспектов его деятельности характер. Тем самым определяется форма государства, включая три его основные стороны, — форму правления, форму государственного устройства и политический режим. И поскольку Конституция не дает дефинитивного определения содержания, вкладываемого в термин «демократия» и обозначаемое им понятие, оно выводится из всего текста Конституции, прежде всего основ конституционного строя и гл. 2 «Права и свободы человека и гражданина», а также последующих положений Конституции, конкретизирующих принципы конституционного строя, включая организацию публичной власти, порядок ее формирования и пр. В частности, в ст. 1 Конституции специально оговариваются два аспекта формы Российского государства — форма правления (республика) и форма государственного устройства (федерация). Следовательно, указание на то, что Российская Федерация — демократическое государство есть прежде всего указание на политический режим. При этом если в преамбуле Конституции, как представляется, речь идет о демократии как характеристике политической жизни страны и политической системе общества, то в комментируемой статье речь идет главным образом о демократическом политическом режиме именно как явлении государственной жизни, как совокупности приемов и способов формирования и функционирования государственной власти и ее институтов.

Иначе говоря, Конституция закрепляет демократию не в смысле господства народа, основой которого могла бы быть его единодушная воля; речь идет о рациональной организации политического процесса и обеспечении политического единства народа в условиях многопартийности и плюрализма. Именно такое понимание, основывающееся на отказе от интерпретации демократии как господства народа в смысле идентичной демократии, т.е. совпадения управляющих и управляемых, нашло выражение в Постановлении КС РФ от 11.06.2003 N 10-П.

Стало быть, демократия составляет форму государства. От имени народа выступает федеральный парламент, народом избирается глава государства. Наряду с этим Конституция предусматривает формы прямого народовластия, прежде всего референдум и свободные выборы. Закрепление в Конституции демократического государства означает также выражение обязанности государства по обеспечению провозглашенных в Конституции прав и свобод.

Таким образом, для демократического государства, как оно закреплено в Конституции РФ, характерны по меньшей мере следующие черты и принципы:

— принцип политического единства общеобязательной воли, формирующейся

в результате противоборства множества частных воль, из которого органично следует

также принцип большинства;

— непосредственное политическое волеизъявление народа на свободных демократических выборах и референдуме;

— свобода и гласность политического процесса, которые предполагают, поскольку демократия имеет плюралистический характер, защиту меньшинства и др.

Эти черты демократии в ее конституционном измерении пронизывают организацию и функционирование власти, суверенитета, свободы и прав личности и должны учитываться как в ходе законодательной конкретизации, развития Конституции и ее исполнения, так и в процессе применения ее норм, ибо только в этом случае демократия может выступать способом солидаризации народа.

1.2. Проблема правового государства связана со всей совокупностью общественных отношений и всей системой конституционного права, выступающего одной из гарантий поступательного развития цивилизационного процесса в его упорядоченной и эволюционной форме.

Один из основных признаков такого государства заключается в том, что государственная власть в нем ограничена. Речь идет не об объективной ограниченности любого государства экономическими, социальными или геополитическими факторами, а об установлении Конституцией и действующим законодательством пределов государственной власти, которые последней не могут быть преодолены правовым образом. Все государственные власти и их должностные лица обязаны соблюдать Конституцию и действовать совместимым с законом образом. При этом ограничение государственного вторжения в сферу индивидуальной автономии личности осуществляется посредством признаваемых за человеком и гражданином неотъемлемых прав и свобод, которые не могут быть нарушены или произвольно ограничены государством. Именно благодаря этим правам — экономическим, социальным и культурным, а также гражданским и политическим — государственная власть не только ограничивается по сферам своего проявления и способам воздействия, но и становится подзаконной.

Наличие у индивида гарантированных прав и свобод превращает его в «равноправного партнера» государства, способного предъявлять к последнему правовые притязания, обоснованность которых устанавливает суд, и тем самым способствует утверждению законности в деятельности государства.

Основные принципы правового государства — легитимность публичной власти, взаимная ответственность государства и личности, разделение властей, новый, более высокий уровень законности, единство естественного и позитивного права и связанная с ним тенденция сближения права и морали — оказывают решающее влияние на его организацию и функционирование. Конституционному государству присуща определенная организация власти: не подавление властью как индивида — отдельной личности, так и совокупного человека — народа, а участие их в организации власти в правовом государстве. Отдельная личность, а также ассоциации индивидов, народ в целом выступают при этом не только объектами власти, но и субъектами ее и участвуют в ее осуществлении в различных формах, включая выборы и народное представительство, референдум, народную инициативу, петиции и институт конституционной жалобы, собрания и сходы граждан, институты народных и присяжных заседателей и пр. Именно народоправство лежит в основе правового государства.

При этом в зависимости от форм участия народа в осуществлении государственной власти обычно различают непосредственную демократию и демократию представительную. Непосредственная демократия отличается тем, что сам народ (а не его представители) осуществляет важнейшие государственные функции законодательства и управления, в частности посредством референдума.

Для представительной демократии, напротив, характерно участие народа в осуществлении важнейших функций законодательства и управления не непосредственно, а через своих представителей. Причем представительная демократия может выступать в форме демократии с разделением властей, согласно которому органы законодательной и исполнительной власти самостоятельны и независимы друг от друга, правительство не ответственно перед парламентом, а зависит от главы исполнительной власти, и в форме парламентской демократии, в условиях которой разделение властей не проведено, правительство формируется парламентом и находится в полной от него зависимости.

Народное представительство является самой важной организационной формой правового государства. Это, однако, не означает слияния государственной власти и народа, речь идет о передаче народом права на законодательную власть парламенту при сохранении им за собой контроля за деятельностью парламента и иных форм реализации государственной власти. Поэтому покушение на институт народного представительства есть покушение на народный суверенитет, полноту власти народа и его верховенство. Обновление представительной системы как с точки зрения ее организационных форм, так и персонального состава народных представителей — право самого народа, осуществляемое им посредством свободных выборов.

Таким образом, народовластие является другой главной характеристикой конституционного государства. Народовластие означает, что государство как в статике, так и в динамике, в процессе осуществления возложенных на него функций руководствуется волей народа. При этом опыт конституционно-правового развития различных государств свидетельствует о том, что воля народа может двояко проявляться в организации государственной власти и ее функционировании. Во-первых, как некое руководящее начало, основополагающий принцип, составляющий фундаментальный принцип организации государства, который выражается в форме народного представительства. В данном случае, стало быть, народная воля осуществляется не самим народом, а избранными им представителями, которые формируют и выражают эту волю вовне.

Во-вторых, воля народа в практике современного конституционализма выступает как некая положительная сила, не просто лежащая в основе государственной жизни, но и регулирующая ее. Речь в этом случае идет о непосредственной демократии, формы которой различны и включают референдум, народную инициативу и др. Именно в этих формах идея народоправства, минуя связующее звено в виде представительных органов, непосредственно проявляется в политико-правовой действительности.

Могут ли, однако, народное представительство или существующие формы непосредственной демократии служить достаточной гарантией действительного народовластия во всех сферах государственной жизни? Конституционно-правовая доктрина давно пришла к выводу, что в сфере законодательной деятельности народное представительство и непосредственные формы народоправства нуждаются в дополнении органом государственного управления, действующим в согласии с законами и теми политическими директивами, которые исходят от народных представителей и поддерживаются общественным мнением страны. Этот орган — правительство.

Законодательная власть определяет меру возможного и необходимого, исполнительная власть служит тому, чтобы эти возможность и необходимость стали действительностью. Управление основывается на законе, и в силу этого исполнительная власть имеет своим назначением направление государственной жизни в определенное законом русло.

Для правового государства характерно, что управление осуществляется в тех пределах, которые установлены для него законом, и в этом смысле исполнительная власть является подзаконной. Однако сводится ли роль правительства, всей системы исполнительной власти к пассивному исполнению закона, к осуществлению юридических норм, продиктованных законодателем? В период ломки абсолютного государства политико-правовая доктрина отвечает на этот вопрос обычно утвердительно. В основе такого ответа — стремление возвысить народное представительство и расширить возможности его воздействия на процессы общественного развития. Конституционное законодательство устраняет зависимость народного представительства от исполнительной власти.

Именно этим во многом объясняется запрет на совмещение депутатского мандата с должностью в системе исполнительной власти, поскольку в противном случае должностные лица исполнительной власти были бы также представителями народа и, обладая его доверием, могли быть выведены из-под контроля законодательной власти. Политическая история убедительно свидетельствует, что основания для подобных опасений и поиска надежных гарантий народного представительства имеются. Рецидивы абсолютизма были обычным явлением для истории становления едва ли не всех конституционных государств. Не об этом ли свидетельствуют культивируемый различными политическими силами «демократический» цезаризм, или закрепленный в Конституции порядок формирования Совета Федерации, или существенное ограничение контрольной функции Государственной Думы?!

Однако по мере утверждения правового государства подобные представления о правительстве лишь как о простом исполнителе законов все более уступают место иным взглядам — об исполнительной власти, действующей в соответствии с законом, но обладающей широкими полномочиями и самостоятельно отстаивающей интересы государства в предоставленной ей сфере государственной жизни. Если изложенное представить в схематичном виде, можно утверждать, что в процессе становления правового государства самодержавие бюрократической элиты (если иметь в виду опыт нашей страны) сменяется самодержавием органов народного представительства и только затем в результате ряда политических кризисов, протекающих по-разному в различных странах, происходит более или менее оптимальное распределение полномочий между органами законодательной, исполнительной и судебной власти, удовлетворяющее основные социально-политические силы общества и сопрягающееся с потребностями организации власти и управления. Словом, исполнительная власть теперь — это такая государственная деятельность, которая, осуществляясь в соответствии с законами и оставаясь в их пределах, не определяется только ими, а обладает значительной самостоятельностью в решении стоящих перед государством задач. Речь идет об управлении.

Гарантией соблюдения исполнительной властью установленных законодательной властью границ служит суд. Поскольку принцип законности относится ко всем сферам государственной жизни, судебный контроль распространяется на акты не только исполнительной, но и законодательной власти. При этом если в целом ряде случаев контроль за законностью актов в сфере государственного управления осуществляется судами общей юрисдикции, то контроль за актами законодательства осуществляется специальными органами конституционного правосудия, оценки которых основываются исключительно на Конституции. Контроль за конституционностью законов и иных актов законодательной власти не есть посягательство на функции законодателя, точно так же, как контроль за актами исполнительной власти не вторгается в сферу государственного управления. Суд не может и не должен оценивать целесообразность проверяемых на оселке конституционности актов или их соответствие общественным чаяниям и ожиданиям; его роль ограничена обеспечением соответствия закона Конституции, а актов исполнительной власти — закону и Конституции.

Таким образом, проблема правового обеспечения имеет едва ли не доминирующее значение в теории и практике правового государства. Социальное назначение гарантий — обеспечить фактическое функционирование институтов и учреждений государства в соответствии с принципами народовластия и свободы личности. Недостаточно только провозгласить государство правовым, необходимо создать надежные механизмы защиты общества в целом и каждого человека в отдельности от административного произвола и полицейского насилия. В противном случае декларация о правовом государстве лишь способ легализации борьбы граждан и их ассоциаций, общества в целом против абсолютного государства с характерным для него самовластием государственных органов и административным произволом.

Конституционно-правовое содержание принципа правового государства не ограничивается установлением правовых пределов государственной власти, соблюдение которых контролируется судом во имя свободы и неотъемлемых прав личности. Из Конституции вытекает, что и само государство также создает такие нормы и правила, которые гарантируют политическое единство и формируют основы правопорядка. Тем самым динамика политических процессов не ставит под сомнение идентичность государства и его жизнеспособность. Речь идет и о стабилизации государства путем создания соответствующих органов, осуществляющих функции государства и действующих независимо от периодической смены политических элит, приходящих к власти в результате свободных демократических выборов.

При этом примат права как одна из основных характеристик правового государства связывает как подвластных, так и само государство. Отсюда — определенная внепартийность права, которое обладает известной автономией по отношению к свободной игре политических сил в условиях плюралистической демократии, гарантией чего является соответствие законодательства Конституции, легитимированной волей большинства народа.

Таким образом, закон обязателен не только для подвластных, но и для самого государства в лице его органов законодательной, исполнительной и судебной власти и их должностных лиц. Односторонние обязательства абсолютного государства, возлагаемые на подвластных, в условиях конституционного государства и разделения властей трансформируются в нормы, содержащие как взаимные обязательства, так и права. Индивид не только является обязанной стороной, но и обладает правами, которым соответствуют обязанности государства в лице его органов и должностных лиц.

Таким образом, для конституционного государства характерно прежде всего народовластие, осуществляемое в форме народного представительства или непосредственно. Оно отличается также разделением властей в смысле разграничения государственных функций, реализация которых не сливается в одном лице или органе. Напротив, эти функции осуществляются вполне самостоятельными органами, действующими в соответствии с предписаниями закона, а не по личному усмотрению или произволу и связанными юридическими обязательствами по отношению к индивидам в виде неотъемлемых прав человека и гражданина, которые сопровождаются определенными сдержками и взаимными ограничениями.

В то же время необходимо предостеречь от излишнего увлечения «общими принципами права». Давний научный спор о соотношении закона и права, перенесенный в практику деятельности правоприменительных органов, способен стать источником многих потрясений, если не учитывать, что «общие принципы права» действительно занимают доминирующее положение и должны учитываться при разрешении любого конституционного спора в той мере, в какой они получили признание и закрепление в писаной конституции государства. Конституция не дает оснований обходить закон со ссылкой на право, поскольку это привело бы к размыванию конституционных функций и лишило бы Основной Закон рационализирующего и стабилизирующего действия, предусмотренного Конституцией. Такой вывод следует не из абстрактных теоретических рассуждений и продиктован вовсе не политической целесообразностью или интересами какой-то группы политической элиты, что, к сожалению, столь характерно для нашей юриспруденции, а основывается на конкретной практике Конституционного Суда и доминирующей в его деятельности правовой доктрине.

Высказанная позиция особенно актуальна для Российской Федерации, поскольку руководство правовыми идеалами, не вызревшими в ходе долгого эволюционного развития на собственно российской почве, способно привести к оправданию любых актов и действий государства, его органов и должностных лиц в соответствии с некогда общепризнанным, но впоследствии отвергнутым социально-политической практикой человечества постулатом: цель оправдывает средства.

Разумеется, между сущим и должным — дистанция немалая. Тем более что правовое государство не конечный пункт, а непрерывный и долговременный процесс, в развитии которого честная и энергичная воля главы государства, парламента, правительства имеет огромное значение. В ч. 1 ст. 1 Конституции Российская Федерация провозглашена демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления. Но рассматриваемый принцип имеет основополагающее значение для характеристики правовой государственности не только Федерации в целом, но и ее составных частей, включая республики, края и области, автономную область и автономные округа.

Конституция не содержит определения правового государства. Что же касается конституционно-правовой доктрины России, в ней имеется согласие относительно существенных элементов правового государства, однако нормативное содержание этих элементов, их юридическая, а нередко и политическая природа объясняются неоднозначно, и поэтому целостная картина правовой государственности в Российской Федерации выглядит по-разному в зависимости от исходных посылок исследователей.

Во многом это связано с тем, что понятие правового государства в России интерпретируется в отрыве от Конституции. Напротив, сама Конституция нередко интерпретируется сквозь призму априорных теоретических представлений о правовом государстве, сложившихся до или вне Конституции, и в случае несоответствия между ними корректируется не доктрина, под сомнение ставится «конституционность» самой Конституции. Именно это наблюдалось в процессе разрушительной критики прежней Конституции РФ, павшей жертвой оторванных от реальной практики представлений об идеальной организации власти в Российской Федерации, которой она не соответствовала и потому была «нелегитимной». Между тем объяснение правовой государственности в России должно базироваться не на абстрактных представлениях, сложившихся вне Конституции, а на ее воплощении в Основном Законе и практике реализации принципов правового государства в деятельности законодательной, исполнительной и судебной власти.

При этом общего определения правового государства не выработано и в практике судебного конституционного контроля. Конституционный Суд РФ давал и дает ответы на возникающие в связи с этой проблемой утверждения правовой государственности вопросы в процессе разрешения конституционных споров, имея при этом в виду конкретные формы воплощения правовой государственности в тексте Конституции и исходя из традиционных для прошлого и настоящего юридической мысли теоретических воззрений. В связи с тем, что страна длительное время жила в условиях примата политики над законом и правом, игнорирования индивидуальной автономии и неотъемлемых прав личности, концентрации и жесткой централизации власти, Конституционным Судом на первом этапе его деятельности особое внимание уделялось утверждению в социальной и правовой практике России, общественном сознании верховенства Конституции и закона, свободы и прав человека, разделения властей, а также формированию гарантий от режима личной власти, неподконтрольной народу и создаваемым им органам, принуждению государства к выполнению его социальных и юридических обязательств перед гражданами.

В этой конституционной формуле обращают на себя внимание, в частности, следующие обстоятельства: Конституция устанавливает, что в иерархии ценностей человек, его права и свободы являются высшей ценностью и, следовательно, главной целью политики государства. Демократическое обновление, вызывающее глубокую ценностную переориентацию общества, возвращает тем самым проблеме человека принадлежащее ей место не только в теории, но и в общественной практике. Данная конституционная норма закрепляет главный критерий правоустановительной и правоохранительной деятельности государства, его органов и должностных лиц; конституционно выражается и закрепляется идея юридической связанности государства, ограниченности его власти, так как на него возложены юридические обязанности перед человеком, права и свободы которого обязательны для законодателя, органов исполнительной и судебной власти. Поскольку государство не предоставляет, а лишь признает, соблюдает и защищает права и свободы человека, в указанной конституционной формуле находит выражение идея естественных, неотъемлемых и неотчуждаемых прав человека, которые существуют независимо от государственного их признания, в силу чего конституционные права и свободы не октроированы государством, не дарованы им, а являются атрибутивными, свойственными личности и вытекают из присущего каждому человеку достоинства. Из этой конституционной нормы вытекает также необходимость проводить различие между правами человека и правами гражданина: права человека суть общесоциальная категория, они представляют собой социальные возможности и необходимости, существующие еще до государственного их признания, а права гражданина — это такие права человека, которые находятся под охраной и защитой государства; следовательно, основные права гражданина есть юридическая форма прав человека, включенного в определенную социальную систему.

В статье 3 Конституции закреплен принцип народовластия. Раскрывая нормативное содержание данного конституционного положения, надо обратить внимание по меньшей мере на следующие обстоятельства: носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ; Конституция устанавливает две формы осуществления власти народа — непосредственно, а также опосредованно, через органы государственной власти и местного самоуправления; высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум, под которым традиционно понимается всенародное голосование, и свободные выборы; опосредованное народовластие осуществляется не только через народное представительство, но и через все другие органы государственной власти; воплощением и выражением народовластия являются как высшие федеральные органы законодательной, исполнительной и судебной власти, так и органы государственной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления; Конституция содержит запрет присвоения власти в Российской Федерации, из которого следует, что органы и должностные лица государства получают не саму власть, а право на власть, причем это право приобретается при условии соблюдения установленных Конституцией и законом процедур. Законная власть — всегда временная власть, право на осуществление которой приобретается в процессе демократического соперничества за осуществление власти. Узурпация власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону.

Существенное место в характеристике правового государства в России занимает разделение властей. В ст. 10 Конституции установлено: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». Нормативное содержание данного положения Основного Закона также многозначно: Конституция закрепляет единство государственной власти в Российской Федерации; она фиксирует разграничение властных полномочий между различными органами; устанавливается самостоятельность этих органов в осуществлении возложенных на них полномочий и недопустимость их вторжения в сферу ведения и компетенцию друг друга; одновременно это положение не препятствует рационализации осуществления власти, когда Президент, к примеру, обладающий правом издавать нормативные указы, тем самым выполняет некоторые функции законодателя или, будучи гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина, выступая арбитром в споре между органами государственной власти, осуществляет некоторые судебные функции, а парламент, утверждая государственный бюджет или ратифицируя международные договоры РФ, выполняет отдельные функции исполнительной власти и т.п. Универсальной модели разделения властей, общей для всех государств независимо от особенностей исторического развития, как отмечалось, не существует. Подобное распределение некоторых полномочий служит обеспечению взаимодействия властей и является гарантией от их разрыва.

Правовая государственность в России воплощается и в принципе верховенства Конституции. Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции Основной Закон имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории РФ. Законы и другие правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции. Тем самым фиксируется место Конституции в системе российского законодательства, ее непосредственно и прямо действующий характер и сфера распространения. Обладая высшей юридической силой, она не нуждается для своей реализации в качестве обязательного предварительного условия в конкретизации в федеральных законах, а также в ратификации или подтверждении в иной форме органами государственной власти субъектов РФ. Кроме того, в этом положении особо и специально закрепляется интегративная роль Конституции: во-первых, действуя на всей территории РФ, она подлежит повышенной правовой защите всеми субъектами РФ; во-вторых, как федеральные законы и иные правовые акты, так и акты субъектов РФ не могут противоречить ей, а в случае такого противоречия действуют не законы и иные правовые акты федеральных властей или властей республик, краев, областей или автономных образований, а Конституция.

Правовое государство — это государство, власть которого ограничена определенными пределами. Речь идет не только об ограничении государственной власти во имя свободы и прав человека и гражданина, но и о «связанности» власти и ее конкретных носителей Конституцией и законом. Согласно ч. 2 ст. 15 Конституции органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию и законы. В качестве иллюстрации можно сослаться на то, что в Конституции в достаточно общем плане определены некоторые функции главы государства, выступающего, например, гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина, суверенитета РФ, ее независимости и государственной целостности (ст. 80), или правительства, осуществляющего меры по обеспечению обороны страны, государственной безопасности, реализации внешней политики и др. (ст. 114). Согласно норме ч. 2 ст. 15 формы реализации этих функций и полномочий — не личное усмотрение государственных органов и должностных лиц, они должны быть определены и установлены законом, выйти за рамки которого без риска искажения или извращения воли народа-суверена невозможно.

Конституция исходит из того, что в основе правовой государственности лежат не только принципы, закрепленные законодательством, но и принятые в международном сообществе правила. Принцип правового государства выполняет в современных условиях интегративную функцию, обеспечивает взаимодействие сообщества правовых государств на основе получивших общее признание субъектов международно-правовых отношений принципов и норм, служит преодолению во многом искусственной изоляции страны от международного сообщества. Новая Конституция РФ идет значительно дальше в признании приоритета общепризнанных принципов и норм перед нормами национального законодательства, чем это делалось прежде в законодательстве СССР или РФ, да и конституциях многих других государств. Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Отсюда следует, что в случае, если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, применяются правила международного договора.

В связи с этим возможны две оговорки. Во-первых, органы государства и должностные лица не вправе заключать договоры, противоречащие Конституции. Если такой договор тем не менее заключен, то действуют конституционные нормы, поскольку иное было бы равнозначно отказу от государственного суверенитета. Во-вторых, противоречие между международным договором и внутренним законодательным актом не влечет автоматического признания ничтожности последнего. Этот акт лишь не применяется, хотя и продолжает действовать. Следовательно, для его преодоления необходимо соблюдение обычной конституционной процедуры — отмены этого акта управомоченным на то органом или признания его неконституционным Конституционным Судом РФ.

1.3. Федеративное государство обычно определяется как сложное государство, состоящие из ряда субъектов (государств или государствоподобных образований), образованных по территориальному или (и) национальному принципу и объединившихся для решения общих задач.

Устойчивый федерализм выполняет две взаимосвязанные главные функции: с одной стороны, он децентрализует публичную власть посредством ее разделения по вертикали и тем самым формирует полицентризм, гарантирующий демократические институты государства, провозглашенные в его конституции; с другой стороны, он интегрирует объединившиеся в федерацию государства и иные территориальные сообщества, обеспечивая их государственное единство. Тем самым формируется единое государственно-правовое объединение, отличающееся определенной политико-юридической самостоятельностью входящих в федерацию субъектов, наличием у них учредительной власти, не производной от власти «центрального правительства». В связи с этим федерализму противостоит не унитаризм, как это обычно утверждается в отечественном государствоведении, а централизм. Более того, всякий жизнеспособный федерализм имеет в своей основе унитарное начало.

Интегративной функцией федерализма, единством федеративного государства обусловлено наличие федеральной конституции и законодательства, высших органов государственной власти, гражданства федерации, ее территории, включающей территории входящих в нее субъектов, политическое, экономическое и военное единство государства. Децентрализацией публичной власти и разделением ее по вертикали обусловлено наличие у субъектов федерации своих конституций или иных учредительных актов (уставов) и собственного законодательства, высших органов законодательной, исполнительной и судебной власти, территории, которая не может быть изменена без их согласия, а также в ряде случаев гражданства субъекта федерации, государственных символов.

Рациональное сочетание и взаимодействие этих функций и их государственно-правовых проявлений в распределении предметов ведения и полномочий между федерацией и ее субъектами является непременным условием стабильности и устойчивости данной формы государственного устройства. Чрезмерная централизация публичной власти ведет к перерождению федерации в бюрократическую организацию государства, даже если при этом сохраняются внешние атрибуты федерализма; чрезмерная дезинтеграция публичной власти чревата разрушением политико-правового, экономического и военного единства федеративного государства и вычленением из него отдельных суверенных государств, ранее объединившихся в федерацию в результате заключения союзного договора или обретших государственность в результате повышения их государственно-правового статуса федеральной конституцией, как это произошло в России. Именно поэтому Российская Федерация по своей природе не является союзным государством.

В основе государственно-территориального устройства России лежат принципы, имеющие определяющее значение для характера взаимоотношений различных уровней федеративной системы, обеспечения единства государства и учета особенностей его составных частей, гарантирования общефедерального стандарта прав человека на всей территории государства.

В Конституции закреплены следующие принципы государственно-территориального устройства, непосредственно связанные с основными, исходными началами утверждаемой в государстве модели российского федерализма.

Принцип единства и целостности государства находит отражение в единстве территориального, а также политического, экономического и правового пространства России. Российский федерализм не означает аморфности государственных связей ее составных частей. Российская Федерация представляет собой единое в государственно-правовом и международно-правовом отношениях государство, суверенитет которого распространяется на всю территорию. Данный принцип выражается также в положениях федеральной Конституции о верховенстве Конституции РФ и федеральных законов на всей ее территории и их прямом действии, об обеспечении государством территориальной целостности и неприкосновенности территории РФ. В Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности (ч. 1 ст. 8 Конституции РФ).

Единство и целостность России обеспечиваются единством системы государственной власти, а также единством органов исполнительной власти РФ и ее субъектов в пределах их совместного ведения, единой системой судебной власти, прокуратуры и др. Важное значение для обеспечения единства и целостности Российского государства имеет единство гражданства и конституционного статуса граждан РФ, из чего следует, что каждый гражданин РФ обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией (ч. 2 ст. 6).

Принцип федерализма. Как было сказано ранее, согласно Конституции Российская Федерация представляет собой демократическое правовое федеративное государство с республиканской формой правления (ч. 1 комментируемой статьи 1 Конституции России). Это означает, что федерализм не только представляет собой элемент формы государства, но и имеет важное значение для выявления сущности и характера государственной власти, институтов государственности и правовой системы. При этом в России взаимодействуют два уровня федеративной системы и в ее рамках публичной власти — Федерация в целом, представляемая федеральными органами государственной власти (Президентом, Федеральным Собранием, Правительством и др.), и субъекты РФ, представляемые органами государственной власти этих субъектов, обладающими в пределах своего ведения всей полнотой государственной власти.

Принцип суверенности Российской Федерации, выступающей в государственно-правовом и международно-правовом отношениях в качестве единственного носителя верховной власти. Суверенитет России основывается на суверенитете ее многонационального народа, воля которого является источником всякой публичной власти (государства, местного самоуправления).

Суверенитет РФ, как отмечалось, характеризуется ее верховенством на своей территории и независимостью во внешних сношениях. Это, однако, не препятствует добровольному принятию государством на себя обязательств, вытекающих из членства в межгосударственных организациях или из международных договоров РФ.

Принцип разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ. Конституция РФ, Федеративный договор и иные договоры о разграничении предметов ведения и полномочий различают: 1) предметы ведения и полномочия Российской Федерации; 2) предметы совместного ведения и полномочия РФ и ее субъектов; 3) предметы ведения и полномочия субъектов РФ. При этом Конституция определяет предметы ведения РФ и совместного ведения РФ и ее субъектов. За их пределами субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти и осуществляют ее самостоятельно.

Принцип лояльности Федерации по отношению к своим субъектам и субъектов РФ по отношению к Федерации, или принцип дружественных отношений между ними. Правовое содержание данного принципа заключается в соблюдении параметров закрепленных за Федерацией и ее субъектами полномочий, особенно в сфере конкурирующей компетенции, невмешательстве в пределы ведения и полномочия друг друга.

Принцип лояльности в федеративных отношениях предполагает также высокий уровень государственного сознания, готовность отстаивать федеративный строй и собственные прерогативы, отказ от регионального эгоизма и готовность к согласованным решениям в случае споров между Федерацией и ее субъектами или между субъектами РФ. Но и в этом случае границы такой лояльности определяются взаимными конституционными обязательствами участников федеративных отношений, возложенными на них Конституцией, и требованием их добросовестного выполнения.

Конституция вслед за Федеративным договором в структуре Федерации закрепляет три вида субъектов: национально-государственный (республики в составе РФ); административно-территориальный (края, области, города Москва и Санкт-Петербург); национально-территориальный (автономная область и автономные округа). Тем самым действующая Конституция, сохранив основную схему прежнего типа федерализма, существенно дополнила ее новыми элементами, наделила административно-территориальные единицы высшего звена (края, области), а также города федерального значения качествами субъектов Федерации, гарантировала всем субъектам действительную самостоятельность в предоставленных им сферах государственной и общественной жизни.

Уникальность российского федерализма заключается в том, что в его основу положены как национальный, так и территориальный принципы, что является отражением полиэтничности национального состава России, самобытности ее исторического развития, особенностей строительства российской государственности и т.д. Этим она существенно отличается от большинства иных федераций.

В то же время следует иметь в виду, что в отношении многих малочисленных народов, как и прежде, сохраняется территориальная, или надэтническая, модель федерализма. Эти народы не имеют этнонациональной государственности и в силу своей малочисленности нуждаются в особой государственной защите. В связи с этим согласно ст. 69 Конституции государство гарантирует права коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ.

На современном этапе развития российского федерализма преобладает общая тенденция выравнивания статуса субъектов Федерации с достаточно четко очерченным кругом их суверенных прав. Конституционному совещанию 1993 г. удалось выработать формулу, получившую закрепление в ч. 4 ст. 5 Конституции, с которой согласились участвовавшие в нем представители субъектов РФ: «Во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты Российской Федерации между собой равноправны». Главное теперь — проблема гарантий равноправия субъектов РФ, образованных по национальному и территориальному признакам, которое предполагает предоставление им равных правовых возможностей реализации всех политических, социально-экономических и иных прав народов и каждой личности. А это во многом зависит не только от самих субъектов РФ, но и в не меньшей мере от организации власти в едином федеративном государстве, характера бюджетных отношений, налоговой политики и пр. Как подчеркивается в Постановлении КС РФ от 15.07.1996 N 16-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 1 и пункта 4 статьи 3 Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 года «О дорожных фондах в Российской Федерации»*(2), равноправие субъектов РФ между собой во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти означает, в частности, единообразие конституционного подхода к распределению предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами и требует установления федеральным законодателем единых правил взаимоотношений федеральных органов государственной власти со всеми субъектами РФ.

Российское государство в геополитическом, экономическом и иных отношениях представляет собой не гетерогенное объединение разнородных сочленов, а нечто цельное, способное по своему потенциалу обеспечить многообразие и самобытность субъектов Федерации с сохранением их тесного государственного единства на основе их естественного взаимного тяготения. Причем правовые формы обеспечения такого единства субъектов РФ, организованных в соответствии с этими различными моделями, многообразны и дают субъектам возможность выбора наиболее приемлемых для них способов взаимодействия.

Таким образом, федеративное устройство России служит, с одной стороны, сохранению многообразия различных регионов при безусловном характере общефедерального единства, с другой — такое устройство выступает способом рационального распределения компетенции и полномочий не только по горизонтали, но и по вертикали. Законодательные, исполнительные и судебные полномочия делятся между Федерацией и ее субъектами, причем само это деление должно быть осуществлено таким образом, чтобы реализация своих полномочий одной частью государственного механизма Федерации требовала активизации деятельности другой части, что в свою очередь могло бы способствовать более тесному единству всех субъектов РФ, развитию их взаимосвязей и взаимозависимости.

При этом федеральная Конституция установила, что предусматриваемая ею политическая децентрализация не может быть построена на принципах отвлеченного математического равенства субъектов, а должна соотноситься с конкретной обстановкой децентрализуемого региона, его экономическим потенциалом, развитием промышленности и сельского хозяйства, численностью населения, наличием центров культуры и пр. Федеральная Конституция предусматривает такую возможность путем заключения договоров между федеральными органами и органами власти субъектов РФ.

В федеративном государстве не исключается асимметрия в законодательстве и деятельности органов власти субъектов федерации. Ее легальную основу составляет ч. 3 ст. 11 Конституции о возможности договорного разграничения предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ. Российский федерализм допускает асимметрию, но не в конституционном статусе субъектов Федерации, а в круге полномочий и предметов ведения, которые определены федеральной Конституцией и заключенными на ее основе Федеративным и иными договорами (ст. 11 Конституции).

Как бы ни были велики асимметрия и рамки самостоятельности субъектов Федерации, последние входят в объединенную федеральной Конституцией систему общегосударственных отношений. Поэтому эффективное функционирование этой системы немыслимо без обеспечения верховенства федеральной Конституции и федеральных законов. Иначе говоря, в основе отечественной модели федерализма лежит признание того, что данная форма государственного устройства есть система, в которой все составляющие ее части и соответствующие звенья иерархии власти взаимосвязаны общеобязательными нормами федеральной Конституции и взаимной ответственностью. Закрепленное в ней разграничение полномочий и предметов ведения федеральных органов и органов субъектов РФ должно лежать в основе конституций и уставов последних. В связи с этим остро стоит проблема постоянного возобновления единого конституционного пространства в нашей стране, обеспечения соответствия учредительных актов (конституций, уставов) субъектов РФ федеральной Конституции.

Таким образом, российский федерализм в своих современных формах был установлен, сформирован и развивается на основе Конституции. «Причем, — как отмечал Президент РФ Д.А. Медведев в Послании Федеральному Собранию от 5 ноября 2008 г., — особую роль в его становлении сыграл Конституционный Суд РФ. В его решениях был найден баланс между разными интересами уровней власти — порой остро конфликтными. Это касается как споров федеральных и региональных органов власти между собой, так и споров о различных способах устройства местного самоуправления».

1.4. Согласно ч. 1 комментируемой статьи Российская Федерация является республикой, что означает конституционное закрепление республиканского принципа. Адекватная интерпретация принципа республиканского государства требует учитывать, что современный смысл этого понятия отличается от того содержания, которое вкладывалось в него изначально, — «общее дело» (respublica); публичная власть в республике в отличие от монархии исходила от политической общности, которую составлял народ, и была обязана служить «общему благу» (salus publica). Такое видение в настоящее время ближе к характеристике демократического правового государства.

Закрепление республиканского принципа в Конституции означает невозможность легального отказа государства в лице его высших органов государственной власти — Президента, парламента, правительства, высших органов судебной власти — от республиканской формы правления.

Республиканская форма правления распространяется также на все субъекты РФ в силу признания их составными частями единого Российского государства, хотя и в федеральной Конституции, и в учредительных актах субъектов РФ республиканский принцип четко выражен лишь в конституциях тех субъектов, которые статьей 5 Конституции названы республиками (государствами). При этом в названиях всех этих субъектов термин «республика» присутствует и несет в себе определенный правовой смысл. Однако понятие «республика» не равнозначно понятию «государство», появившемуся в тексте Конституции под влиянием лидеров ряда республик в составе РФ, принимавших участие в Конституционном совещании 1993 г., связывавших последний термин с большей самостоятельностью и выражавших претензии на суверенитет в отличие от иных субъектов РФ.

Часть 1 комментируемой статьи подчеркивает взаимосвязи республиканского принципа организации государственной власти в РФ с принципами демократии, правового государства и федерализма. Российская Федерация является демократической республикой, основанной и действующей на началах правовой государственности и федерализма. Это оказывает влияние на состав высших органов государственной власти, порядок их образования, организацию, функционирование и характер взаимодействия между собой и с населением.

Главным признаком современной демократической республиканской формы правления в России является выборность и сменяемость главы государства народом, а также участие самого народа непосредственно или в установленных в соответствии с его волей опосредованных формах в осуществлении публичной власти. Источником власти выступает не глава государства, парламент или правительство, таковым является многонациональный народ России, делегирующий право на власть органам государства, но сохраняющий при этом за собой контроль над ними. Органы государства — не учредительная, а учрежденная власть, которая может без риска утраты своей легитимности действовать лишь в пределах установленных народом в Конституции и принятых в соответствии с нею законах полномочий.

В политической теории и государственно-правовой практике обычно различают два вида республик — президентские и парламентские, главное различие между которыми заключается в особенностях ответственности правительства. Эти особенности обусловлены сложившейся в политической системе и закрепленной в конституции иерархией органов государственной власти. Для парламентской республики характерно доминирующее положение органа народного представительства — парламента, который играет решающую роль в формировании правительства и перед которым последнее ответственно в установленных в конституции формах. Напротив, в президентской республике глава государства одновременно возглавляет и исполнительную власть, сосредоточивает в своих руках полномочия главы правительства. Этим обусловливаются широкие пределы усмотрения президента в формировании правительства, выбора министров, их назначения или отстранения от должности. При этом для пресечения возможных авторитарных тенденций в такой республике глава государства не вправе легальным способом распустить парламент, что обеспечивает взаимные сдержки и противовесы.

Российская Федерация, на первый взгляд, вслед за рядом иных государств (Австрия, Португалия, Франция и др.) избрала смешанную форму правления, сочетающую в себе черты президентской и парламентской республик. Для президентско-парламентской («полупрезидентской») республиканской формы правления, получившей закрепление в Конституции, характерны следующие черты: Президент избирается всеобщим голосованием и, следовательно, источник его полномочий не в воле парламента, как в парламентской республике, а в воле народа. В действительности, однако, особенности политического развития РФ и противостояние различных политических сил, вылившееся в трагические события сентября-октября 1993 г., обусловили объем и характер полномочий главы государства, которые позволяют квалифицировать форму правления в России как «суперпрезидентскую» республику, в которой Президент обладает широкими дискреционными полномочиями и может действовать по собственному усмотрению, независимо от правительства и полностью контролирует его; наряду с Президентом действуют Председатель Правительства и министры, составляющие Правительство, несущее ограниченную ответственность перед парламентом, в чем обычно усматриваются черты парламентской республики.

В силу отсутствия формальной определенности республиканского принципа, как и иных конституционных норм-принципов и их взаимопроникновения, чрезвычайно сложно формализовать вытекающие из него юридические обязательства для государства. Тем не менее из конституционного закрепления республиканской формы правления вытекают по меньшей мере следующие принципиальные требования к организации публичной власти в России: принцип большинства и принцип законности деятельности государственных органов и их должностных лиц. Принцип большинства означает, что управление государством осуществляется большинством, именно оно делегирует государственным органам и агентам государства право на осуществление государственной власти путем демократических свободных выборов. Принцип законности требует, чтобы государственные органы и их должностные лица действовали на основе Конституции и законов, а также основанных на них иных правовых актах, а не вопреки им, даже если иное решение представляется более рациональным.

2. Частью 2 комментируемой статьи установлено, что наименования Российская Федерация и Россия равнозначны. Тем самым эти наименования выступают в качестве синонимов для обозначения Российского государства. Они были установлены Законом РСФСР от 25.12.1991 N 2094-1 «Об изменении наименования государства Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика». Этим подразумевались отказ от советского типа организации государства и идеологемы социализма в его наименовании, а также восстановление исторической преемственности в развитии отечественной государственности.

При этом если наименование «Российская Федерация», только в преамбуле и гл. 1 Конституции используемое 46 раз, отражает федеративную природу государства, то слово «Россия» в указанных частях Конституции используется четырежды, причем в зависимости от контекста — для обозначения различных понятий. В частности, в преамбуле слово «Россия» выступает в качестве синонимов слов «страна», «Родина», «Отечество», которые не тождественны по смыслу понятию Российского государства, но в их конституционном истолковании имеют существенное значение для определения пределов конституционного регулирования и установления взаимных прав и обязанностей субъектов конституционных правоотношений (см., например, комментарий к ст. 59).

Отсюда следует, что та или иная интерпретация термина «Россия» требует учета вкладываемого в него Конституцией неоднозначного смысла. Это означает, что используемые в ст. 1 наименования синонимичны лишь как обозначения Российского государства как особой конституционно- и международно-правовой личности. Они в равной мере могут употребляться в нормативных правовых актах и иных официальных документах, СМИ и т.д. В действительности, однако, в нормативных правовых актах и официальной лексике чаще употребляется наименование «Российская Федерация», в быту — «Россия».

Но это только один аспект соотношения используемых Конституцией терминов и обозначаемых ими понятий. Другой, менее очевидный аспект их соотношения требует учета соотношения Конституции и Российского государства. Государство первично, Конституция вторична, а ее учредительная функция означает в действительности не учреждение государства — России, а его преобразование, т.е. иное состояние государства, наделение его новыми качествами, в конечном счете ориентированными на восприятие демократических стандартов организации и функционирования. Россия вечна, Российская Федерация в государственно-правовом смысле — результат действующей Конституции. В связи с этим наименование «Россия» позволяет связать Конституцию 1993 г. и формируемое ею государство со всей историей отечественной государственности; что же касается наименования «Российская Федерация» — оно отражает современный этап развития России как демократического федеративного правового государства с республиканской формой правления. Причем указанная новизна относительна, а не абсолютна.

Смотрите так же:

  • Список документов на постановку на очередь на жилье Какие нужны документы для постановки на очередь на жилье? Задайте вопрос юристу и получите ответ за 1 минуту! Для постановки на очередь на жилье граждане должны быть признаны малоимущими и нуждающимися в жилом помещении. К заявлению, подаваемому в […]
  • Моральный вред и его компенсация судебная практика при дтп 2014 Компенсация морального вреда: тенденции российской судебной практики Компенсация морального вреда – один из способов защиты гражданином его нарушенных прав (абз. 11 ст. 12 ГК РФ). Размер компенсации определяет суд. Для этого он принимает во […]
  • Мировой суд 1 нижегородского района 11 октября 2011г. Мировой судья судебного участка № 6 Нижегородского района г. Нижнего Новгорода Китаева Ю.А. при секретаре Сочешковой Е.В . , рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Деваевой Людмилы Александровны к ООО […]
  • Адвокат цыганов анатолий Адвокат цыганов анатолий адвокатов, включенных в реестр адвокатов Тверской области НО "ТВЕРСКАЯ ОБЛАСТНАЯ КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ" (ТОКА): (170042, г.Тверь,пер.Никитина, д.7 тел/факс 31-20-83) Филиал № 1 ТОКА ( г. Тверь, ул. Советская, 51; […]
  • Адвокат апеллировал к человеколюбию присутствующих в зале суда РЯ студентам / Лексикология / Лексические нормы-семинар 1. Выберите необходимое по смыслу слово: 1. (Этикетные, этические) нормы не позволяли ему брать котлету руками. 2. (Референт, рефери) подбежал к месту предполагаемого падения мяча. 3. Этот […]
Комментарии запрещены.