Судебный контроль рк

Судебный контроль рк

Судебный контроль за органами уголовно-исполнительной системы Республики Казахстан

Жузбаев Б.Т., Айкенова А.М.

Судебный контроль за органами уголовно-исполнительной системы Республики Казахстан

Функции судебного контроля за исполнением наказания основываются на положениях Конституции РК, а также на иных законах (Уголовном, Уголовно-процессуальном и Уголовно-исполнительном кодексах РК, Конституционном Законе «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» от 25 декабря 2000 года).

Специфика взаимодействия судов и исправительных учреждений обусловливается особой ролью судов, не только применяющих наказание или освобождающих от него, но и осуществляющих на основе ст. 27 УИК РК судебный контроль за их деятельностью.

Основные виды, формы и методы контрольной деятельности суда теоретически достаточно эффективны и разнообразны, они не исчерпываются положениями статьи 27 УИК РК. Существует три вида судебного контроля за деятельностью органов уголовно-исполнительной системы. Некоторые авторы (В.И. Селиверстов, Е.Г. Тарло), выделяют и другие виды судебного контроля, которые, на наш взгляд, не являются его самостоятельными формами, а входят в какой-либо из указанных ниже видов [1, с. 183].

Первый вид – это судебный контроль, осуществляемый при рассмотрении дел по спорам, вытекающим из гражданских, семейных, трудовых и административных правоотношений, и дел особого производства по правилам гражданского судопроизводства.

Право осужденных на защиту своих гражданских прав и интересов предусмотрено Конституцией РК, Уголовно-исполнительным кодексом РК, а также иными законами, действующими в сфере исполнения наказания. О праве обращения учреждений, исполняющих наказания, в суд за защитой своих прав и законных интересов прямо говорится в ч. 2 ст. 14 УИК РК.

При производстве по гражданским делам деятельность персонала может являться непосредственно предметом спора сторон по гражданскому делу. К примеру, при разрешении иска лица, утратившего трудоспособность во время отбывания лишения свободы, о возмещении ущерба, причиненного ему по вине исправительного учреждения. Либо, наоборот, при разрешении иска государства, исправительного учреждения, иных юридических или физических лиц о взыскании материального ущерба, причиненного осужденным во время отбывания наказания. И в первом, и во втором случаях судом может быть оценена деятельность персонала исправительного учреждения по соблюдению гражданских, трудовых и иных прав осужденных во время отбывания наказания.

Второй вид судебного контроля за деятельностью персонала исправительных колоний общего и строгого режимов – это контроль при производстве по уголовным делам, осуществляемый по правилам уголовного судопроизводства, его можно подразделить на два подвида:

-контроль при рассмотрении уголовных дел, связанных с преступлениями в ИУ;

-контроль при рассмотрении судом вопросов исполнения приговора суда.

Контролирующие функции суда проявляются при рассмотрении уголовных дел о грубом нарушении законности со стороны должностных лиц исправительных колоний общего и строгого режимов, других участвующих в процессе исполнения наказания субъектов. Это, в первую очередь, должностные преступления: злоупотребление должностными полномочиями (ст. 361 УК РК), превышение власти или должностных полномочий (ст. 362 УК РК), получение взятки (ст. 366 УК РК), бездействие по службе (ст. 370 УК РК) халатность (ст. 371 УК РК), а также другие нарушения законности.

Судебный контроль имеет место при рассмотрении уголовных дел по преступлениям, совершенным осужденными во время отбывания наказания. Вместе с тем, при рассмотрении уголовных дел об ответственности за преступления, совершенные в исправительных учреждениях, суды обязаны проверять, не связаны ли противоправные действия с ущемлением прав осужденных либо извращением персоналом дисциплинарной практики.

Второй подвид судебного контроля за деятельностью УИС проявляется в стадии исполнения приговора, включающей в себя обращение приговора к исполнению и непосредственно его исполнение.

Вопросы обращения приговора к исполнению – это вопросы, связанные с местом и временем отбывания (исполнения) наказания. Согласно ч. 3 ст. 27 УИК РК учреждения и органы, исполняющие наказания, уведомляют суд, вынесший приговор, о начале и месте отбывания наказания.

Третий вид судебного контроля осуществляется при рассмотрении судом предложений, заявлений и жалоб осужденных на действия персонала, поданных в соответствии с ч. 2 ст. 14 УИК РК. При этом законодатель установил определенные гарантии реализации права осужденного на обращение в суд. Так, в ч. 2 ст. 14 УИК РК говорится, что предложения, заявления и жалобы осужденных, адресованные в органы, осуществляющие контроль и надзор за деятельностью учреждений и органов, осужденные направляют самостоятельно и, следовательно, цензуре не подлежат.

Предложения, заявления и жалобы осужденных рассматриваются судом в обычном порядке в соответствии с Законом РК от 12 января 2007 г. «О порядке рассмотрения обращений физических и юридических лиц» [2] и главой 27 Гражданского процессуального кодекса РК [3]. Согласно указанным законодательным актам могут быть обжалованы действия государственных органов, общественных организаций и должностных лиц, в результате которых нарушены права и свободы гражданина, либо созданы препятствия осуществлению гражданином его прав и свобод, либо на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности. При этом не могут быть обжалованы в суд в соответствии с данными законодательными актами действия или решения должностных лиц, в отношении которых предусмотрен иной порядок судебного обжалования (первые два вида судебного контроля). Применительно к рассматриваемой теме – это могут быть решения администрации о представлении или отказе в досрочном освобождении от отбывания наказания, замене наказания более мягким либо более строгим и в других случаях, установленных законом.

В соответствии с действующими Уголовно-процессуальным и Уголовно-исполнительным кодексами РК предложения, заявления и жалобы об оспаривании действий должностного лица ИУ могут быть поданы в суд как лично осужденным, так и его представителем (адвокатом).

Как показала практика, с предложениями, заявлениями и жалобами в суд осужденные и работники исправительных учреждений, а также иные лица обращаются крайне неохотно.

Таким образом, надо сказать, что суд, по сравнению с вышестоящими органами уголовно-исполнительной системы и специализированной прокуратурой по надзору за соблюдением законов при исполнении наказаний, в некоторых случаях может осуществлять контроль за обеспечением законности в исправительных учреждениях.

1. Уголовно-исполнительное право России: Учеб. / Под ред. В.И. Селиверстова. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2003. – 571 с.

2. Закон Республики Казахстан «О порядке рассмотрения обращений физических и юридических лиц» от 12 января 2007 года № 221 // Казахстанская правда. 2007. 30 янв.

Судебный контроль за применением мер уголовно-процессуального принуждения

Судебный контроль за применением мер уголовно-процессуального принуждения

Наибольший интерес на нынешнем этапе развития уголовно-процессуального законодательства в Республике Казахстан представляет вопрос об осуществлении судебного контроля в рамках проведения досудебных стадий. В данной связи считаем необходимым рассмотреть некоторые возникающие вопросы правового применения отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РК.

Задержание гражданина, который является подозреваемым в совершении соответствующего преступления в казахстанском уголовном процессе – представляет собой специальную меру процессуального принуждения, основная сущность которой заключается в кратковременном лишении соответствующего лица свободы.

В точном соответствии с действующими нормами Конституции РК (ст. 16) в существующих нормах УПК РК может иметь место задержание подозреваемого без получения судебного решения только лишь сроком до 48 часов (ст. 150 УПК РК). При мотивированном ходатайстве следственных органов и последующему ему судебному решению данный срок может быть продлён ещё на 72 часа, в ходе которых органы уголовного преследования обязаны в полной мере представить в суд материалы, которые будут обосновывать необходимость (обоснованность и законность) испрашиваемого заключения под подозреваемого стражу.

Важно отметить тот факт, что в первоначальной редакции статьи 150 УПК РК законодатель исходил из того, что в указанной ситуации следственные органы должны были предоставлять в суд дополнительные материалы, которые в полной мере обосновывают как законность, так и необходимость самого задержания, а не испрашиваемого перед судом заключения под стражу. Следуя подобного рода логике, ясно, что обоснованность и законность самого заключение под стражу на тот момент оставалась за рамками общего предмета контроля суда.

В порядке действия ст. 153 УПК РК в ходе продления срока содержания под стражей суды обязательно должны учитывать то, что является необходимым указывать предельный срок содержания того или иного подозреваемого и обвиняемого под стражей. В своём определении на это обращал внимание казахстанский Верховный Суд.

Таким образом, совершенно закономерно возникает важный вопрос о предмете и пределах проведения подобной проверки суда, о критериях, которые могут быть использованы при определении обоснованности и законности произведённого задержания.

Общеустановленным является тот факт, что задержание, существенно ограничивая конституционные права и свободы личности, предполагает собой соблюдение некоторого ряда условий, соблюдение которых в свою очередь обеспечивают (гарантируют) обоснованность и законность его применения, рассмотрим их вкратце.

Во-первых, задержание, безусловно имеет свои строго определённые цели, а именно: 1) осуществить проверку причастности задержанного лица к совершению инкриминируемого ему преступления; 2) произвести проверить наличия достаточных оснований для применения к нему в качестве меры пресечения именно заключения под стражу [1, с.21]. В этой связи необходимым является на самом первоначальном этапе считать незаконным задержание, которое преследует другие (не процессуальные) цели такие как: оказание незаконного воздействия на задержанного, преследуя цель получения от него признательных показаний; обоснование задержания необходимостью производства с задержанным определённых оперативно-розыскных мероприятий и т.д. Таким же образом будет считаться незаконным задержание, которое реализовано в отношении обвиняемого, поскольку проверять возможную его причастность к совершению того или иного преступления бессмысленно, а решать подобным образом (возможные) проблемы заключения под стражу – не в полной мере законно.

Во-вторых, применяется задержание только лишь по подозрению в совершении преступления. Причём преступления, за которое в качестве меры наказания может быть назначено лишения свободы, что, соответственно, не может остаться вне контроля суда.

В-третьих, задержание возможно только лишь по уже возбуждённому уголовному делу. При этом существуют случаи, когда данные решения приняты могут быть и в одно и тоже время, поскольку для обоснованного и законного решения вопроса о возбуждении уголовного дела нужен меньший объём необходимых данных, которые указывают на признаки преступления, нежели для осуществления процессуального задержания. Таким образом, при наличии обоснованного и законного основания для задержания изначально существует также достаточное основание для возбуждения соответствующего уголовного дела, которое должно быть возбуждено после произведения фактического задержания, подозреваемого в максимально сжатые сроки.

Однако и здесь возникают разного рода проблемы. Согласно норм УПК РК по окончанию процесса задержания должен быть составлен особый протокол. Однако, потому как само уголовное дело считается возбуждённым только с того момента как получено согласие прокурора, поэтому перед судом может стать проблема определения законности осуществления задержания, особенно в части самой его процедуры.

Как показывает существующая практика, срок, которой необходимым для получения подобного рода согласия, часе всего не превышает 3 часа, в среднем составляет период от нескольких часов до нескольких суток. В этой связи, в каждом конкретном случае проведения проверок, именно суду необходимо определиться с вопросами о том: в течение какого срока был составлен соответствующий протокол о задержании; когда (во временном измерении) было получено согласие на возбуждение уголовного дела; было ли произведено задержание по фактически или по-юридически возбуждённому уголовному делу, производя в итоге формулировку своего решения на основании установленной обоснованности и законности произведенного задержания.

В-четвертых, может иметь место процессуальное задержание только лишь тогда, когда на это есть достаточные основания и определённые в соответствии с законом мотивы. При этом основание призвано в полной мере объяснить, согласно чего принималось решение о (процессуальном) задержании того или иного подозреваемого в преступлении лица. А вот устанавливаемый мотив призван всецело объяснить субъективный момент действия правоприменителя, указывая на тот факт, почему именно данное конкретное лицо не может быть оставлено на свободе и почему необходимо его кратковременно лишить свободы [2, с.5-9].

Законом исчерпывающе называет мотивы и основания совершения задержания. Так, законодателем определены основания согласно статье 132 УПК РК. При этом некоторую сложность представляет только лишь четвёртое основание, которое определяется законодательно как «иные данные, дающие основания подозревать это лицо в совершении им преступления». Включает в себя указанное основание как имеющиеся фактические данные, так и сведения, полученные оперативно-розыскным путём, указывающие на наличие соответствующих обстоятельств. К ним могут быть отнесены данные ревизии или инвентаризации о недостаче на складе у определённого лица, данные, полученные в следствии применения на месте преступления специально обученной служебной собаки, обнаружение на месте преступления вещей или документов принадлежащих определённому лицу и т.д. Особенностью задержания того или иного подозреваемого по данным основаниям является также то, что может оно иметь место только лишь в случае наличия специальных мотивов, которые указанных в УПК РК, что, к сожалению не всегда должным образом учитывается современным правоприменителями. Кроме представленных специальных мотивов, закон также предусматривает общие мотивы для учитываемые для проведения задержания, применяемые при осуществлении мотивировки задержания.

Тогда, когда в полной мере установлены мотивы задержания являются исчерпывающими определёнными законодателем и составляющими неотъемлемый элемент надлежащей процессуальной формы обоснованного и законного задержания, суду необходимо изначально считать незаконным те произведённые задержание, в которых в качестве мотива указано иное. Например: «гражданин H. подозревается в совершении им разбойного нападения на граждан и т.д.».

Также в качестве существенного условия обоснованности и законности задержания выступает строгое соблюдение правоприминителем процессуальной формы применения этой важной меры процессуального принуждения.

В данной связи важно помнить, что в каждом отдельном случае проведения задержания должен быть составлен установленный законом протокол задержания с обязательным указанием следующих важных моментов: места, времени задержания, основания и мотива его осуществления, результаты проведённого личного обыска, задержанного и иных существенных обстоятельств повлёкших собой применения именно данной указанной нами меры принуждения (например, в части, которая касается разъяснения права на защитника и иных законных прав, предусмотренных согласно норм ст. 134 УПК РК).

Поскольку в соответствии с нормами п. 15 ст. 153 УПК РК срок процессуального задержания исчисляют с момента фактического осуществления задержания, а не с момента доставки задержанного в правоохранительные органы или момента составления протокола о задержании, поэтому именно эти час и минута должны быть чётко указаны в указанном протоколе и в полной мере приняты во внимание судом в процессе исчисления срока задержания, равно как и в ходе определения им обоснованности и законности самой процедуры задержания.

При составлении рассматриваемого нами протокола задержания, во-первых, необходимо обязательно учитывать то, что его копия должна быть: остаться в материалах уголовного дела, вручена самому подозреваемому (с обязательным указанием даты получения им протокола), направлена в ИВС вместе с задержанным, а также направлены в наблюдательное производство прокурора (одновременно с письменным уведомлением о произведении задержания). В процессе составления следователем указанного протокола он не требует никакого дополнительного утверждения; а, при принятии должностным лицом органа дознания (дознавателем) решения о произведении задержании, протокол должен быть в обязательном порядке утверждён начальником органа дознания, поскольку принятие данного решения в полной мере относится к его законной компетенции. Факт отказа подозреваемого в подписании протокола, должен быть удостоверен согласно установленным п.6 ст. 203 УПК РК правилам.

Процессуальная форма осуществления задержания также включает в себя произведения личного обыска задержанного. Согласно норм статьи 233 УПК РК с целью производства такого обыска вынесения для этого специального постановления не требуется, равно как и не требуется составления на эту процедуру отдельного протокола, потому как результаты проведённого обыска также должны быть в полной мере отражены в протоколе проведённого задержания. Однако, в процессе оценки судом законности данного обыска, судье необходимо учитывать тот факт, что при этом обязательным, в отличие от самого задержания, является присутствие понятых (согласно ст. 232 УПК РК).

Так согласно закона подозреваемый не позднее истечения 24 часов с момента его фактического задержания должен быть допрошен с соблюдением всех правил и статей УПК РК. При этом, подозреваемый имеет законное право знать, в связи с чем произведено его задержание, поэтому в полной мере и доступным языком, в понятных ему терминах, ему должна быть разъяснена сущность вменяемого ему подозрения. В протоколе допроса обязательным является письменное разъяснение того права, согласно которого подозреваемый может не свидетельствовать как против самого себя, так и против своих близких родственников. Если в деле с момента принятия решения о произведении процессуального задержания принимает участие защитник то, он имеет право осуществить конфиденциальное свидание с задержанным ещё до момента начала его первого допроса. Учитывая тот факт, что протокол допроса является в полной мере самостоятельным источником доказательств, в ходе его оформления обязательным является соблюдение всех установленных УПК РК норм.

Прокурор обязательно должен быть уведомлён о самом факте произведённого задержания течение 12 часов, а также кто-либо из близких родственников задержанного. Письменное уведомление о произведённом задержании направляется прокурору с полным указанием следующих важных данных: фамилии, имени, отчества задержанного, места, времени и даты, осуществления задержания, его законных оснований и установленных мотива. Важно отметить, что законом не урегулирована форма уведомления родственников, поэтому данное мероприятие может быть выполнено, как в письменной, так и в устной форме (к примеру, по телефону). Также возможность по уведомлению близких родственников может быть предоставлена самому задержанному. Закон прописывается только лишь одно исключение из данного правила, а именно: уведомление может не производиться при существующей необходимости сохранения в тайне факта задержания в интересах проведения предварительного расследования. Данное решение оформляется путём издания мотивированного постановлением следователя, и обязательно согласовывается с прокурором. Это правило не может быть применено в том случае, если задержанный не достиг совершеннолетнего возраста.

Сотрудники органа дознания в соответствии с УПК РК , которые осуществляют оперативно-розыскные мероприятия, могут встречаться с задержанным, включая для того, что производить все необходимые им оперативно-розыскные мероприятия, однако только лишь при получении письменного разрешения следователя, дознавателя, прокурора или суда, в непосредственном производстве которых находится соответствующее уголовное дело. Выступая в качестве весомой процессуальной гарантии и соблюдения прав каждого задержанного, законом не допуская произвольное вторжения оперативных служб и аппаратов в процессуальную независимость следователя, а также в сферу уголовно-процессуальной деятельности.

Основаниями для освобождения подозреваемого из ИВС являются:

а) мера пресечения в виде заключения под стражу не была избрана;

б) подозреваемый подлежит немедленному освобождению по истечении 48 часов с момента фактического задержания, если судья не отложил принятие окончательного решения по ходатайству стороны на срок не более нежели 72 часа.

В этом случае освобождение подозреваемого из-под стражи осуществляется путём выдачи начальника места содержания под стражей соответствующего постановления.

Итак, проанализированные нами моменты осуществления проверки обоснованности и законности задержания, на наш взгляд, являются на совереном этапе самыми основными.

Далее осуществим более подробное рассмотрение такого важного полномочия суда, как избрание новой меры пресечения, а именно, домашнего ареста.

В данной связи важно отметить, что в уголовном судопроизводстве до настоящего времени в основном господствовали только две меры пресечения это: подписка о невыезде и заключение под стражу. Совокупная доля всех остальных мер пресечения чаще всего не превышала и нескольких процентов. Очевиден тот факт, что новая мера пресечения должна качественно изменить существующее до настоящего момента соотношение. Она, в том числе призвана, некотором роде уменьшить число тех лиц, которые заключаются под стражу, и, следовательно, немного разгрузить следственные изоляторы.

Согласно действующих норм УПК РК домашний арест заключается в ограничениях, которые связаны со свободой передвижения того или иного обвиняемого, подозреваемого, а также в запрете на:

1) общение с определёнными лицами;

2) отправление и получение корреспонденции;

3) ведение разного рода переговоров с использованием любых имеющихся средств связи.

Если проанализировать ныне действующие статьи УПК РК относящиеся к урегулированию вопросов выбора меры пресечения, то можно отметить тот факт, что за нарушение всех взятых на себя обязательств в определённых случаях предусматривается особая ответственность в форме наложения денежного взыскания или предпринимаемая в иной законной форме. Поэтому, за нарушение мер пресечения, когда должных оснований для изменения меры пресечения на более строгую нет, возможно осуществить применение других мер ответственности, носящих имущественный характер.

Важно при этом отметить то, что законом не определён срок продолжительности нахождения под домашним арестом, а также не обозначен период действия данных ограничений для подозреваемого или обвиняемого. Неясным остаётся на сегодня и то, надо ли осуществлять продление срока домашнего ареста в том случае, если имеет место продления срока следствия по соответствующему уголовному делу. Поскольку домашний арест практически приравнивается к заключению под стражу, то срок нахождения обвиняемого под домашним арестом засчитывается ему в общий срок содержания под стражей. В данной связи надо полагать то, что продление срока содержания под домашним арестом должно происходить в таком же порядке, в каком происходит продление срока содержания под стражей, то есть через соответствующий суд.

В соответствии с УПК РК мера пресечения, которая избрана на основании принятого установленном законом порядке судебного решения, может быть изменена или отменена только самим судом. Такое требование законодателя, по мнению автора, оправданно, однако не во всех возникающих случаях. К примеру, считает автор, что необходимости в этом нет тогда, когда речь идёт об изменении ранее установленной меры пресечения на другую, являющуюся по отношению к первой наиболее мягкой (так, арест допустим изменяется на домашний арест или залог). При этом считаем важным отметить, что такое решение не в коем случае не ущемляет права подозреваемого, обвиняемого, а наоборот, в определённой степени значительно облегчает его положение. В противном случае, когда мера пресечения изменена на более строгую, тогда обращение в суд действительно является оправданным и необходимым [3]. Такой вариант решения рассмотренного вопроса в некоторой степени способно уменьшить нагрузку на суды.

В данной связи отметим, что сейчас прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, осуществляют перед судом соответствующее ходатайство, оформляемое в виде специального постановления. Только после получения от прокурора согласия, по которому дознаватель, следователь обращаются в суд. Принятие самого решения об избрании меры пресечения входит в непосредственную компетенцию судов общей юрисдикции. Мера пресечения в виде заключения под стражу, исходя из действующих норм УПК РК, может также избирается судом, и в процессе проведения досудебного производства. Никакой иной орган, кроме суда, не имеет право принять решение о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу.

Судебный порядок осуществления заключения под стражу был одним из самых остро обсуждаемых вопросов как в период работы над проектом УПК РК, так и в течение первого времени после его непосредственного принятия. С течением времени, судебная практика в значительной степени нарабатывалась, а острые дискуссии постепенно стали угасать.

Однако при этом, остаётся не решённым важный вопрос: в достаточной ли мере сама процедура рассмотрения судом ходатайства следователя или дознавателя, возбуждённого с обязательного согласия прокурора, об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу регламентирована в нынешнем УПК РК? До настоящее времени УПК РК не дает чёткого ответа на следующие важные вопросы: необходимо ли осуществлять ведения протокола судебного заседания? В закрытом или открытом судебном заседании необходимо рассматривать ходатайства? И, по нашему мнению, пожалуй, самое основное – должен ли суд исследовать вопрос о степени доказанности виновности лица (или степени причастности лица к совершённому преступлению)? Обязательным ли является присутствие подозреваемых и обвиняемых при этом в заседании?

В ходе рассмотрения вопроса об избрании меры пресечения судом осуществляется проверка личности обвиняемого, его возраста, семейного положения, состояния здоровья, роде занятий, данных о степени тяжести предъявленного обвинения, а также многие другие обстоятельства. На основании изучения всего спектра вопросов судья должен прийти к обоснованному заключению, что к анализируемому обвиняемому или подозреваемому не может быть применена никакая иная более мягкая мера пресечения.

Судья, производя санкционирование ареста, должен в обязательном порядке установить сам факт возбуждения уголовного дела, процессуальный статус лица, в отношении которого возбуждено ходатайство, а также полномочия того лица, которое непосредственно возбудило ходатайство, равно как и лица давшего на его возбуждение своё согласие. При этом суд «не имеет права» исследовать и проверять вопрос о том, есть ли у обоняемой стороны основания для подозрения данного человека в совершении инкриминируемого ему преступления. Другими словами, насколько обоснованным было принятое решение соответствующих органов расследования о «придании» гражданину процессуального статуса, обвиняемого или подозреваемого, судом не рассматривается [4, с.121].

Подобного рода позиция, по нашему мнению, не является безупречной. Так, к примеру, в ряде существующих норм УПК РК указывается о том, что любое принимаемого судебное решение должно быть в обязательном порядке обоснованным, мотивированным, справедливым, что в полной мере характеризует его законность. Также УПК РК декларирует то, что уголовное судопроизводство имеет одним из своих предназначений защиту личности от необоснованного и незаконного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод.

Именно по этой причине, как нам представляется, суд, и производит рассмотрение ходатайства о заключении под стражу подозреваемого, обвиняемого, не может не исследовать важный вопрос о доказанности вопроса причастности лица к совершению инкриминируемого ему преступления.

Из всего изложенного нами выше можно сделать вывод о том, что суд, в ходе рассмотрения вопроса об избрании заключения под стражу в качестве меры пресечения, или продлении срока содержания под стражей, должен подвергнуть полному и всестороннему исследованию основной вопрос о причастности установленного лица к совершению инкриминируемого ему преступления [5, с.16]. Также представляется то, что используемые нами выше дефиниции «виновность в совершенном преступлении» и «причастность к совершенному преступлению» в качестве синонимов следует всё же строго разграничивать.

Во-первых, понятие «причастность к преступлению» уже само по себе значительнее понятия «доказанность виновности лица в совершенном преступлении».

Во-вторых, «доказанность» само собой означает то, что сторона обвинения уже с полной мере готова доказать в суде при условиях полной состязательности тот факт, что определённым лицом было совершено данное преступление, чётко обосновав занятую позицию путём предоставления доказательств, иными словами сведений, которые прошли полную проверку на достоверность, относимость и допустимость в отношении конкретного рассматриваемого дела.

При этом «причастность» основана может быть на сведениях, которые имеют вероятностный характер. Совокупность подобного рода сведений может быть совершенно недостаточной для правильного разрешения дела.

В-третьих, «доказанность» предполагает собой то, что собранного комплекса сведений будет достаточно для осуществления юридической квалификации произведённого деяния, в совершении которого то или иное лицо обвиняется. Сведений, которые указываю на «причастность» лица к тому или иному совершенному преступлению, может быть и недостаточно для этого.

Судом при этом не должен предрешаться вывод о невиновности или виновности лица.

При возникшей необходимости отстранения обвиняемого или подозреваемого от занимаемой им должности (служебного положения) следователь возбуждает перед судом (обязательно с согласия прокурора) по месту производства предварительного следствия соответствующее этому ходатайство. Далее в течение 48 часов с момента поступления подобного ходатайства судья должен вынести законное постановление о временном отстранении обвиняемого или подозреваемого от должности или об отказе в удовлетворении данного требования.

Направленное ходатайство следователя и дальнейшее постановление судьи об отстранении обвиняемого (подозреваемого) от занимаемой им должности должны быть в поной мере обоснованы на основании всего комплекса содержащихся в материалах уголовного дела доказательств, указывающих на те обстоятельства, которые свидетельствую об использовании тем или иным рассматриваемым обвиняемым своего служебного положения на продолжение всех преступных действий или преследуя цель противодействия установлению истины [6, с.17]. Изданное постановление судьи о временном отстранении обвиняемого от должности должно быть обязательно направлено по месту его работы. Копию данного постановления следователь направляет прокурору, а также по месту работы подозреваемого (обвиняемого) и соответствующему финансовому органу для прекращения выплат.

Если отпадает необходимость в применении такой меры процессуального принуждения тогда, следователь снова выносит постановление, но уже об отмене временного отстранения, подозреваемого (или обвиняемого) от занимаемой должности.

Наложение ареста на имущество адресовано владельцу или собственнику имущества, заключается оно в запрете распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться имуществом, сопряжённое с возможностью его изъятия с последующей передачей на хранение. Арест также может налагаться на имущество, которое находиться у других лиц, но при этом, есть достаточные основания полагать то, что оно получено подозреваемым, обвиняемым в результате осуществления им преступных действий. Налагается арест не только на имущество, но и денежные суммы, которые принадлежат подозреваемому (обвиняемому) гражданскому ответчику, и на всё имущество, которое нажито преступным путём, в чьём бы обладании оно ни находилось.

Применяется данная мера процессуального принуждения для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска и иных имущественных взысканий, а также с целью обеспечения возможной конфискации имущества по принятому судом приговору.

В дальнейшем, по нашему мнению, необходимо внесение в УПК РК новой нормы – устанавливающей право суда принимать решение о наложении ареста на имущество. Считаем, что в данном случае судебный порядок умаляет принцип процессуальной самостоятельности следователя. Случаи наложения ареста на имущество подозреваемого (обвиняемого) являются единичными в существующей сегодня следственной практике. Арест имущества, как правило, в своём подавляющем большинстве производится после того как предъявлено обвинение. Поскольку следователь решение о предъявлении обвинения принимает самостоятельно, поэтому, по нашему мнению, в случаях наложения ареста на имущество обвиняемого сразу после предъявления ему обвинения нет необходимости получать отдельное судебное решение на осуществление данного действия. Во всех остальных случаях судебное решение является необходимым. Все соответствующие изменения следует в ближайшее время ввести в УПК РК, поскольку, на наш взгляд, подобная практика нисколько не ущемляет прав лица, на имущество, относительно которого накладывается арест и не противоречит Конституции РК. Тем более, что за ним сохраняется право осуществить обжалования этого решения следователя в судебном порядке.

Список использованной литературы:

1. Кузнецов А.П., Ковтун Н.Н. Судебный контроль законности и обоснованности задержания подозреваемого // Российский судья. – 2004. – № 7. – С. 21.

2. Гаврилов Б. Новеллы уголовного процесса на фоне криминальной статистики // Российская юстиция. – 2003. – № 10. – С. 5 – 9.

3. Кашепов В., Кошаева Т., Руднев В., Чуркин А. Обзор судебной практики // Комментарий судебной практики. Выпуск 10. – М.: Юрид. лит., 2004.

4. Уголовно-процессуальное право: Учебник / Отв. ред. П. А. Лупинская. – М.: Юристъ, 2003. – С.121.

5. Халиулин А., Назаренко В. От прокурорского надзора к судебному контролю // Законность. – 2004. – № 1. – С.16.

6. Багаутдинов Ф.Н. Состояние и перспективы судебного контроля // Российская юстиция. – 2001. – № 3. – С.17.

Что такое судебный контроль — содержание и виды?

Судебный контроль — это особый порядок осуществления правосудия, а также соответствующий межотраслевой правовой институт. Понимание необходимости обособления отдельного института пришло в последние годы вместе с расширением ревизионной практики судов в отношении органов и должностных лиц в вопросах, потенциально затрагивающих охраняемые права и интересы.

Понятие и содержание судебного контроля

Судебный контроль — это особая процессуальная деятельность суда, в ходе которой проверяется соответствие деятельности (акта) органа или должностного лица:

  • нормам, регулирующим его деятельность (подразумевая, что они соответствуют нормативным актам более высокой юридической силы, включая Конституцию РФ);
  • Конституции РФ, законам и подзаконным актам (исходя из норм, регулирующих правоотношение, на которое влияет действие (бездействие) или акт органа или должностного лица в данной ситуации).

Процессуальные отрасли регулируют присущие им формы судебного контроля как установленные нормами способы рассмотрения вопросов, отнесенных законодателем к сфере судебного контроля. Отсылочные нормы имеются также в материальном праве (например, ст. 20 УИК РФ). Многочисленность форм, обусловленная разнообразием поставленных задач, дает основание считать судебный контроль межотраслевым институтом.

Формы и виды судебного контроля

Виды судебного контроля выделяют по различным критериям. Наиболее простой вариант — разделение судебного контроля по отраслевой принадлежности (гражданско-процессуальный, уголовно-процессуальный и др.).

Наукой предложены следующие классификации судебного контроля:

  • по субъекту (Конституционный суд, арбитражные суды, суды общей юрисдикции);
  • предварительный (перед проведением следственных действий, принятием меры пресечения) и последующий судебный контроль (чч. 1–4 ст. 165 УПК РФ, все виды нормоконтроля, все виды контроля по жалобам);
  • абстрактный, или прямой (при непосредственном рассмотрении вопроса о законности нормы/акта), и конкретный, или косвенный (если суд отказывается применять норму или акт, не соответствующие требованиям более высокого уровня).

Как правило, каждый вид судебного контроля включает несколько форм, в которых он осуществляется. Структура каждой формы обусловлена ее целевым назначением. Например, процедура рассмотрения жалоб на действия пристава-исполнителя является отдельной процессуальной формой в рамках судебного контроля за соблюдением прав.

Важно! Форма судебного контроля как форма деятельности суда по осуществлению судебного контроля должна соответствовать общим принципам правосудия. Рассмотрение дел в порядке судебного контроля производится на основе законности, справедливости, равенства прав и других принципов в форме открытого или закрытого, состязательного (при участии противоборствующих сторон) или несостязательного (по запросу лица или ходатайству о проведении следственного действия, например) процесса.

Отдельные разновидности судебного контроля обзорно рассмотрены ниже.

Судебный нормоконтроль

Нормоконтроль — деятельность судов по проверке законности и конституционности нормативных актов.

  1. В настоящее время прямой судебный контроль судов (непосредственное рассмотрение обращений о несоответствии нормативных актов) в этом направлении урегулирован:
    • ст. 125 Конституции РФ, ФКЗ «О Конституционном суде РФ» от 21.07.1994 № 1-ФКЗ (федеральными законами и нормативными актами на предмет конституционности по жалобам участников правоотношений и запросам судов);
    • гл. 21 КАС РФ (общая подсудность по подзаконным нормативным правовым актам: федеральным — Верховному суду РФ (ст. 21 КАС РФ), региональным и муниципальным — судам регионального уровня (ст. 20 КАС РФ);
    • гл. 23 АПК РФ (судебный контроль в части рассмотрения судом по интеллектуальным правам подзаконных нормативных актов федерального уровня в пределах сферы его юрисдикции).

Важно! Правом инициировать процедуру судебного контроля обладают лица, являющиеся субъектами правоотношений, урегулированных соответствующей (оспариваемой) нормой, полагающие, что их права и законные интересы нарушены.

  • Суд при рассмотрении дела вправе обратиться с запросом в Конституционный суд РФ (относительно норм федеральных законов) или не применить незаконный акт более низкой юридической силы (ст. 13 АПК РФ, ст. 11 ГПК РФ, ст. 15 КАС РФ) в порядке косвенного судебного контроля.
  • Предварительный и последующий судебный контроль в стадии предварительного расследования

    Предварительный судебный контроль проводится по следующим направлениям:

    1. Избрание или продление меры пресечения (ст. 107–109 УПК РФ).
    2. Проверка законности проведения следственных действий, нарушающих конституционные права граждан (ст. 177, 165, 182 УПК РФ и др.).
    3. Решение вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении отдельных категорий должностных лиц, наделенных служебным иммунитетом (ч. 1 ст. 93 Конституции РФ, ст. 448 УПК РФ).

    Последующий судебный контроль — это проверка законности деятельности органов и должностных лиц по жалобам (ст. 125 УПК РФ).

    Судебный контроль в уголовном процессе: другие стадии

    При рассмотрении дальнейшего хода уголовного процесса выделяют:

    • Судебный контроль, осуществляемый судом на стадии подготовки к судебному заседанию, в рамках, установленных ст. 228 УПК РФ. Дискуссионным остается вопрос о целесообразности существенного ограничения объема контрольной функции суда по отношению к полноте и всесторонности проведенного расследования.
    • Судебный контроль на стадии предварительного слушания (ст. 229 УПК РФ), в рамках которой на оценку правильности предварительного расследования косвенно направлено рассмотрение ходатайств об исключении доказательств.

    Кроме того, в уголовном процессе выделяют судебный контроль апелляционной и кассационной инстанций по проверке судебных актов нижестоящих судов. Однако эта позиция подвергается представителями других отраслей обоснованной критике, поскольку это внутренняя деятельность суда (самоконтроль), которая имеет природу, отличную от направленного вовне судебного контроля.

    Судебный контроль выступает проявлением правоохранительной деятельности суда и формой осуществления правосудия как деятельность, направленная на решение вопросов о правах и свободах. Будучи межотраслевым институтом, он исследуется с разных позиций представителями разных правовых отраслей. Выработка единых позиций о судебном контроле — дело будущего.

    Смотрите так же:

    • Гкострома воинская часть 71211 Гкострома воинская часть 71211 Понедельник, 24.09.2018, 09:47 Страница 1 из 1 1 Служим в в/ч 71211 с апреля 2010г. Заинтересованные, присоединяйтесь! 331-й гвардейский парашютно-десантный полк 156008 г. Кострома,331 гв.пдп, в/ч […]
    • Федеральный закон от 25072011 n 261-фз о персональных данных protivkart.org Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных" Принят Государственной Думой 8 июля 2006 года Одобрен Советом Федерации 14 июля 2006 года Вы можете принять участие в обсуждении настоящего Федерального закона […]
    • Дом под снос в дзержинске Поиск на Барахолке По всей Беларуси Участок в д.Корбачёвка Логойского р-на Участок 25 соток в Логойском районе д.Корбачёвка (27км. по логойской трассе). На участке ветхий бревенчатый дом 51кв.м под снос. Коммуникации: электричество, вода […]
    • Дома в оренбурге под материнский капитал Материнский капитал в Оренбургской области Уже десять лет на территории нашей страны гражданам за рождение или усыновление второго и последующих детей выдается федеральный материнский (семейный) капитал. Также, как и во многих других субъектах РФ, […]
    • Конституция рф права и обязанности граждан реферат Конституционные права, свободы и обязанности граждан РФ факультет заочного обучения Тюменского юридического института по: Конституционному праву тема: Конституционные права, свободы и обязанности граждан РФ Выполнил: слушатель Корушев Иван […]
    Комментарии запрещены.