Ст 51 ч 2 военная служба

Ст 51 ч 2 военная служба

Ст 51 ч 2 военная служба

полиция:
3. Предельный возраст поступления на службу в органы внутренних дел устанавливается:
1) для замещения должностей в органах внутренних дел — 35 лет;
2) для поступления в образовательные учреждения высшего профессионального образования федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел для обучения по очной форме — 25 лет.
4. Возрастные ограничения для поступления на службу в органы внутренних дел граждан, ранее проходивших службу в органах внутренних дел или в федеральных органах исполнительной власти на должностях, по которым предусмотрено присвоение специальных (воинских) званий, определяются возрастными ограничениями для пребывания на службе в органах внутренних дел, установленными статьей 88 настоящего Федерального закона.

военная служба:
2. Первый контракт о прохождении военной службы вправе заключать:
граждане в возрасте от 18 до 40 лет;
иностранные граждане в возрасте от 18 до 30 лет.

прокуратура (прямого верхнего ограничения на поступление нет, возраст ограничен предельным возрастом пребывания на госслужбе):
Статья 25.1. Предельный возраст пребывания на гражданской службе
1. Предельный возраст пребывания на гражданской службе — 60 лет. Гражданскому служащему, достигшему предельного возраста пребывания на гражданской службе, срок гражданской службы с его согласия может быть продлен по решению представителя нанимателя, но не свыше чем до достижения им возраста 65 лет, а гражданскому служащему, замещающему должность гражданской службы категории «помощники (советники)», учрежденную для содействия лицу, замещающему государственную должность, — до окончания срока полномочий указанного лица.
2. По достижении гражданским служащим предельного возраста пребывания на гражданской службе по решению представителя нанимателя и с согласия гражданина он может продолжить работу в государственном органе на условиях срочного трудового договора на должности, не являющейся должностью гражданской службы.

Статья 51 ЖК РФ. Основания признания граждан нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма

Новая редакция Ст. 51 ЖК РФ

1. Гражданами, нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, признаются (далее — нуждающиеся в жилых помещениях):

1) не являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма, договорам найма жилых помещений жилищного фонда социального использования или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, договору найма жилого помещения жилищного фонда социального использования либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения;

2) являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма, договорам найма жилых помещений жилищного фонда социального использования или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, договору найма жилого помещения жилищного фонда социального использования либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и обеспеченные общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы;

3) проживающие в помещении, не отвечающем установленным для жилых помещений требованиям;

4) являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма, договорам найма жилых помещений жилищного фонда социального использования, членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, договору найма жилого помещения жилищного фонда социального использования или собственниками жилых помещений, членами семьи собственника жилого помещения, проживающими в квартире, занятой несколькими семьями, если в составе семьи имеется больной, страдающий тяжелой формой хронического заболевания, при которой совместное проживание с ним в одной квартире невозможно, и не имеющими иного жилого помещения, занимаемого по договору социального найма, договору найма жилого помещения жилищного фонда социального использования или принадлежащего на праве собственности. Перечень соответствующих заболеваний устанавливается уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

2. При наличии у гражданина и (или) членов его семьи нескольких жилых помещений, занимаемых по договорам социального найма, договорам найма жилых помещений жилищного фонда социального использования и (или) принадлежащих им на праве собственности, определение уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения осуществляется исходя из суммарной общей площади всех указанных жилых помещений.

Комментарий к Статье 51 ЖК РФ

1. Установленные в ч. 1 ст. 51 Кодекса основания признания гражданина нуждающимся в жилом помещении применяются при признании нуждающимися в жилых помещениях как малоимущих граждан, так и граждан иных категорий, указанных в федеральных законах и законах субъектов Российской Федерации. Несмотря на то что перечень таких оснований сформулирован как исчерпывающий, в действительности он таковым не является — выше было отмечено, что соответствующие основания могут устанавливаться также другими федеральными законами, указами Президента РФ или законами субъектов Российской Федерации (см. также ст. 49 Кодекса и комментарий к ней).

По сравнению с ЖК РФ 1983 г. (см. ст. 29) новый перечень оснований признания гражданина нуждающимся в жилом помещении сокращен. В него не включен такой предусмотренный ранее случай, как проживание граждан по две и более семьи в смежных неизолированных комнатах, если между семьями нет родственных отношений.

В то же время основания признания гражданина нуждающимся в жилом помещении, установленные в новом Кодексе, сформулированы более универсально и в принципе охватывают остальные случаи, которые прежде были предусмотрены ст. 29 ЖК РФ 1983 г.

В п. 1 ч. 1 ст. 51 Кодекса речь идет, в частности, о гражданах, проживающих в специализированных жилых помещениях (см. раздел IV Кодекса). Следует обратить внимание на то, что в соответствии со ст. 13 Вводного закона граждане, которые проживают в служебных жилых помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Кодекса, состоят в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 51 Кодекса на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, или имеют право состоять на данном учете, не могут быть выселены из указанных жилых помещений без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Кодекса. Напомним, что категории граждан, выселяемых из служебных жилых помещений и общежитий с предоставлением другого жилого помещения, были определены в ст. ст. 108 и 110 ЖК РФ 1983 г.

На основании п. 2 ч. 1 ст. 51 Кодекса нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, признаются граждане, пользующиеся собственным или предоставленным на условиях социального найма жильем, но при этом обеспеченные общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы. О правилах определения общей площади жилого помещения см. ч. 5 ст. 15 Кодекса и комментарий к ней. Понятие «учетная норма» площади жилого помещения определено в ст. 50 Кодекса (см. указанную статью и комментарий к ней).

Пункт 3 ч. 1 ст. 51 Кодекса не определяет правовые основания проживания граждан в помещении, которое не отвечает установленным для жилых помещений требованиям. Поэтому в данном случае имеет значение не то, является гражданин собственником или нанимателем такого помещения либо членом семьи собственника или нанимателя, а сам по себе факт несоответствия помещения требованиям, которым должно отвечать жилое помещение (см. также ст. ст. 15 — 17 Кодекса и комментарий к ним). Этот юридический факт должен быть подтвержден в установленном порядке. В компактном виде требования, которым должно отвечать жилое помещение, содержатся в разделе II Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 28.01.2006 N 47 .
———————————
СЗ РФ. 2006. N 6. Ст. 702; 2007. N 32. Ст. 4152.

Во исполнение п. 4 ч. 1 ст. 51 Кодекса Постановлением Правительства РФ от 16.06.2006 N 378 утвержден Перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире . К указанным формам хронических заболеваний относятся: активные формы туберкулеза с выделением микобактерий туберкулеза; злокачественные новообразования, сопровождающиеся обильными выделениями; хронические и затяжные психические расстройства с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями; эпилепсия с частыми припадками; гангрена конечностей; гангрена и некроз легкого; абсцесс легкого; пиодермия гангренозная; множественные поражения кожи с обильным отделяемым; кишечный свищ; уретральный свищ. Данный Перечень является исчерпывающим, поэтому наличие иных форм хронических заболеваний не является основанием принятия граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях по правилам п. 4 ч. 1 ст. 51 Кодекса.
———————————
СЗ РФ. 2006. N 25. Ст. 2736.

2. Если гражданину и (или) членам его семьи принадлежат на праве собственности несколько (т.е. два и более) жилых помещений, то общая площадь всех указанных помещений суммируется, когда решается вопрос об уровне обеспеченности такого гражданина общей площадью жилого помещения.

В принципе идею, заложенную в основу комментируемой нормы, можно признать верной. Однако невысокий уровень законодательной техники при установлении содержащихся в ней правил не позволяет в целом оценить ее положительно. Дело в том, что ч. 2 ст. 51 Кодекса не дает ответа на принципиальный для рассматриваемого случая вопрос, кого можно считать членами семьи соответствующего гражданина — только родственников, проживающих совместно с ним или любых граждан, состоящих в родстве с данным гражданином. Вполне возможно, что ответ на этот вопрос будут давать местные чиновники применительно к каждому конкретному случаю, исходя из собственного усмотрения. Чтобы избежать этого, целесообразно использовать аналогию закона, допускаемую ч. 1 ст. 7 Кодекса, и руководствоваться положениями ч. 1 ст. 69 (см. также комментарий к ч. ч. 2 — 4 ст. 49 Кодекса).

Другой комментарий к Ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации

1. Признание граждан нуждающимися в жилье является условием постановки их на учет для получения жилого помещения по договору социального найма (см. комментарий к ст. 49). Основаниями для такого признания служат:

а) отсутствие жилья на праве собственности или по договору социального найма;

б) обеспеченность жильем менее учетной нормы;

в) неудовлетворительное состояние жилища;

г) состояние здоровья проживающих.

2. Все четыре основания нуждаемости перечислены в ч. 1 комментируемой статьи. По смыслу п. 1 ч. 1 нуждающимися в жилье могут быть признаны: поднаниматели; лица, проживающие в служебном жилом помещении и общежитии; наниматели жилых помещений в домах и квартирах (комнатах), принадлежащих гражданам на праве собственности; наниматели по договору «коммерческого» найма и другие граждане, которые не имеют своего жилья ни на праве собственности, ни на праве пользования по договору социального найма (и члены их семей). Причем ограничений такого характера, как обеспеченность жильем менее учетной нормы, нет.

3. В соответствии с п. 2 ч. 1 комментируемой статьи нуждающимися признаются граждане, обеспеченные общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы (ст. 50 ЖК РФ), являющиеся нанимателями жилых помещений по договору социального найма либо собственниками жилья, а также члены семей нанимателей и собственников.

4. Иные основания нуждаемости граждан в жилых помещениях (п. 3 и 4 ч. 1 ст. 51) не связаны с размером занимаемой площади и не требуют применения учетной нормы.

Так, п. 3 ч. 1 основанием признания граждан нуждающимися считает непригодность их жилья для проживания.

Вопросы признания жилых помещений непригодными для проживания решаются в соответствии с Положением о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утв. Постановлением Правительства РФ от 28.01.2006 N 47.

Самостоятельное основание нуждаемости — проживание в квартирах, занятых несколькими семьями, если в составе одной из них есть больные, страдающие тяжелыми формами некоторых хронических заболеваний, при которых совместное проживание с ними в одной квартире невозможно (п. 4 ч. 1).

Это положение относится и к нанимателям, и к собственникам жилых помещений, а также членам их семей. При этом у них должно отсутствовать иное жилье, занимаемое по договору социального найма или на праве собственности.

Данное положение Кодекса не ограничивается применением лишь к коммунальным квартирам. Возможны и иные варианты (например, проживание в квартире бывших супругов). Следует иметь в виду, что когда речь идет о коммунальных квартирах, законодатель прямо указывает на это (см. ст. 73, 76, 80 и др. ЖК РФ).

Семьи, в составе которых есть такой больной, переселяются, главным образом, в интересах иных проживающих в квартире лиц.

Перечень соответствующих заболеваний установлен Постановлением Правительства РФ от 16.06.2006 N 378 .
———————————
СЗ РФ. 2006. N 25. Ст. 2736.

5. По основаниям, предусмотренным ст. 51, нуждающимися в жилых помещениях должны признаваться лица, постоянно (как правило) проживающие в данном населенном пункте. Дело в том, что постановка на учет для получения жилья по договору социального найма производится по месту жительства (а иное возможно как исключение, см. комментарий к ст. 52).

Значимым фактором, позволяющим установить место жительства гражданина, является регистрация.

Подтверждением данной позиции служит Определение Конституционного Суда РФ от 09.04.2002 N 123-О . По мнению Суда, условие о наличии регистрации по месту жительства направлено на обеспечение справедливого распределения жилья, на предотвращение возможных злоупотреблений со стороны граждан, обращающихся с заявлением о постановке на учет по улучшению жилищных условий, а также на защиту прав и законных интересов собственников жилищного фонда, иных граждан.
———————————
СЗ РФ. 2002. N 31. Ст. 3159.

6. Часть 2 комментируемой статьи предписывает определять уровень обеспеченности общей площадью жилого помещения исходя из суммарной общей площади всех жилых помещений гражданина и членов его семьи, занимаемых по договору социального найма и на праве собственности. Законодатель не ограничивает учет жилья лишь имеющимся в данном населенном пункте.

Статья 331 УК РФ. Понятие преступлений против военной службы

1. Преступлениями против военной службы признаются предусмотренные настоящей главой преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

2. Утратила силу. — Федеральный закон от 25.12.2008 N 280-ФЗ.

3. Уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством Российской Федерации военного времени.

Комментарии к ст. 331 УК РФ

1. Содержащееся в статье понятие является частью общего определения преступления, сформулированного в ст. 14 УК. Воинское преступление представляет собой виновно совершенное военнослужащим общественно опасное деяние, направленное против охраняемых законом интересов военной службы и запрещенное УК под угрозой уголовного наказания. Преступление против военной службы обладает всеми признаками преступления вообще, каждый из которых имеет определенную специфику, обусловливающую выделение в УК специальных воинских преступлений.

Преступления против военной службы (воинские преступления) можно разделить на две группы:

специальные воинские, т.е. такие, аналогов которым нет в иных нормах УК (например, дезертирство);

относительно воинские, которые по отдельным признакам сходны с иными, общеуголовными преступлениями (так, насильственные действия в отношении начальника по своим объективным признакам совпадают с некоторыми преступлениями против личности).

2. Для обороны страны с применением средств вооруженной борьбы в соответствии со Стратегией национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г., и Военной доктриной Российской Федерации (2000 г.) созданы Вооруженные Силы и установлена воинская обязанность граждан РФ. Защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации (ч. 1 ст. 59 Конституции РФ).

Основными формами реализации конституционной обязанности по защите Отечества являются призыв на военную службу и прохождение военной службы по призыву в соответствии с требованиями Федерального закона от 28.03.98 N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», а также прохождение альтернативной гражданской службы вместо военной службы по призыву в порядке, установленном Федеральным законом от 25.07.2002 N 113-ФЗ «Об альтернативной гражданской службе».

Конституционный долг по защите Отечества граждане вправе исполнять путем добровольного поступления на военную службу. В этом случае они проходят военную службу в добровольном порядке (по контракту) в соответствии с положениями Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» и других нормативных правовых актов.

3. Субъектом преступлений, предусмотренных гл. 33 УК, являются военнослужащие и граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

Военнослужащими являются граждане РФ, проходящие военную службу по призыву или в добровольном порядке (по контракту). Ими также могут быть иностранные граждане, проходящие военную службу по контракту на воинских должностях, подлежащих замещению солдатами, матросами, сержантами и старшинами.

В соответствии с законодательством военнослужащие проходят военную службу на воинских должностях в следующих организациях государства: Вооруженные Силы РФ; внутренние войска МВД России; войска гражданской обороны; инженерно-технические воинские формирования и дорожно-строительные воинские формирования; Служба внешней разведки РФ; органы Федеральной службы безопасности РФ, включая Пограничные органы ФСБ России; органы Федеральной службы охраны РФ; Служба специальных объектов при Президенте России; воинские подразделения Государственной противопожарной службы Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, а также создаваемые на военное время специальные формирования.

Военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, могут быть направлены не на воинские должности в международные организации, организации, осуществляющие деятельность в интересах обороны и безопасности государства, на военные кафедры при федеральных государственных образовательных учреждениях высшего профессионального образования. Указанным лицам военная служба приостанавливается, они не входят в численность Вооруженных Сил, других воинских формирований, не считаются исполняющими обязанности военной службы. Поэтому данная категория военнослужащих в период приостановления военной службы не является субъектом преступлений против военной службы.

4. На основании федерального законодательства, в том числе ч. 1 ст. 331 УК, субъектом преступлений против военной службы и, следовательно, специфических воинских уголовно-правовых отношений признаются также граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

5. В соответствии со ст. 82 Женевской конвенции об обращении с военнопленными 1949 г. и ст. 2 Федерального закона от 27.05.98 N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» к уголовной ответственности по некоторым статьям УК о воинских преступлениях могут привлекаться военнопленные, также признаваемые субъектом воинских отношений.

СЗ РФ. 1998. N 22. Ст. 2331.

Все перечисленные категории субъектов имеют правовой статус военнослужащих, проходящих службу по призыву либо контракту. На этом основании на них распространяют свое действие соответствующие общие и специальные нормы уголовного и уголовно-исполнительного законодательства (ст. ст. 5, 16, 174, разд. V УИК РФ).

6. Указанные лица должны быть на законных основаниях включены в особую систему военно-служебных отношений, т.е. обладать признаками специального субъекта. По общему правилу военная служба может начинаться не ранее достижения лицом 18 лет; призыв на военную службу допустим лишь до достижения 27 лет. Для добровольно поступающих в военно-учебные заведения этот возраст может быть и меньшим — 16 лет.

К числу специальных субъектных признаков также относятся правомерность призыва гражданина на военную службу, годность его к службе по состоянию здоровья.

Для некоторых составов воинских преступлений требуется наличие иных признаков, характеризующих их субъекта: факт принятия военной присяги, правомерное назначение в состав караула или иного наряда для несения специальной службы, нахождение при исполнении обязанностей по военной службе, наличие отношений подчиненности и т.п.

Граждане проходят военную службу по призыву, а также в добровольном порядке (по контракту). Заключение контракта о прохождении военной службы, прекращение его действия, а также иные отношения, связанные с ним, регулируются федеральным законодательством. Так, контракт о прохождении военной службы не может быть заключен: с гражданами, в отношении которых вынесен обвинительный приговор и которым назначено наказание, в отношении которых ведется дознание либо предварительное следствие или уголовное дело в отношении которых передано в суд; с гражданами, имеющими неснятую или непогашенную судимость за совершение преступления; с гражданами, отбывавшими наказание в виде лишения свободы.

В соответствии с п. 3 ст. 23 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» не подлежат призыву на военную службу граждане, отбывающие наказание в виде обязательных работ, исправительных работ, ограничения свободы, ареста или лишения свободы; имеющие неснятую или непогашенную судимость за совершение преступления; в отношении которых ведется дознание либо предварительное следствие или уголовное дело в отношении которых передано в суд.

Кроме того, в ст. ст. 23 и 24 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» предусмотрены основания, при наличии которых граждане не призываются на военную службу.

Если установлено, что в соответствии с законом лицо не подлежало призыву на военную службу или подлежало освобождению от исполнения воинской обязанности, призыва на военную службу либо имелись основания для отсрочки от призыва на службу, которые существовали до уклонения от призыва на военную службу, то в его деянии отсутствует состав преступления.

В случаях, когда предусмотренные законом основания, при наличии которых граждане не призываются на военную службу, возникли в период уклонения от призыва на службу (например, в случае рождения у гражданина второго ребенка или поступления лица в государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования и обучения по очной форме), суд освобождает лицо от наказания в связи с изменением обстановки при наличии условий, предусмотренных в ст. 80.1 УК (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 03.04.2008 N 3 «О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы» ).

БВС РФ. 2008. N 6 (извлечение).

7. Не признаются военнослужащими и потому не несут ответственности по статьям гл. 33 УК сотрудники органов внутренних дел и уголовно-исполнительной системы, учащиеся суворовских и нахимовских училищ, гражданский персонал воинских частей и учреждений, служащие государственных военизированных организаций, сторожевых и контрольных подразделений (таможенная, налоговая службы, вневедомственная охрана), члены казачьих обществ и др.

8. Вооруженные Силы предназначаются для отражения агрессии, направленной против РФ, вооруженной защиты целостности и неприкосновенности территории РФ, а также для выполнения задач в соответствии с международными договорами страны.

Исходя из предназначения воинских формирований объектом представленных в гл. 33 УК преступлений является установленный в Вооруженных Силах, других воинских формированиях порядок прохождения военной службы (воинский правопорядок), призванный обеспечить интересы военной безопасности государства. При этом под военной безопасностью понимается состояние вооруженной защиты страны, граждан от вооруженной агрессии. Всякое преступление против военной службы, в чем бы оно ни выражалось, так или иначе подрывает боевую готовность воинского подразделения, а значит, причиняет вред военной безопасности страны. Общественная опасность преступлений против военной службы проявляется в причинении либо создании угрозы причинения вреда интересам военной безопасности государства.

В зависимости от конкретизации сферы военно-служебных отношений все преступления против военной службы по признаку видового объекта объединены Уголовным кодексом в следующие группы: преступления против порядка подчиненности и воинских уставных отношений (ст. ст. 332 — 336); преступления против порядка пребывания на военной службе (ст. ст. 337 — 339); преступления против порядка несения специальных видов военной службы (ст. ст. 340 — 344); преступления против порядка сбережения военного имущества (ст. ст. 345 — 348); преступные нарушения правил безопасности использования военно-технических средств (ст. ст. 349 — 352).

9. Исходя из признака специальной противоправности не являются воинскими преступлениями нарушения порядка прохождения службы, не предусмотренные нормами гл. 33 УК (например, самовольное оставление части или места службы военнослужащими, проходящими службу по призыву, продолжительностью не свыше 2 суток, а проходящими военную службу по контракту — не свыше 10 суток).

Иные деяния, совершаемые военнослужащими и причиняющие ущерб интересам военной службы (например, хищение военного имущества, разглашение государственной тайны военного характера и др.), к числу воинских преступлений не относятся, а подлежат квалификации по иным статьям УК. Все деяния, подпадающие под признаки составов преступлений, предусмотренных гл. 33 УК, и одновременно иных уголовно-правовых норм, исходя из правил конкуренции должны оцениваться по соответствующим статьям этой специальной главы, а не по общим статьям УК.

При наличии обстоятельств, выходящих за пределы состава воинского преступления и образующих признаки более опасного преступления, содеянное дополнительно квалифицируется по статье, предусматривающей ответственность за конкретное общеуголовное преступление. Так, если военнослужащий, оказывая сопротивление начальнику, совершает его убийство, то содеянное в части умышленного причинения смерти квалифицируется по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК, а сопротивление — по п. «в» ч. 2 ст. 333 УК (по признаку наступления тяжких последствий сопротивления), поскольку убийство не охватывает сопротивление, и наоборот.

Если же деяние образует состав более опасного преступления против личности, то содеянное квалифицируется только по общеуголовной норме, предусматривающей ответственность за его совершение. Так, убийство подчиненным начальника в связи с исполнением им обязанностей военной службы по объективным и субъективным признакам охватывается п. «б» ч. 2 ст. 105 УК и дополнительной квалификации по ст. 334 УК не требует.

Не образуют преступления деяния, хотя формально и содержащие признаки того или иного воинского состава преступления, но подпадающие под ч. 2 ст. 14 УК и потому являющиеся малозначительными.

10. Признаки субъективной стороны воинских преступлений (вина, мотив, цель) отражают воинскую природу (направленность) совершаемого преступления: виновный определенным образом относится не просто к общественно опасному деянию и наступившим последствиям, а именно к факту нарушения нормативно определенного порядка прохождения военной службы и к последствиям, выражающимся в причинении вреда боевой способности воинского подразделения, военной безопасности государства.

11. Специфика признака уголовной наказуемости состоит в том, что к военнослужащим не применяются исправительные работы, а обязательные работы и ограничение свободы не назначаются субъектам, проходящим службу по призыву (ст. ст. 49, 50, 51 УК). К последним может применяться содержание в дисциплинарной воинской части, а к лицам, имеющим воинское звание, — его лишение в качестве дополнительного наказания (см. комментарий к ст. 48). Вся остальная система уголовно-правовых мер (ст. 44, гл. 14, 15, 15.1 УК) к ним применима в полном объеме.

12. Нормы УК определяют ответственность только за преступления против военной службы, совершаемые в условиях мирного времени. В соответствии с ч. 3 ст. 331 ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, должна определяться законодательством Российской Федерации военного времени.

13. Согласно ч. 2 ст. 12 УК военнослужащие воинских частей РФ, дислоцирующихся за пределами России, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по УК, если иное не предусмотрено международным договором РФ.

Ответственность лиц, совершивших преступления на военном корабле или военном воздушном судне РФ, независимо от места их нахождения наступает по ст. 11 УК.

Ст 51 ч 2 военная служба

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 51 Жилищного кодекса РФ

Статья 51 ЖК РФ. Основания признания граждан нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма

1. Гражданами, нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, признаются (далее — нуждающиеся в жилых помещениях):

1) не являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма, договорам найма жилых помещений жилищного фонда социального использования или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, договору найма жилого помещения жилищного фонда социального использования либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения;

2) являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма, договорам найма жилых помещений жилищного фонда социального использования или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, договору найма жилого помещения жилищного фонда социального использования либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и обеспеченные общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы;

3) проживающие в помещении, не отвечающем установленным для жилых помещений требованиям;

4) являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма, договорам найма жилых помещений жилищного фонда социального использования, членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, договору найма жилого помещения жилищного фонда социального использования или собственниками жилых помещений, членами семьи собственника жилого помещения, проживающими в квартире, занятой несколькими семьями, если в составе семьи имеется больной, страдающий тяжелой формой хронического заболевания, при которой совместное проживание с ним в одной квартире невозможно, и не имеющими иного жилого помещения, занимаемого по договору социального найма, договору найма жилого помещения жилищного фонда социального использования или принадлежащего на праве собственности. Перечень соответствующих заболеваний устанавливается уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

2. При наличии у гражданина и (или) членов его семьи нескольких жилых помещений, занимаемых по договорам социального найма, договорам найма жилых помещений жилищного фонда социального использования и (или) принадлежащих им на праве собственности, определение уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения осуществляется исходя из суммарной общей площади всех указанных жилых помещений.

Вернуться к оглавлению документа : Жилищный кодекс РФ (с комментариями)

Комментарии к статье 51 ЖК РФ, судебная практика применения

Право состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях после введения в действие ЖК РФ

В статье 13 закона от 29.12.2004 N 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» указано следующее.

«граждане, которые проживают в служебных жилых помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, состоят в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 51 Жилищного кодекса Российской Федерации на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, или имеют право состоять на данном учете, не могут быть выселены из указанных жилых помещений без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации».

Обзор судебной практики ВС РФ об основаниях снятия с учета нуждающихся

Об основаниях снятия граждан с учета нуждающихся см. «Обзор практики рассмотрения судами в 2013 — 2014 годах дел по спорам, связанным с обеспечением права малоимущих граждан состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма из муниципального жилищного фонда», утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 23.12.2015 года).

Проживание военнослужащего в качестве члена семьи в жилом помещении по договору социального найма — отсутствие оснований для признания его нуждающимся в жилом помещении

В п. 2 «Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2015)» содержится следующий вывод:

Проживание военнослужащего в качестве члена семьи в жилом помещении по договору социального найма по установленным нормам указывает на отсутствие оснований для признания его нуждающимся в жилом помещении.

В частности, судами было установлено, что Б. вселилась в качестве члена семьи в трехкомнатную квартиру общей площадью жилого помещения 55,8 кв. м. Квартира была предоставлена в октябре 1971 года отцу мужа заявителя и в настоящее время в ней проживают помимо Б. ее сын и брат умершего мужа. При этом, учетная норма площади жилого помещения в г. Химки Московской области установлена в размере 10 кв. м общей площади на одного члена семьи. Следовательно, заявитель проживает в качестве члена семьи в жилом помещении по договору социального найма по установленным нормам, что указывает на отсутствие оснований для признания ее нуждающейся в жилом помещении.

* См. подробнее обстоятельства данного дела в извлечении к обзору практики ВС РФ, приведенному во вложении ниже.

Снятие с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях при общей площади жилья членов семьи более учетной нормы

В «Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2016)» содержится следующий вывод:

Наличие у членов семьи нанимателя либо собственника жилого помещения права пользования всеми имеющимися в их распоряжении жилыми помещениями предопределяет обязанность жилищного органа по их учету при определении уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения.

Суд указал, что поскольку суммарная общая площадь двух жилых помещений составила 103,2 кв. м (42 кв. м + 61,2 кв. м), т.е. более учетной нормы в размере 15 кв. м, приходящейся на заявителя, ее супруга и двух сыновей, и не позволяла П. с января 2007 года находиться на жилищном учете, то вывод жилищного органа об утрате ею оснований, дающих право на получение жилого помещения по договору социального найма, является правильным.. Данное обстоятельство в силу п. 2 ч. 1 ст. 56 ЖК РФ является основанием для снятия заявителя с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях по договору социального найма.

** См. подробнее обстоятельства данного дела в извлечении к обзору практики ВС РФ, приведенному во вложении ниже.

Публикации на logos-pravo.ru:

Комментарии с примерами из судебной практики: «Об основаниях постановки на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях и утрате оснований, дающих право на получение жилого помещения»

«Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2015)»; утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 23.12.2015 года (в редакции от 26.04.2017 года); извлечение:

2. Проживание военнослужащего в качестве члена семьи в жилом помещении по договору социального найма по установленным нормам указывает на отсутствие оснований для признания его нуждающимся в жилом помещении.

Решением Московского гарнизонного военного суда от 28 августа 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением Московского окружного военного суда от 11 декабря 2014 г., удовлетворено заявление Б. в той части, в какой она просила признать незаконным утвержденное начальником решение жилищной комиссии федерального казенного учреждения «Центр заказчика-застройщика внутренних войск МВД России» (далее — Центр заказчика-застройщика) от 21 июля 2014 г. об отказе в признании заявителя нуждающейся в жилом помещении в г. Москве, на жилищную комиссию возложена обязанность по повторному рассмотрению вопроса о признании заявителя нуждающейся в жилом помещении и в ее пользу с Центра заказчика-застройщика взысканы судебные расходы.

В удовлетворении заявления в части возложения на жилищную комиссию обязанности по принятию Б. на жилищный учет судом отказано.

В кассационной жалобе представитель начальника Центра заказчика-застройщика, указывая на отсутствие предусмотренных ч. 1 ст. 51 ЖК РФ оснований для признания заявителя нуждающейся в жилом помещении ввиду обеспеченности жильем по установленным нормам, просит об отмене судебных постановлений и о принятии по делу нового решения.

Рассмотрев материалы административного дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих нашла, что судами при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм материального права, что выразилось в следующем.

Из материалов дела следует, что Б. в марте 1991 года вселилась в качестве члена семьи в трехкомнатную квартиру общей площадью жилого помещения 55,8 кв. м, расположенную в г. Химки, мкр-н Сходня, Московской области. Квартира была предоставлена в октябре 1971 года отцу мужа заявителя исполнительным комитетом Химкинского Совета депутатов трудящихся Московской области и в настоящее время в ней проживают помимо Б. ее сын и брат умершего мужа.

В сентябре 1993 года заявитель призвана Химкинским военным комиссариатом на военную службу, которую с декабря 2008 года проходит в Центре заказчика-застройщика, дислоцированном в г. Москве.

В июне 2014 года Б. обратилась в жилищную комиссию Центра заказчика-застройщика с заявлением о признании ее нуждающейся в жилом помещении в г. Москве, однако решением жилищной комиссии от 21 июля 2014 г., утвержденным в тот же день начальником Центра, получила отказ ввиду обеспеченности жильем по установленным нормам.

Признавая отказ незаконным, суды исходили из того, что заявитель по месту военной службы в г. Москве жилым помещением не обеспечена, а вопрос наличия жилья в Московской области подлежит выяснению при предоставлении жилого помещения для постоянного проживания.

Такой вывод судов основан на неправильном толковании закона.

Согласно абзацу тринадцатому п. 1 ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее — Федеральный закон «О статусе военнослужащих») военнослужащие признаются федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, нуждающимися в жилых помещениях по основаниям, предусмотренным ст. 51 ЖК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 51 ЖК РФ нуждающимися в жилых помещениях признаются в том числе граждане, являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и обеспеченные общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы.

Постановлением главы муниципального образования «Химкинский район» Московской области от 29 июля 2005 г. N 118 учетная норма площади жилого помещения в г. Химки Московской области установлена в размере 10 кв. м общей площади на одного члена семьи.

Следовательно, заявитель проживает в качестве члена семьи в жилом помещении по договору социального найма по установленным нормам, что указывает на отсутствие оснований для признания ее нуждающейся в жилом помещении.

По данному делу юридически значимым также является установление формы собственности жилищного фонда, в котором проживает заявитель.

Согласно ч. 2 ст. 19 ЖК РФ в зависимости от формы собственности жилищный фонд подразделяется на частный, государственный и муниципальный жилищные фонды, при этом непосредственно государственный жилищный фонд есть совокупность жилых помещений, принадлежащих на праве собственности Российской Федерации (жилищный фонд Российской Федерации), и жилых помещений, принадлежащих на праве собственности субъектам Российской Федерации (жилищный фонд субъектов Российской Федерации).

В соответствии со ст. 6 ЖК РСФСР, действовавшего до 1 марта 2005 г., к государственному жилищному фонду относились жилые помещения, находившиеся в ведении местных Советов народных депутатов (жилищный фонд местных Советов) и в ведении министерств, государственных комитетов и ведомств (ведомственный жилищный фонд).

По этой причине в случае получения жилого помещения из государственного жилищного фонда, а до 1 марта 2005 г. — из фонда местных Советов народных депутатов и ведомственного жилищного фонда гражданин считается обеспеченным жильем за счет государства.

Как следует из материалов дела, Б. в качестве члена семьи проживает с марта 1991 года в жилом помещении, полученном от исполнительного комитета Химкинского Совета депутатов трудящихся Московской области, что указывает на ее обеспеченность жильем за счет государства.

При таких данных заявитель поставила вопрос о предоставлении ей жилого помещения в порядке, установленном Федеральным законом «О статусе военнослужащих», то есть за счет государства, при обеспеченности жильем из государственного жилищного фонда и без его сдачи, что противоречит положениям п. 5 ст. 15 «О статусе военнослужащих», согласно которому в случае освобождения жилых помещений, занимаемых военнослужащими и совместно проживающими с ними членами их семей, за исключением жилых помещений, находящихся в их собственности, указанные помещения предоставляются другим военнослужащим и членам их семей.

Кроме того, Б. при назначении в декабре 2008 года в Центр заказчика-застройщика в другую местность не переводилась, а осталась проживать в близлежащем от г. Москвы населенном пункте, из которого она ежедневно может прибывать на военную службу без ущерба для исполнения своих служебных обязанностей, боевой готовности и повседневной деятельности Центра заказчика-застройщика.

Таким образом, основания для признания Б. нуждающейся в жилом помещении по договору социального найма по месту военной службы в г. Москве также отсутствуют.

В связи с этим начальник и жилищная комиссия Центра заказчика-застройщика правомерно отказали Б. в признании ее нуждающейся в жилом помещении.

Допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита охраняемых законом публичных интересов, что в силу ст. 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации явилось основанием для отмены Судебной коллегией по делам военнослужащих в кассационном порядке состоявшихся по делу судебных актов в части удовлетворенных требований и принятия по делу нового решения об отказе Б. в удовлетворении заявления.

«Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2016)»; утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 13.04.2016 года (извлечение):

2. Наличие у членов семьи нанимателя либо собственника жилого помещения права пользования всеми имеющимися в их распоряжении жилыми помещениями предопределяет обязанность жилищного органа по их учету при определении уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения.

Апелляционным определением Восточно-Сибирского окружного военного суда от 11 декабря 2014 г. отменено решение Иркутского гарнизонного военного суда от 23 сентября 2014 г. об отказе П. в удовлетворении заявления, в котором она просила признать незаконным утвержденное командиром решение жилищной комиссии воинской части от 20 августа 2014 г. о снятии заявителя с учета нуждающихся в жилых помещениях.

По делу принято новое решение, которым признаны незаконными действия командира и председателя жилищной комиссии воинской части, связанные со снятием П. с жилищного учета, на указанных лиц возложена обязанность по рассмотрению вопроса о восстановлении заявителя на учете с составом семьи из 4 человек (она, муж, сын П.А. и невестка П.Е.).

Рассмотрев материалы дела по кассационной жалобе командира воинской части, Судебная коллегия по делам военнослужащих нашла, что судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела допущена ошибка в применении норм материального права, что выразилось в следующем.

Из материалов дела следует, что П., проживающая по месту военной службы в г. Иркутске вместе с мужем и двумя сыновьями в квартире общей площадью жилого помещения 42 кв. м и жилой площадью 27,5 кв. м на основании решения жилищной комиссии с 1 апреля 1988 г. признана нуждающейся в улучшении жилищных условий ввиду обеспеченности жильем ниже учетной нормы, установленной решением исполкома областного Совета народных депутатов Иркутской области от 1 апреля 1990 г. N 180 (менее 12 кв. м жилой площади на одного члена семьи). Впоследствии, в июне 2010 года, квартира была передана им в общую долевую собственность, с долей каждого в праве 1/4.

Решением Думы г. Иркутска от 5 июля 2005 г. учетная норма жилого помещения в целях принятия на учет граждан, нуждающихся в улучшении жилых помещений, установлена в размере 15 кв. м общей площади жилого помещения на одного человека.

В январе 2007 года один из сыновей П., П.А., приобрел в том же населенном пункте в собственность по договору купли-продажи квартиру общей площадью жилого помещения 61,2 кв. м, жилой площадью 44,7 кв. м.

В марте 2011 года П.А. распорядился приобретенной в собственность квартирой. В том же месяце в квартире, занимаемой заявителем, была зарегистрирована супруга ее второго сына, которая впоследствии, 6 марта 2012 г., на основании судебного решения была признана членом семьи собственника жилого помещения.

После поступления в воинскую часть информации о нахождении у сына заявителя в собственности в период с января 2007 года по март 2011 года жилого помещения решением жилищной комиссии от 20 августа 2014 г. П. была снята с учета нуждающихся в жилых помещениях в связи с утратой оснований, дающих право на получение жилого помещения по договору социального найма, и умышленным ухудшением жилищных условий.

Признавая названное решение законным, суд первой инстанции исходил из того, что после приобретения сыном заявителя квартиры П. подлежала исключению из списков нуждающихся в улучшении жилищных условий, поскольку на каждого члена ее семьи, исходя из суммарной площади двух квартир, приходилось более учетной нормы как жилой, так и общей площади жилого помещения.

Отменяя решение и принимая новое — о признании решения жилищной комиссии незаконным, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что наличие у сына заявителя в собственности жилого помещения не могло явиться основанием для снятия П. с жилищного учета, а могло повлиять лишь на количество членов семьи, состоящих на данном учете совместно с заявителем.

Такой вывод окружного военного суда основан на неправильном толковании закона.

В суде установлено, что сын заявителя П.А., являющийся членом семьи нанимателя жилого помещения и признанный вместе с ней нуждающимся в улучшении жилищных условий, в январе 2007 года приобрел в собственность жилое помещение, не поставив об этом в известность жилищный орган и сохранив тем самым за собой вместе с П. и другими членами семьи право состоять на жилищном учете. В марте 2011 года он распорядился приобретенной в собственность квартирой, также не поставив об этом в известность жилищный орган.

Эти обстоятельства имеют существенное значение для дела.

Исходя из содержания ч. 1 ст. 51 ЖК РФ одним из условий признания гражданина нуждающимся в жилом помещении является обеспечение его общей площадью жилого помещения для постоянного проживания на одного члена семьи менее учетной нормы либо отсутствие такого жилого помещения вовсе.

При этом согласно п. 2 ч. 1 ст. 51 ЖК РФ при наличии у гражданина и (или) членов его семьи нескольких жилых помещений, занимаемых по договорам социального найма, договорам найма жилых помещений жилищного фонда социального использования и (или) принадлежащих им на праве собственности, определение уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения осуществляется исходя из суммарной общей площади всех указанных жилых помещений.

Содержание названной нормы закона указывает на то, что наличие у членов семьи нанимателя либо собственника жилого помещения права пользования всеми имеющимися в их распоряжении жилыми помещениями предопределяет обязанность жилищного органа по их учету при определении уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения. Иное толкование данной нормы может привести к сверхнормативному обеспечению граждан жильем за счет государства.

В связи с этим заявление П. в жилищную комиссию о неосведомленности приобретения своим сыном в собственность жилого помещения не могло явиться основанием для исключения этого жилого помещения при определении уровня обеспеченности ее общей площадью жилого помещения. К тому же суд первой инстанции проверил указанное заявление в судебном заседании и обоснованно отверг его с приведением мотивов.

Из изложенного следует, что приобретенная в собственность П.А. квартира подлежала учету.

Поскольку суммарная общая площадь двух указанных жилых помещений составила 103,2 кв. м (42 кв. м + 61,2 кв. м), т.е. более учетной нормы в размере 15 кв. м, приходящейся на заявителя, ее супруга и двух сыновей, и не позволяла П. с января 2007 года находиться на жилищном учете, то вывод жилищного органа об утрате ею оснований, дающих право на получение жилого помещения по договору социального найма, является правильным.

Данное обстоятельство в силу п. 2 ч. 1 ст. 56 ЖК РФ является основанием для снятия заявителя с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях по договору социального найма.

Последующее распоряжение в марте 2011 года сыном заявителя находящейся у него в собственности квартирой с сохранением намерения состоять на жилищном учете для получения жилого помещения за счет МВД России правомерно было расценено жилищным органом как намеренное ухудшение жилищных условий, которое в силу ст. 53 ЖК РФ не позволяет П. с членами ее семьи быть принятой на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях до марта 2016 года.

При таких данных решение жилищной комиссии, утвержденное командиром воинской части, о снятии П. с жилищного учета основано на законе.

Тот факт, что П. принята на учет до 1 марта 2005 г., то есть до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, не влияет на правильность принятого жилищной комиссией решения, поскольку, как обоснованно указал суд первой инстанции, обеспеченность заявителя жилой площадью на одного члена семьи после приобретения ее сыном в собственность квартиры также стала составлять более учетной нормы, что в соответствии с ч. 2 ст. 6 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» является основанием для снятия ее с жилищного учета.

В связи с изложенным вывод суда первой инстанции о признании решения жилищной комиссии воинской части является законным, а утверждение суда апелляционной инстанции об обратном — ошибочным.

На основании изложенного Судебная коллегия по делам военнослужащих отменила апелляционное определение Восточно-Сибирского окружного военного суда от 11 декабря 2014 г., оставила в силе решение Иркутского гарнизонного военного суда от 23 сентября 2014 г.

Смотрите так же:

  • Штрафы по ст 1810 коап рф Статья 3.5 КоАП РФ. Административный штраф (действующая редакция) 1. Административный штраф является денежным взысканием, выражается в рублях и устанавливается для граждан в размере, не превышающем пяти тысяч рублей, а в случаях, предусмотренных […]
  • Гражданский кодекс ликвидация ооо Статья 92. Реорганизация и ликвидация общества с ограниченной ответственностью 1. Общество с ограниченной ответственностью может быть реорганизовано или ликвидировано добровольно по единогласному решению его участников. Иные основания реорганизации […]
  • П 4 ст 51 закона об акционерных обществах Статья 51. Право на участие в общем собрании акционеров 1. Список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, составляется в соответствии с правилами законодательства Российской Федерации о ценных бумагах для составления списка лиц, […]
  • Список документов на постановку на очередь на жилье Какие нужны документы для постановки на очередь на жилье? Задайте вопрос юристу и получите ответ за 1 минуту! Для постановки на очередь на жилье граждане должны быть признаны малоимущими и нуждающимися в жилом помещении. К заявлению, подаваемому в […]
  • Образец приказа о увольнении генерального директора Увольнение генерального директора по собственному желанию Увольнение генерального директора по собственному желанию — более сложная процедура по сравнению с расторжением трудовых отношений между рядовым работником и организацией. В нашей статье […]
Комментарии запрещены.