Судебная практика по ч2 ст325 ук рф

Судебная практика по ч2 ст325 ук рф

Содержание:

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 30 мая 2012 г. № 69-П12 Суд изменил приговор и прекратил производство по делу об уничтожении официальных документов, совершенном из корыстной или иной личной заинтересованности, в связи с отсутствием в деянии состава преступления и признал за осужденным право на реабилитацию

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Серкова П.П.,

членов Президиума — Давыдова В.А., Кузнецова В.В., Магомедова М.М., Нечаева В.И., Соловьева В.Н., Тимошина Н.В., Хомчика В.В.,

при секретаре Кепель С.В.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Ермакова СВ. на приговор Тульского областного суда от 8 апреля 2002 г., по которому

Ермаков С.В. . несудимый,

осужден: по п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 19 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 325 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 20 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2002 г. приговор в отношении Ермакова С.В. оставлен без изменения.

По делу, кроме того, осуждены Андреев В.Л., в отношении которого судебные решения были пересмотрены Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 2 ноября 2005 г., а также Шалашов А.А., в отношении которого надзорное производство не возбуждено.

В надзорной жалобе осужденный Ермаков С.В. просит о пересмотре судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хлебникова Н.Л., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, доводы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Звягинцева А.Г., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Ермаков осужден за преступления, совершенные при следующих обстоятельствах.

В ночь на 24 августа 2001 г. после совместного распития спиртного в Г. области Ермаков предложил Шалашову съездить в г. . чтобы навестить находившуюся в больнице сожительницу В. Недалеко от гостиницы . по ул. . Ермаков договорился с водителем такси . «ЧП «. » З. о поездке в . на его автомашине . и сразу оплатил проезд в оба конца и сумме . рублей.

По дороге Ермаков попросил З. заехать сначала в п. . к своей тете К. а затем около 5 часов утра в дер. . района к своему дяде А. В доме А. Ермаков продолжил распить спиртное с находившимися там Андреевым В.Л., А. и З. за дополнительную плату согласился подождать.

Около 6 часов 30 минут Ермаков решил ехать в г. . однако З. потребовал, чтобы он за дополнительную поездку и простой заплатил ему еще . рублей.

Ермаков рассказал об этом Андрееву В.Л. С целью избавиться от оплаты проезда они договорились между собой убить З. при выезде из деревни. Ермаков вооружился кухонным ножом, Андреев для удушения потерпевшего взял синтетическую веревку и, сев в автомашину, они направились в сторону г. .

Когда отъехали от дер. . Ермаков попросил З. остановить автомашину, сидевший сзади водителя, Андреев в соответствии с договоренностью накинул З. на шею веревку и стал душить, а сидевший справа от потерпевшего, Ермаков нанес ему множественные удары ножом в верхнюю часть шеи и лицо.

После того как З. перестал оказывать сопротивление, Андреев и Ермаков, полагая, что потерпевший мертв, переместили его из салона автомашины в багажник.

Не сумев запустить двигатель автомашины, они с целью скрыть следы преступления решили откатить автомашину, в которой находился З. и спрятать ее в лощине.

Шалашов по их просьбе согласился оказать помощь в укрывательстве преступления и, когда Андреев сел за руль, стал вместе с Ермаковым толкать автомашину. Примерно через километр на окраине дер. . они скатили автомашину в лощину.

После этого, услышав доносившийся из багажника стук и поняв, что потерпевший З. жив, Андреев В.Л. и Ермаков решили довести начатое посягательство на его жизнь до конца. Вытащив З. из багажника, Ермаков по предложению Андреева ударил его ножом в шею, а затем ножом отчленил голову от туловища, намереваясь спрятать ее, чтобы труп не смогли опознать.

В результате причиненных телесных повреждений З. скончался на месте происшествия.

Утром 24 августа 2001 г. Ермаков и Андреев, обнаружив у З. и в салоне автомашины официальные документы: водительское удостоверение на имя З. свидетельство о регистрации транспортного средства на автомашину . технический паспорт на автомашину . выданный МРЭО . ГОВД, лицензионную карточку . на перевозку пассажиров, выданную З. транспортной инспекцией, сожгли их.

В надзорной жалобе осужденный Ермаков указывает, что его действия не образуют состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 325 УК РФ, квалификация убийства по признаку «из корыстных побуждений» не основана на доказательствах, его умысел на убийство возник «спонтанно» на почве личных неприязненных отношений, назначенное ему наказание является несправедливым.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе и проверив производство по делу в порядке ч. 1 ст. 410 УПК РФ в полном объеме, находит судебные решения в отношении Ермакова подлежащими изменению на основании п.п. 3, 4 ч. 1 ст. 379, ч. 2 ст. 409 УПК РФ.

Довод Ермакова о том, что убийство З. было совершено из личной неприязни, противоречит установленным судом фактическим обстоятельствам, согласно которым он действовал при лишении жизни с целью избавления от материальных затрат, связанных с оплатой поездки на автомашине потерпевшего.

Это подтверждено, в частности, приведенными в приговоре показаниями Ермакова на предварительном следствии, которые он подтвердил в судебном заседании, уточнив, что предложил Андрееву убить водителя, чтобы не платить ему дополнительно . рублей; показаниями осужденного по делу Шалашова, которому со слов Ермакова известны аналогичные сведения о мотиве убийства водителя.

Наряду с этим суд оценил в приговоре признание Ермаковым того факта, что требования З. о дополнительной оплате поездки и простое такси были обоснованными.

При таких обстоятельствах действия Ермакова, связанные с убийством З. в приговоре квалифицированы правильно, в том числе по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Ермаков осужден также по ч. 1 ст. 325 УК РФ за умышленное уничтожение официальных документов убитого З. совершенное с целью скрыть преступление.

Между тем водительское удостоверение, свидетельство о регистрации транспортного средства, технический паспорт на автомобиль, лицензионная карточка на перевозку пассажиров, принадлежавшие З. и уничтоженные осужденными путем их сожжения, не являются официальными документами, о которых говорится в ч. 1 ст. 325 УК РФ, а относятся к другим важным личным документам (ч. 2 ст. 325 УК РФ), уголовная ответственность за уничтожение которых не предусмотрена.

Следовательно, судебные решения в части осуждения Ермакова по ч. 1 ст. 325 УК РФ подлежат отмене, а производство по делу в этой части — про кращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

В связи с этим, имеются основания для признания за Ермаковым в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ права на реабилитацию.

Назначенное ему по п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание, соответствует тяжести содеянного и его личности. Оснований для смягчения наказания Президиум не усматривает.

На основании изложенного, а также руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного Ермакова С.В. удовлетворить частично.

2. Приговор Тульского областного суда от 8 апреля 2002 г. и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2002 г. в отношении Ермакова С.В. в части его осуждения по ч. 1 ст. 325 УК РФ отменить и производство по делу в этой части прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Эти же судебные решения в отношении Ермакова С.В. изменить, исключить назначение ему наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений.

3. В связи с отменой обвинительного приговора в части осуждения Ермакова С.В. по ч. 1 ст. 325 УК РФ и прекращением уголовного дела в этой части на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, признать за ним в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию.

Судебные решения в отношении Ермакова С.В. в части его осуждена по п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 19 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима и в остальном оставить без изменения.

Обзор документа

В надзорной жалобе осужденный просит о пересмотре судебных решений, указывая, что его действия не образуют состава преступления, предусматривающего ответственность за похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов или печатей, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности.

Кроме того, квалификация убийства по признаку «из корыстных побуждений» не основана на доказательствах, его умысел на убийство возник спонтанно на почве личных неприязненных отношений. В связи с этим назначенное ему наказание является несправедливым.

Президиум ВС РФ посчитал, что судебные решения в отношении осужденного подлежат изменению по следующим основаниям.

Действия осужденного, связанные с убийством в приговоре квалифицированы правильно, в т. ч. по признаку «из корыстных побуждений».

Заявитель жалобы осужден также за умышленное уничтожение официальных документов убитого, совершенное с целью скрыть преступление.

Между тем водительское удостоверение, свидетельство о регистрации транспортного средства, технический паспорт на автомобиль, лицензионная карточка на перевозку пассажиров, принадлежавшие убитому и уничтоженные осужденным путем их сожжения, не являются официальными документами, о которых говорится в УК РФ, а относятся к другим важным личным документам, уголовную ответственность за уничтожение которых УК РФ не предусматривает.

Следовательно, судебные решения в части осуждения заявителя за умышленное уничтожение официальных документов подлежат отмене.

Статья 325. Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия

СТ 325 УК РФ.

1. Похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов
или печатей, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности, —
наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы
или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами
на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет,
либо принудительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев,
либо лишением свободы на срок до одного года.

2. Похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа —
наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной
платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на
срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо
арестом на срок до трех месяцев.

3. Похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия, защищенных
от подделок, —
наказывается штрафом до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного
дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок
до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Ст. 325 Уголовного кодекса

1. Три состава преступления, предусмотренные разными частями комментируемой статьи, имеют отличия в предмете, объективной и субъективной стороне.

2. Признаки первого основного состава (ч. 1): а) предмет — официальные документы, характеристика которых в отличие от ст. 324 УК не уточняется указанием на предоставление прав или освобождение от обязанностей, а также печати и штампы, которые предназначены для производства оттисков на документах. Оттиск штампа обычно ставится в левом верхнем углу документа и несет уведомительную нагрузку. Печать предназначена для удостоверения подлинности документа и ставится рядом с подписью должностного лица; б) деяние в виде действия — альтернативно похищение, уничтожение, повреждение, сокрытие. Похищение образуют изъятие и (или) обращение предмета в пользу виновного или других лиц. Уничтожением являются действия, ведущие к тому, что предмет становится неидентифицируемым. Повреждение означает нанесение предмету вреда, по общему правилу исключающего его использование по назначению. Сокрытие составляет утаивание предмета, вызывающее невозможность его использования заинтересованными лицами; в) наличие корыстной или иной личной заинтересованности (получить определенную материальную выгоду, отомстить должностному лицу, облегчить совершение другого преступления и др.).

3. Второй и третий основные составы характеризуются: а) особыми предметами. В ч. 2 это альтернативно паспорт (общегражданский, заграничный, дипломатический, служебный, моряка) или другой важный личный документ. Важность документа определяется в каждом конкретном случае исходя из того, что он подтверждает права его владельца или содержит сведения о нем, кроме сведений, составляющих его личную или семейную тайну. В ч. 3 — акцизные марки, специальные марки и знаки соответствия, защищенные от подделок (см. комментарий к ст. 171.1 УК); б) деянием, состоящим в похищении названных предметов. Их последующее уничтожение, повреждение или сокрытие дополнительной квалификации не требует; в) одним признаком субъективной стороны — прямым умыслом. Для квалификации по ч. 2 и 3 ст. 325 УК следует установить, что лицо осознавало свойства похищаемых предметов и желало их выбытия из обладания собственника (владельца).

Статья 325. Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия

1. Похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов или печатей, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности, —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

2. Похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

3. Похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия, защищенных от подделок, —

наказывается штрафом до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Ст. 325 УК РФ

1. Общественная опасность преступления состоит в том, что оно нарушает порядок ведения официальной документации, а также может нарушить права граждан.

Предметом преступления, предусмотренного в ч. 1 статьи, являются официальные документы (см. комментарий к ст. 324). Это может быть любой официальный документ, а не только предоставляющий права и освобождающий от обязанностей. Судебная практика не признает официальным документом, например, акты контрольных закупок, составленные не должностным лицом, а оформленные с целью обмана частных предпринимателей . К предметам преступления также относятся штампы (ручные печатные формы (клише) для производства оттисков, в которые письменно вносится информация о дате выдачи, номере документа и т.д.); печати (приборы с вырезанными знаками о названии учреждения, его месте нахождения и т.п. для выполнения оттиска на бумаге, сургуче и т.п.). Перечень предметов преступления исчерпывающий.
———————————
БВС РФ. 2001. N 12. С. 10 — 11.

2. Объективная сторона преступления альтернативно складывается из похищения (возможно всеми способами противоправного безвозмездного изъятия). Применение при этом насилия квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных данной статьей, и в зависимости от тяжести насилия как преступления против жизни или здоровья. Похищение документа для совершения с его помощью иного преступления образует совокупность рассматриваемого преступления и приготовления к другому преступлению (например, ст. ст. 30 и 159 УК); уничтожения (полная ликвидация документа, штампа, печати любыми способами); повреждения (когда возможность использования названных предметов по назначению утрачивается либо существенно затрудняется) либо сокрытия (невозвращение указанных предметов, их перемещение без ведома лица, в ведении которого они находились).

Преступление считается оконченным при похищении — когда виновный получил реальную возможность владеть, пользоваться и распоряжаться похищенными предметами; при уничтожении и повреждении — с момента приведения этих предметов в непригодное состояние; при сокрытии — с момента их утаивания.

Если похищен выданный в установленном порядке рецепт или иной документ, дающий право на получение наркотического средства или психотропного вещества, а затем он подделан, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений по комментируемой статье и ст. 233 УК.

3. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Обязательным признаком является мотив: корыстная (см. комментарий к ст. 105) или иная личная заинтересованность (месть лицу, в ведении которого находятся документы, штампы, печати, желание помочь кому-либо из близких, карьеризм и т.д.).

4. Субъект преступления — вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

5. Части 2 и 3 комментируемой статьи предусматривают самостоятельные составы преступлений.

Предметом преступления в ч. 2 этой статьи является паспорт (основной документ, удостоверяющий личность гражданина Российской Федерации на территории РФ, — п. 1 Положения о паспорте гражданина Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 08.07.1997 N 828 ) (см. комментарий к ст. 322) либо другой важный личный документ, подтверждающий права его владельца или содержащий сведения о нем (например, водительское либо пенсионное удостоверение, трудовая книжка, диплом, доверенность на право управления автомашиной, технический паспорт на автомашину, временное разрешение на управление транспортным средством, свидетельство о регистрации транспортного средства, военный билет, свидетельство о смерти, страховой медицинский полис, медицинская санитарная книжка) . По делу А. таковым был признан страховой полис обязательного страхования автогражданской ответственности (ОСАГО) .
———————————
СЗ РФ. 1997. N 28. Ст. 3444.

БВС РФ. 2001. N 8. С. 19; 2002. N 9. С. 22; 2003. N 4. С. 16; 2004. N 11. С. 17.

БВС РФ. 2009. N 10. С. 31.

Предмет преступления в ч. 3 комментируемой статьи — марки акцизного сбора, специальные марки или знаки соответствия, защищенные от подделок (см. комментарий к ст. 171.1). Знак соответствия не является документом. Он имеет изображение знака соответствия, серию и номер, выполняется по специальной технологии и наносится на заверенную в установленном порядке копию сертификата соответствия на товары и продукцию, подлежащие обязательной сертификации. Продажа знаков соответствия осуществляется заявителю, подавшему документы в установленном порядке .
———————————
Вестник Госстандарта России. 2000. N 8.

Объективная сторона обоих преступлений состоит в похищении названных предметов. Понятие «похищение» идентично этому понятию в ч. 1 комментируемой статьи. Похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа и его последующее уничтожение квалифицируются по ч. 2 этой статьи, и дополнительной юридической оценки по другим нормам УК, в частности по ч. 1 данной статьи, в этом случае не требуется .
———————————
БВС РФ. 2000. N 7. Ст. 14; 2003. N 3. С. 11.

Субъективная сторона предусмотренных ч. ч. 2 и 3 комментируемой статьи преступлений характеризуется прямым умыслом. Для квалификации по ч. 2 этой статьи необходимо, чтобы лицо осознавало, что похищает именно важный личный документ, и желало похитить его. Похищение документа вместе с личными вещами при отсутствии умысла на хищение документа не подлежит квалификации по ч. 2 данной статьи. Для квалификации содеянного по ч. 3 комментируемой статьи следует установить, что лицо также осознавало свойства похищаемых предметов и желало их похитить.

Субъект этих преступлений — вменяемое физическое лицо 16-летнего возраста.

Приговор № 1-325/2015 от 23 сентября 2015 г. по делу № 1-325/2015

Дело № 1-325\2015 год.

именем Российской Федерации

г. Чита 23 сентября 2015 года

Читинский районный суд Забайкальского края в составе:

председательствующего судьи Левандина В.Ю.

при секретаре Кухтиной О.А.

с участием государственного обвинителя заместителя прокурора Читинского района Юшина А.Ю.

подсудимого Козлитина С. М.

защитника адвоката Луговской Н. И., представившей удостоверение № и ордер №

рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке уголовное дело в отношении

Преступления совершены при следующих обстоятельствах:

27 июня 2014 года около 04.00 часов Козлитин С.М., находился в состоянии алкогольного опьянения на участке без номера, расположенном по адресу: где увидел находившийся рядом с вышеуказанным участком автомобиль марки принадлежащий З., и находившийся в распоряжении З., и него возник преступный умысел на неправомерное завладение данным автомобилем. В целях осуществления своего преступного умысла, Козлитин С.М., 27 июня 2014 года около 04.00 часов, находясь в вышеуказанном месте, взяв с веранды дома, находящегося на данном участке без номера, ключи от автомобиля сел за руль вышеуказанного автомобиля.

Далее, продолжая реализацию своего преступного умысла, 27 июня 2014 года Козлитин С. М. действуя умышленно, осознавая противоправность и общественную опасность своих преступных действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий и желая их наступления, осознавая, что завладевает автомобилем незаконно, то есть при отсутствии у них каких-либо законных прав на этот автомобиль, и разрешения владельца, при помощи ключа запустил двигатель автомобиля марки а затем привёл его в движение, тем самым Козлитин С.М. неправомерно завладел вышеуказанным автомобилем. После чего на вышеуказанном автомобиле в течение двух дней осуществлял передвижение в г. Чите по своему усмотрению до 28.09.2014 года до 23 часов, когда за управлением данного автомобиля был задержан сотрудниками ОМВД России по Читинскому району в с. Молоковка. Ущерба не наступило.

Кроме того, 06 сентября 2014 года, около 18 часов Козлитин С. М. с целью забрать оставленные им вещи, путем выставления оконной рамы, проник в дом № где ранее временно проживал, находящийся по адресу: , где увидел важные личные документы Власова П. Е.: технический паспорт на дом и свидетельство о праве собственности на дом, страховой номер индивидуального лицевого счёта, индивидуальный номер налогоплательщика, а также важные личные документы Власовой И. А.: завещание ей на квартиру, свидетельство о праве собственности на квартиру, технический паспорт на квартиру, индивидуальный номер налогоплательщика, страховой номер индивидуального лицевого счёта и в это время у него возник преступный умысел, направленный на хищение вышеуказанных важных личных документов.

Осуществляя свои преступные намерения, Козлитин С.М. похитил вышеуказанные важные личные документы В. и В., с места совершения преступления скрылся и распорядился по своему усмотрению.

09.09.2014 года, Козлитин С. М., совершив похищение важных личных документов у В. В. имея умысел на вымогательство денежных средств, действуя с указанной целью во исполнение преступного умысла около 23 часов с принадлежащего ему, абонентского № отправил смс-сообщение на абонентский номер, принадлежащий В. с требованием передачи денежных средств в сумме 100000 рублей, под угрозой уничтожения или повреждения похищенных важных личных документов, указав при этом, что перечисление денежных средств необходимо произвести на его личный счет №. Однако, после того, как В. сообщила, что не сможет предоставить указанную сумму, Козлитин С. М. 10.09.2014 подбросил около ограды часть важных личных документов В.: технический паспорт на дом и свидетельство о праве собственности на дом, индивидуальный номер налогоплательщика, страховой номер индивидуального лицевого счёта и В.: индивидуальный номер налогоплательщика, страховой номер индивидуального лицевого счёта, вместе с написанным им письмом с требованием о передаче денег в сумме 50000 рублей за остальные документы, указав при этом вышеуказанный номер счета. Далее, не получив ответа на отправленное им письмо, Козлитин С. М. позвонил В. и потребовал деньги в сумме 5000 рублей за данные документы. С целью доведения до конца своего преступного умысла, 25.09.2014 года в дневное время вместе со своим знакомым -Ш., отправился в здание администрации СП «Шишкинское», находящееся по адресу: , где не ставя в известность о своих преступных действиях последнего, передал через него важные личные документы В.: завещание, свидетельство о праве собственности на квартиру, технический паспорт на квартиру, получив через Ш. требуемую им сумму денежных средств в размере 5000 рублей. В результате преступных действий Козлитина С. М. потерпевшей В. причинен материальный ущерб на сумму 5000 рублей.

Подсудимый Козлитин С.М. ходатайствует о проведении судебного заседания и постановления приговора в особом порядке.

В судебном заседании подсудимый Козлитин С.М. пояснил, что обвинение ему понятно, вину в предъявленном обвинении признает, осознает характер и последствия заявленного им ходатайства о рассмотрении уголовного дела без проведения судебного разбирательства при особом порядке принятия решения, которое сделано добровольно после консультации с защитником. Подсудимый понимает, в чем состоит существо особого порядка принятия судебного решения по делу и с какими именно материально-правовыми и процессуальными последствиями сопряжено использование этого порядка: с отказом исследования каких бы то ни было доказательств; с постановлением обвинительного приговора и назначением наказания, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершённое преступление; невозможностью обжалования приговора в апелляционном порядке в связи с несоответствием изложенных в приговоре выводов фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Защитник Луговская Н.И. поддержала ходатайство, заявленное подсудимым, подтвердила, что проконсультировала своего подзащитного, в чём заключается сущность особого порядка принятия судебного решения, ходатайство о проведении судебного заседания и постановлении приговора в особом порядке подзащитным заявлено добровольно.

Государственный обвинитель согласен на рассмотрение дела в особом порядке.

Потерпевшие В., В., З. не возражают против рассмотрения дела в особом порядке.

Каких-либо препятствий для данной процедуры суд не установил.

Суд находит, что для достижения целей уголовного наказания подсудимому быть назначено наказания в виде лишение свободы.

Учитывая данные о личности подсудимого, характеристики, мнение потерпевших, суд считает, возможным назначить подсудимому наказание с применением ст. Общая часть > Раздел III. Наказание > Глава 10. Назначение наказания > Статья 73. Условное осуждение’ target=’_blank’>73 УК РФ, так как его исправление возможно без изоляции от общества.

Учитывая материальное положение подсудимого Козлитина С.М., суд приходит к мнению не назначать дополнительное наказание в виде штрафа.

Поскольку суд пришел к выводу о назначении наказания подсудимому Козлитину С.М., условно, на основании п. 9 Постановления Государственной Думы «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» он подлежит освобождению от наказания.

Разрешая вопрос о вещественных доказательствах, суд приходит к выводу о необходимости разрешения к использованию З., документы, возвращенные под сохранную расписку В., разрешить к использованию. Письмо Козлитина С.М. хранить при деле.

В соответствии со ст. Общая часть > Раздел III. Наказание > Глава 10. Назначение наказания > Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений’ target=’_blank’>69 ч. 2 УК РФ путем частичного сложения наказания в виде лишения свободы окончательно к отбытию назначить 3 года лишения свободы без штрафа и к штрафу в качестве основного наказания в сумме 10000 рублей.

Обязать осужденного не покидать и не изменять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденных, являться в эти органы для регистрации 1 раз в месяц, после вступления приговора в законную силу встать на учет в Уголовно-исполнительную инспекцию.

Зачесть в отбытый срок содержание под стражей с 26 июля 2015 года по 28 июля 2015 года, с 29 июля 2015 года по 23 сентября 2015 года.

На основании п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального собрания РФ от 24 апреля 2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» освободить осужденного Козлитина С.М. от назначенного наказания по данному приговору.

Меру пресечения в виде содержания под стражей отменить, освободить из под стражи в зале суда.

Вещественные доказательства автомобиль возвращенный под сохранную расписку потерпевшему З., документы, возвращенные под сохранную расписку потерпевшему В., разрешить к использованию законным владельцам по вступлению приговора в законную силу. Письмо Козлитина С.М. хранить при деле.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в течение 10 суток со дня провозглашения в Забайкальский Краевой суд с соблюдением требований ст. Часть 3. Судебное производство > Раздел X. Особый порядок судебного разбирательства > Глава 40. Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением > Статья 317. Пределы обжалования приговора’ target=’_blank’>317 УПК РФ. В случае подачи апелляционной жалобы, апелляционного представления, а также в случае обжалования приговора иными лицами, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции в течение 10 суток со дня провозглашения приговора, либо вручения ему копии жалобы или представления.

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПНЫЕ
ПОСЯГАТЕЛЬСТВА В СФЕРЕ ДОКУМЕНТООБОРОТА

В настоящее время вопросам уголовной ответственности за совершение преступлений в сфере документооборота в научных кругах уделяется заслуженное внимание, так как охрана информационного оборота в целом является одной из приоритетных задач государства. Вместе с тем исследования преступности в сфере документооборота в основном сводятся к анализу такой стадии документооборота, как непосредственный оборот, на которой совершается подлог (фальсификация) документов, или же к уголовно-правовой охране документов в сфере охраны порядка управления, где документ выступает основным непосредственным предметом преступных действий.

Действительно, большинство преступлений в сфере документооборота совершается путем подлога документов, но на каждой стадии документооборота можно выделить иные способы преступных посягательств.

В нескольких составах преступлений, предусмотренных УК РФ, речь идет о хищении в сфере документооборота — это статьи 164, 183, 325 УК РФ.

В УК РФ дано определение понятия «хищение» в примечании к ст. 158 УК РФ: «совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».

Ряд авторов определяют понятие «хищение» применительно к документам по аналогии с понятием «хищение» в преступлениях против собственности. Так, О. М. Стафиевская, определяя объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 325 УК РФ, полагает, что похищение документов означает противоправное завладение ими любым способом, характерным для хищения (кража, грабеж, разбой и т. д.), с намерением виновного распорядиться ими по своему усмотрению(1).

Однако насколько данное определение применимо к деяниям в сфере документооборота? Тем более что в двух рассматриваемых составах преступлений речь идет не о «хищении», а о «похищении».

Данный вопрос широко дискутируется в научных кругах, и многие теоретики

приходят к выводу о том, что понятие «хищение» неприменимо в полной мере к деяниям в сфере документооборота(1).

Такие обязательные признаки хищения, как «причинение ущерба собственнику» и «корыстная цель» применительно к деяниям в сфере документооборота приобретают иную интерпретацию, а часто становятся излишними.

В чем выражается ущерб собственнику документов от совершенного хищения?

Если обратиться к документам, имеющим особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, то их ценность определяется не только их стоимостью в денежном выражении, но и значимостью для истории, науки, искусства и культуры(2). Значимость этих документов состоит в том, что они являются уникальными, часто неповторимыми продуктами человеческой деятельности. Основанием отнесения документа к таковому служит Закон РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей» от 15 апреля 1993 г. № 4804-1, в ст. 7 которого определены категории предметов, подпадающих под действие данного Закона.

Сложнее установление ущерба от хищения документа применительно к ст. 325 УК РФ. Состав данного преступления определен как формальный, т. е. причинение имущественного ущерба не является обязательным признаком объективной стороны состава преступления. Таким образом, отсутствует признак причинения ущерба собственнику путем хищения документов, в отличие от хищений в преступлениях против собственности — Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях в примечании к ст. 7.27 установлен размер мелкого хищения в 1000 рублей, позволяющий отграничить административное правонарушение от уголовно наказуемого. Можно говорить, в некотором роде, об ущербе, когда потерпевший несет расходы на восстановление похищенных документов. Так, в ст. 333.33 Налогового кодекса РФ за выдачу дубликата документа, подтверждающего аккредитацию юридического лица, установлена государственная пошлина в размере 200 рублей.

Применительно к анализу сущности документов, указанных в ст. 183 УК РФ, следует обратить внимание на следующее. Определение понятий «коммерческая тайна», «налоговая тайна» и «банковская тайна» дается соответствующим отраслевым законодательством. Так, понятие «банковская тайна» дано в ст. 857 Гражданского кодекса РФ и ст. 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» от 2 декабря 1990 г. № 395-1. В соответствии с указанным Законом под «банковской тайной» подразумевают сведения, касающиеся состояния банковского счета и банковского вклада клиента кредитной организации, операций по счету, а также информации о владельце счета.

Определение материальной стоимости документов, содержащих сведения о данных видах «тайн», являющихся конфиденциальной информацией, затруднительно. Ценность данной информации, закрепленной в документах, заключается в ее неизвестности посторонним лицам. Ущерб для собственника от разглашения сведений конфиденциального характера может быть как реальным материальным ущербом, так и упущенной выгодой.

Признак «корыстная цель» хищения также приобретает определенную интерпретацию применительно к хищению документов. Так, в ст. 325 УК РФ обязательным признаком субъективной стороны состава

преступления является мотив корыстной или иной личной заинтересованности. «Корыстный мотив» Пленум Верховного Суда РФ определяет как извлечение положительной материальной выгоды или избавление от материальных затрат(1). Мотив личной заинтересованности может быть определен как, например, месть лицу, в ведении которого находятся документы, желание помочь близким, карьеризм и так далее.

Таким образом, при отсутствии четко установленного мотива действия лиц не могут быть квалифицированы как хищение документов.

Великолукским городским судом Псковской области в 2009 г. рассмотрено уголовное дело по обвинению И. и Ж. в совершении преступления, предусмотренного пп. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, и И. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 325 УК РФ. Установлено, что И. и Ж. 10 августа 2008 г. в квартире у Н. по предварительному сговору с применением насилия открыто похитили имущество, а именно деньги, мобильный телефон, две спортивные сумки, аудиомагнитофон и 20 дисков. Также И. с имуществом похитил паспорт потерпевшего. Из протокола судебного следствия видно, что пояснить при допросе И., с какой целью он забирал паспорт Н., не смог, сказал, что не помнит, был пьян(2).

Таким образом, обязательный признак субъективной стороны состава преступления — мотив в действиях И. не установлен. И его действия теоретически не могли быть квалифицированы по указанной статье. Полагаем, что в данном случае этот пробел законодательства необходимо устранить путем замены термина «похищение» на «незаконное изъятие».

В диспозиции ст. 183 УК РФ относительно похищения сведений, составляющих банковскую, коммерческую или налоговую тайну, корыстный мотив вообще не определен. Сведения могут быть похищены по любым мотивам. Мотив преступления не является обязательным признаком субъективной стороны состава рассматриваемого преступного деяния. Так, нередко на практике похищение документов влечет разглашение коммерческой, банковской или налоговой тайны по мотиву личной неприязни или корыстной заинтересованности.

Полагаем, что термин «хищение» применительно к составам преступлений в сфере документооборота имеет свои особенности, которые определяются спецификой документов, что позволяет говорить о неприменимости определения рассматриваемого термина «хищение» к данным составам. Представляется, что термин «хищение» и «похищение» необходимо определить как «незаконное изъятие» документов, которое может быть совершено любым способом.

Данное терминологическое уточнение будет более правильным и с точки зрения описания деяний, связанных с электронными документами. Так, незаконным изъятием электронных документов, содержащих банковскую тайну, может быть неправомерный доступ к компьютерной информации, повлекший ее копирование.

Кроме того, на практике органы следствия и суды при квалификации действий как хищение документов часто не смотрят на вид документов, группируя их по способу совершения преступного деяния.

Так, Великолукским городским судом Псковской области рассмотрено уголовное дело по обвинению Х. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 325 УК РФ. Судом установлено, что 2 августа 2011 г. Х. на автомобильной стоянке торгового центра из автомобиля похитил

следующие документы: паспорт, водительское удостоверение, медицинский страховой полис, пенсионное страховое свидетельство, паспорт транспортного средства, страховой полис и нотариальную доверенность на право управления автомашиной(1).

По указанному уголовному делу органами предварительного следствия и суда не было проведено разграничение документов на важные личные, являющиеся предметом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 325 УК РФ, и официальные документы, выступающие предметом совершения деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 325 УК РФ.

Учитывая, что не только теоретики уголовного права, но и сложившаяся следственная и судебная практика относят паспорт транспортного средства, доверенность, заверенную нотариально, страховой полис к официальным документам, хищение документов данного вида необходимо было квалифицировать по ч. 1 ст. 325 УК РФ. Использование терминов «хищение» и «похищение» документов в тексте уголовного закона имеет исторические предпосылки. Так, ранее в УК РСФСР 1960 г. понятие «хищение» относилось к незаконному изъятию государственной собственности, а «похищение» — к изъятию частной собственности. В настоящее время в тексте действующего уголовного закона законодателем данные термины употребляются как синонимы. О необходимости унификации понятийного аппарата действующего уголовного законодательства применительно к терминам «хищение» и «похищение» говорит и ряд теоретиков уголовного права(2).

С момента принятия УК РФ 1996 г. идут постоянные дискуссии по вопросу применимости определения термина «хищение», данного в примечании к ст. 158 УК РФ, ко всем составам преступлений. Так, справедливо замечено И. Кочои, что «незаконное завладение тем, что нельзя однозначно относить к чужому имуществу, по логике вещей, не может быть и названо хищением(3). Ученый предлагает два варианта устранения возникших противоречий — или относить термин «хищение» только к преступлениям против собственности, или дать его универсальное определение.

Полагаем, что применительно к деяниям в сфере документооборота законодателю необходимо изменить терминологию. Данное обстоятельство унифицирует понятийный аппарат, восполнит ряд пробелов текста уголовного закона и будет более точным относительно деяний, связанных с электронными документами.

Смотрите так же:

  • Воинский учет в казахстане возраст Воинский учет в казахстане возраст В ДЕМО-режиме вам доступны первые несколько страниц платных и бесплатных документов.Для просмотра полных текстов бесплатных документов, необходимо войти или зарегистрироваться.Для получения полного доступа к […]
  • Квалификация преступления ст 108 ук рф Квалификация убийств по ст.105 УК РФ Оглавление I. Общая характеристика убийства как преступления против жизни 1.1. Понятие и признаки убийства в российском уголовном праве 1.2. Виды убийств и их уголовно-правовая характеристика II. Проблемы […]
  • 2712 ч1 коап рф Статья 158 часть 3 ук рф 2018 последние поправки На этой странице собраны все материалы по поисковому запросу изменения по статьям 105 УК Рф и по 111УК РФ Ст 10 Посмотреть статью Здравствуйте. Проблема с выплатой кредита, платил во время сейчас 2 […]
  • Переоформить дом в мелитополе Продажа домов в Мелитополе Предложения по продаже домов в Мелитополе c. Константиновка Зеленая , 80м² г. Мелитополь 80 1, к 12 соток р‑н. Новый мелитополь Аэродромная , 60м² г. Мелитополь 60 1, к 6 соток . Продается дом-дача на […]
  • Семейный кодекс в румынии Информация о стране Трудовые отношения в Румынии регулирует Трудовой кодекс. Действующий Трудовой кодекс вступил в силу 1 марта 2003 года. В нем объединены принципы отношений занятости, контрактов личного найма, труда и отдыха, защиты труда и […]
Комментарии запрещены.