Термины в гк рф

Термины в гк рф

Термины в гк рф

Данный сайт посвящен достаточно важному и принципиальному вопросу о том, следует ли закрепить в ГК РФ понятие «обход закона».

В проекте изменений в ГК РФ, представленном общественности в ноябре 2010 г., имеется новая версия ст. 10 «Пределы осуществления гражданских прав» (приводится в сравнении с действующей редакцией ст. 10 ГК РФ):

«1. Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона, а также злоупотребление правом в иных формах иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

2. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд, с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления, полностью или частично может отказать отказывает лицу в защите принадлежащего ему права, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

3. В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются .

3. В случае, когда злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, если иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом.

4. Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков (статьи 15, 1064).

5. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются».

Думается, что внедрение в ГК РФ понятия «обход закона» было бы глубоко ошибочным шагом. Эти два смутные слова способны перечеркнуть многие достижения российской цивилистистики за последние 20 лет.

Теория «обхода закона» уходит корнями в источники римского права. Павел писал: «Contra legem facit, qui id facit, quod lex prohibet; in fraudem vero, qui salvis verbis legis sententiam eius circumvenit» (D. 1.3.29) («Поступает против закона тот, кто совершает запрещенное законом; поступает в обход закона тот, кто сохраняя слова закона, обходит его смысл») (перевод привед. по: Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И.С. Перетерского. — М.: Наука, 1984. С. 33). Согласно Ульпиану «Fraus legi fit, ubi quod fieri noluit, fieri autem non vetuit, id fit: et quod distat verbum a sententia, hoc distat fraus ab eo, quod contra legem fit» (D. 1.3.309) («Обход закона присутствует, когда делается то, чего закон не желает, но и не запрещает; и как сказанное слово отличается от мысли, так обход закона отличается от того, что противозаконно») (Бартошек М. Римское право. Понятия, термины, определения. — М.: Юрид. литература, 1989. С. 396). Данные определения можно расценивать как не юридические, а скорее публицистическо-обыденные.

Однако именно на них базируется крайне любопытный и парадоксальный взгляд на «обход закона» как правовой институт sui generis, смысл которого состоит в противодействии использованию законных сделок и действий, в итоге приводящих, однако, к не соответствующим закону результатам ввиду нарушения ими некоей цели (смысла, интереса) закона: «Обходом закона является образ действий, нарушающий предписание закона не прямо, но подрывающий цель, на достижение которой это предписание направлено» («Umgehung des Gesetzes ist ein Vorgehen, das nicht direkt gegen eine gesetzliche Bestimmung verstoesst, aber doch den Zweck einer solchen vereiteln» (Vetsch J. Die Umgehung des Gesetzes. — Zurich, 1917. S. 12)); «сделки, являющиеся сами по себе не противозаконными, но заведомо направленными к достижению результатов, не допускаемых законом» (Энциклопедия государства и права / П. Стучка (отв. ред.) и др. — М.: Изд-во Коммунистической Академии, 1925—1926. Т. 1. Ст. 1339); «Сделка признается совершенной в обход закона, когда она по своему содержанию соответствует закону, но в результате этой сделки, в совокупности с иными обстоятельствами, — возникает положение, находящееся в несоответствии с законом» (Перетерский И.С. Сделки, договоры. Гражданский Кодекс РСФСР. Научный комментарий (с учетом гражд. код. союзных респ.). Выпуск V. С. 18); Сделкою, совершенною в обход закона, считается такое соглашение, в силу которого стороны заключают один или несколько договоров, из которых каждый формально законен и действителен, но по существу каждый способствует достижению незаконной цели…» (Новицкий Т.Н. Общая часть Гражданского Кодекса РСФСР. С. 35. Можно привести и иные примеры: «Обход закона состоит в том, что участники запрещенной сделки избирают для достижения результатов, запрещенных законом, какую-нибудь дозволенную сделку, с помощью которой пытаются осуществить свои цели» (Зимилева М.В., Серебровский В.И., Шкундин З.И. Гражданское право. Учебник для юридических школ. — М., 1944. С. 48); «под обходом закона понимается осуществление поведения, нарушающего интерес, обеспечиваемый обходимым законом, намеренно без вызывания действия этого закона» (Суворов Е.Д. Обход закона. Сделка, оформляющая обход закона. — М.: Издат. дом В. Ема, 2008. С. 159).

Очевидно, что разработчики новой редакции ст. 10 ГК РФ использовали именно эту теорию. Нужно отдать им должное: они использовали ее не в «чистом виде», а в ограниченном, связав ее применение со злоупотреблением правом.

Впрочем, важно понимать, что в итоге имело место не механистичное связывание понятия «обход закона» с понятием «злоупотребление правом», а связывание «креативное», состоящее в расширении значения понятия «злоупотребление правом», в придании ему нового смысла. Теперь в предлагаемой ст. 10 злоупотребление правом предстает не только в виде традиционной шиканы либо использования права во зло другим конкретным частным субъектам или же некоему кругу лиц, но и в виде «обхода закона», т.е. в виде действий, которыми хотя лицо и реализует свое основанное на законе право, но которые не отвечают цели (смыслу, интересу) такого закона. Было бы ошибкой полагать, что по замыслу разработчиков новой редакции ст. 10 ГК РФ «обход закона» будет иметь место именно при наличии традиционного злоупотребления правом, которое дополнительно должно не отвечать цели (смыслу, интересу) закона. Нет, по такому замыслу если любое действие не отвечает цели (смыслу, интересу) закона, то уже одного этого достаточно для его квалификации как «обхода закона».

Иными словами, новая редакция ст. 10 ГК РФ запрещает использование права во зло не только другим конкретным частным субъектам или же во зло не только некоему кругу лиц, но и во зло самому закону, в «подрыв» его цели, смысла, интереса. Теперь благодаря попытке внедрения понятия «обход закона» в ГК РФ следует отличать цели и интересы конкретных частных субъектов или же некоего круга лиц (достаточно узкого или же крайне неопределенного) от целей и интересов соответствующих законов.

Важно также отметить, что хотя отождествлять публичные интересы и цели и интересы соответствующих законов в большинстве случаев возможно, однако ставить между ними знак равенства все же нельзя: не исключены случаи, когда публичный интерес может разойтись с целью и интересом какого-то закона, при помощи которого государство может стремиться решить свои собственные задачи (при этом государство может открыто говорить о том, что эти задачи имеют приоритет над публичным интересом либо может замаскировать свои устремления соответствующей риторикой, указывая на то, что его действия как раз и продиктованы заботой о публичном интересе, хотя на самом деле это может быть и не так. В истории России последнее случалось очень часто).

Но что такое цель, смысл и интерес закона? Ответить на этот вопрос можно исключительно казуистически, причем содержание ответа, само собой разумеется, будет во многом определяться целями и интересом конкретного правоприменителя, что создает для стабильности правового оборота серьезные риски.

Кстати, подготовка к внедрению в ГК РФ этого невнятного понятия началась еще более 10 лет назад В.В. Витрянским (см. ниже) и о том, что рано или поздно такое внедрение может произойти, я говорил уже тогда (см. ниже стр. 202 моей диссертации).

Крайне любопытно отметить, что сторонники такого внедрения (как разработчики ГК РФ, так и судьи и сотрудники ВАС РФ) разделились на два «лагеря»: первый отстаивает внедрение понятия «обход закона» в ст. 10 ГК РФ («обход закона» как подвид злоупотребления правом), тогда как второй предлагает его использование в ст. 168 ГК РФ. Так, в октябре 2010 г. предлагалось изложить данную статью в следующем виде: «Сделка, не соответствующая нарушающая требования м закона или иных правовых актов, которые предусматривают или подразумевают недействительность сделки в качестве последствия нарушения, а также сделка, направленная на обход таких требований (сделка в обход закона), ничтожна, если из закона не устанавливает следует, что такая сделка оспорима, или, не предусматривает должны применяться ины х е последстви й я нарушения».

1 июня 2018 года, день, с которого меняется многое в ГК РФ

Когда появился Федеральный закон от 26.07.2017 № 212-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», казалось, что 1 июня 2018 года – это ещё ох как далеко. А вот сейчас оказывается, что лето уже совсем близко – и большое количество изменений в ГК РФ, обычно упоминаемых в юридическом обиходе как «изменения по финансовым сделкам», вот-вот вступит в силу.

Практически обо всех этих изменениях я уже писал на Регфоруме – соответственно, сейчас лишь кратко напоминаю, что нас ждёт через самое непродолжительное время.

Изменения в части первой ГК РФ

Изменения небольшие (в сравнении с частью второй), в основном касаются перемены лиц в обязательствах:

  • осложняется оспаривание соглашений об уступке права, совершённой вопреки договорному запрету (пункт 4 статьи 388 ГК РФ);
  • появляется возможность заранее договориться об освобождении цедента от ответственности перед цессионарием за «качество» уступаемого долга (только в сфере предпринимательской деятельности; ст. 390 ГК РФ);
  • в законе (п.7 ст. 448 ГК РФ) появляется выработанное практикой правило – исполнитель по государственному или муниципальному контракту имеет право уступать требование по денежному обязательству к государственному или муниципальному заказчику;
  • при изменении ключевой ставки Банка России появляется возможность требовать изменения условий заключенного по результатам обязательных торгов кредитного договора (или договора займа) о размере процентов (п.8 ст. 448 ГК РФ).

Подробно об изменениях в части первой ГК РФ читайте здесь.

Заём и кредит

Изменений много, основная идеология: осовременить нормы о займе, приблизив их к практике и запросам общества. Кредитный договор затронут намного меньше.

  • договор займа получает консенсуальную разновидность (кроме случаев, когда займодавец – гражданин; ст. 807 ГК РФ);
  • к деньгам и вещам в списке возможных предметов займа добавляются ценные бумаги (надо полагать, и те, которые вещами не признаются – бездокументарные; ст. 807 ГК РФ);
  • прямо указывается, что передача предмета займа третьему лицу по указанию заёмщика равнозначна передаче предмета займа самому заёмщику (п.5 ст. 807 ГК РФ);
  • законодатель избавляется от ссылок на МРОТ, заменяя их абсолютными показателями: письменная форма договора займа между гражданами требуется для сумм, превышающих 10 000 рублей (ст. 808 ГК РФ), а беспроцентным такой договор (в том числе для индивидуальных предпринимателей) считается, если он заключён на сумму, не превышающую 100 000 рублей (п.4. ст. 809 ГК РФ);
  • суд получает возможность снижать «ростовщические проценты» – то есть превышающие обычные в два раза и более, но только для случаев, когда займодавец – не профессионал (п.5 ст. 809 ГК РФ);
  • оспаривание договора займа по безденежности не будет означать его незаключённость (ст. 812 ГК РФ);
  • в обязательства заёмщика по кредитному договору, помимо уплаты процентов, добавлена уплата иных платежей (скажем, комиссий; ст. 819 ГК РФ);
  • оговаривается, что от физических лиц можно требовать досрочного возврата кредита только в случаях, установленных законом, а от юридических лиц и индивидуальных предпринимателей – также и в случаях, предусмотренных договором (ст. 821.1. ГК РФ);
  • сделано много мелких правок, в том числе технических – например, ставку рефинансирования заменяют на ключевую ставку.

Подробнее об изменениях по займу и кредиту читайте тут.

Отечественный факторинг пытаются приблизить к тому, что называется этим словом в так называемых «развитых правопорядках» и в Оттавской конвенции УНИДРУА 1988 года (Россия участвует с 01.03.2015 г.):

  • финансирование под уступку денежного требования в России теперь будет вполне официально называться также и факторингом (термины даны как равнозначные; ст. 824 ГК РФ), а финансовый агент – фактором: надо полагать, эта терминология быстро станет основной, вытеснив «финансирование под уступку денежного требования» в дальние уголки учебников гражданского права, как индейцев в резервацию;
  • факторинг будет признаваться таковым лишь при наличии обязательной «сервисной» составляющей, а не только цессии (п. 1 ст. 824 ГК РФ), причём без финансирования клиента в таком договоре можно будет вообще обойтись;
  • должник утрачивает право предъявить требования, связанные с нарушением клиентом обязательств перед должником, к финансовому агенту (ст. 834 ГК РФ);
  • есть ряд менее существенных правок.

Подробнее об изменениях по факторингу можно прочитать здесь.

Банковский вклад

Изменения законодательства, касающиеся банковских вкладов (в широком смысле), не ограничиваются рамками Гражданского кодекса и закона 212-ФЗ. За последние несколько месяцев принят ряд «вспомогательных» нормативных актов, позволяющих «запустить» поправки в ГК с 1 июня 2018 года сразу в рабочем режиме, без «зависания» на время разработки и принятия конкретизирующих документов. В частности, внимания заслуживает Федеральный закон от 23.04.2018 № 106-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации», посвящённый депозитным и сберегательным сертификатам (также вступает в силу с 1 июня 2018 года). Подобный подход законодателя мне очень импонирует: не латать дыры потом, в авральном режиме, а просто заранее всё добротно подготовить. Вот, скажем, определить, что будет после 1 июня 2018 года с «исчезающими видами» вроде сберегательных книжек на предъявителя и сберегательных и депозитных сертификатов на предъявителя же (продолжают действовать в пределах сроков, на которые они выданы, в порядке и на условиях, на которых они были выданы).

Основные изменения в ГК РФ по банковским вкладам следующие:

  • если внесение вклада гражданином удостоверено сберегательным сертификатом, и условия этого сертификата не предусматривают права вкладчика на досрочный возврат суммы вклада по его требованию, банк может не возвращать деньги до окончания срока вклада (ст. 837 ГК РФ);
  • устраняется сберегательная книжка на предъявителя, уменьшается роль именной сберегательной книжки – зато везде на первых ролях появляются сберегательный и депозитный сертификаты, которые становятся строго именными – предъявительская их разновидность упраздняется (ст. 837, 843, 844 и др.);
  • в качестве признанной разновидности договора банковского вклада появляется «договор банковского вклада в драгоценных металлах» (ст. 844.1. ГК РФ), на который не распространяется действие норм об обязательном страховании вкладов физических лиц.

Ознакомиться подробнее с изменениями по банковскому вкладу можно здесь.

Банковский счёт

Изменения по банковскому счёту, пожалуй, самые обширные. Основная идеология: осовременить нормы ГК РФ, сделать более удобными и отвечающими запросам практики. Главные нововведения:

  • появляются правила резервирования средств на счёте – например, при оплате банковской картой – хотя и довольно спорные (п.4. ст. 845 ГК РФ);
  • у физических лиц – причём отнюдь не только у супругов – появляется возможность заключать договоры совместного счёта (п.5. ст. 845 ГК РФ);
  • у нескольких лиц появляется возможность объединять свои банковские счета в одну группу – возможно, это пригодится холдингам (ст. 847 ГК РФ);
  • отвечая перед клиентом за ненадлежащее совершение операций по банковскому счёту, банк будет платить и проценты согласно статье 395 ГК РФ, и проценты за пользование деньгами на счёте по статье 852 ГК РФ (ст. 856 ГК РФ);
  • договором можно будет предусмотреть ограничение возможности распоряжения денежными средствами, находящимися на счёте (ст. 858 ГК РФ);
  • прямо оговаривается, что расторжение договора банковского счета не является основанием для снятия ареста (ст. 858 ГК РФ);
  • правила о расторжении договора банковского счёта при отсутствии на счёте средств и их движения по счёту дифференцируются для физических лиц и всех остальных – избавиться от «мёртвых» счетов юридических лиц и индивидуальных предпринимателей банкам станет проще (ст. 859 ГК РФ);
  • в нормах Гражданского кодекса появляются банковский счёт в драгоценных металлах (ст. 859.1. ГК РФ) и публичный депозитный счёт (ст. 860.11. ГК РФ);
  • вносится ряд значимых изменений в нормы о договоре номинального счёта и о договоре счёта эскроу (в частности, п. 2 ст. 860.6. ГК РФ, п. 2 ст. 860.8. ГК РФ);
  • внесено очень много менее важных поправок, в том числе технических.

Об общих положениях по договору банковского счёта подробнее читайте тут. Об отдельных видах банковских счетов – здесь.

Изменения коснулись норм об аккредитиве и о платёжном поручении. По второму изменений много, но все они – либо чисто технические, либо простое перенесение в Гражданский кодекс алгоритмов исполнения платёжного поручения, давным-давно выработанных банками (ст. 864, 865 ГК РФ и др.). Отдельно отметить необходимо следующее:

  • при участии в расчётах платёжным поручением банка-посредника, на него может быть напрямую возложена ответственность перед плательщиком за ненадлежащее исполнение поручения (п. 2 ст. 866 ГК РФ);
  • в Гражданский кодекс переносятся из «Положения о правилах осуществления перевода денежных средств» ЦБ РФ нормы о расчётах без открытия банковского счёта (ст. 866.1. ГК РФ);
  • в нормах об аккредитиве детально описана система взаимоотношений и расчётов, в том числе межбанковских, с участием банка-посредника;
  • перечень действий, которые должен совершить банк-эмитент во исполнение аккредитива, перестаёт быть закрытым (п.1. ст.867 ГК РФ);
  • аккредитив «по умолчанию» – то есть если в его тексте не предусмотрено иное — становится безотзывным (наконец-то!) – теперь это будет п.4. ст. 869 ГК РФ;
  • развёрнуто изложены положения о подтверждённом аккредитиве (ст. 870 ГК РФ);
  • появляется новый (для ГК, финансисты давно в курсе) инструмент расчётов – переводной (трансферабельный) аккредитив (ст. 870.1. ГК РФ);
  • внесено много менее значимых поправок.

Подробнее о расчётах читайте здесь.

Договор условного депонирования (эскроу)

Законодателю, видимо, очень нравится слово «эскроу». И сам этот инструмент тоже. Сначала счёт эскроу, сейчас вот – новый поименованный договор. Теперь придётся всё время уточнять: это эскроу – не то, которое счёт, а то, которое договор условного депонирования… Кроме шуток, инструмент на самом деле интересный – и внедрением его занялись всерьёз. За время, прошедшее с принятия закона 212-ФЗ, для «запуска» эскроу (ну того, которое условное депонирование, а не счёт) подготовлена неплохая база (см., например, тут), нотариусы ждут. Посмотрим, как всё заработает.

Из конкретики (с учётом того, что договор вообще новый и важно всё) стоит отметить:

  • возможность выполнять функции эскроу-агента для любого лица, даже физического (ясно, что на главную роль на этом рынке, наряду с банками, претендуют нотариусы);
  • возможность поручать эскроу-агенту проверку наличия оснований для передачи имущества бенефициару (то есть в договоре может быть некоторый сервисный элемент, как в США или Западной Европе, а не только обеспечение расчётов);
  • возможность заключения договора на условиях «взаимного эскроу» (ты – мне, я – тебе);
  • нотариальную форму (кроме случаев депонирования безналичных денежных средств и (или) бездокументарных ценных бумаг) и ограничение максимального срока пятью годами (защитные меры).

Остальное можно освежить в памяти здесь.

Надеюсь, что этот краткий вариант будет вам полезен. Студентам – точно пригодится, в качестве шпаргалки конспекта.

Статья 15. Возмещение убытков

1. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

2. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Комментарий к Ст. 15 ГК РФ

1. В комментируемой статье понятие убытков связывается с правонарушением и характеризуется как категория юридической ответственности. Следует, однако, иметь в виду, что чрезвычайно широко распространено (в том числе и в законодательстве) и иное понимание убытков. Нередко под убытками разумеются неблагоприятные последствия (чего-либо) в имущественной сфере субъекта, выражающиеся в умалении этой сферы (например, утрата имущества), необходимости нести расходы и (или) сохранении этой имущественной сферы в неизменном виде, хотя она должна была пополниться (расшириться). Причем возложение обязанности возместить убытки в таких случаях нельзя квалифицировать как привлечение к гражданско-правовой ответственности. По-видимому, это мера защиты. Так, в случае принятия Российской Федерацией закона, прекращающего право собственности, убытки, причиненные собственнику в результате принятия этого акта, в том числе стоимость имущества, возмещаются государством (ст. 306 ГК). При изъятии у собственника жилого помещения в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд ему выплачивается рыночная стоимость жилого помещения, а также возмещаются все убытки (в том числе те, которые он несет в связи с изменением места проживания, переездом, оформлением права собственности на другое жилое помещение и т.п., и, кроме того, упущенная выгода) (ст. 239 ГК, ст. 32 ЖК).

Независимо от того, взыскиваются ли убытки как гражданско-правовая санкция за правонарушение (как говорится в рассматриваемой статье) или взыскание убытков производится в качестве применения меры защиты (при отсутствии правонарушения), в соответствующих случаях действуют правила комментируемой статьи о понятии убытков и о принципе полного возмещения убытков (об этом далее).

2. Взыскание убытков как санкция за правонарушение или как мера защиты является универсальным правовым средством. Оно может производиться в целях защиты любого субъективного гражданского права (вещного, обязательственного, исключительного) независимо от того, есть ли на этот счет указания в специальных нормах (о собственности, обязательствах и пр.).

Кроме того, универсальность рассматриваемого средства проявляется и в том, что убытки могут взыскиваться одновременно с взысканием неустойки (по общему правилу — в части, не покрытой неустойкой), процентов за пользование чужими денежными средствами (в части, не покрытой процентами) (см. ст. ст. 394, 395 ГК и комментарий к ним) и т.д. Вообще убытки в ряде случаев взыскиваются наряду с применением иных гражданско-правовых санкций. И это, кстати, опровергает широко распространившееся мнение о существовании принципа недопустимости применения двух (и более) санкций за одно правонарушение. В гражданском праве никогда такого принципа не было и нет.

3. В законе говорится о взыскании убытков, возмещении вреда или ущерба, компенсации расходов или издержек и т.п. Вопрос о соотношении соответствующих терминов (и понятий) остается предметом дискуссий уже несколько десятилетий . Анализ гражданско-правовых норм свидетельствует о том, что в некоторых случаях эти термины используются как синонимы. Так, в ст. 796 ГК РФ речь идет о возмещении ущерба, причиненного в случае утраты, недостачи или повреждения (порчи) груза либо багажа. Понятно, что речь идет об убытках (реальном ущербе). В других случаях указанными терминами обозначаются разные понятия. Например, на лицо, ответственное за причинение вреда, может быть возложена обязанность «возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15)» (ст. 1082 ГК).

———————————
Об этом см., например: Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. М.: Статут, 2009. С. 9, 50 — 57.

Таким образом, всякий раз необходимо выяснять истинный смысл употребления того или иного термина, если, конечно, это имеет какое-либо правовое значение .

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: общие положения. М.: Статут, 1997. С. 515.

4. Гражданское законодательство исходит из того, что убытки должны быть возмещены в полном объеме. Таково общее правило, сформулированное в комментируемой статье в развитие одного из основных начал гражданского законодательства: гражданское законодательство основывается в том числе на необходимости обеспечения восстановления нарушенных прав (см. ст. 1 ГК и комментарий к ней). Взыскание убытков в большем объеме, нежели пострадала имущественная сфера потерпевшего, приводило бы к неосновательному обогащению . Напротив, взыскание убытков в меньшем размере приводит к тому, что нарушенные права восстанавливаются лишь частично.

———————————
См., например, Определение Верховного Суда РФ от 7 мая 2009 г. N КАС 09-184.

Сказанное отнюдь не означает, что гражданско-правовые санкции обладают компенсационной природой (ныне это чрезвычайно популярная точка зрения). Действительно, существует общее правило, в соответствии с которым нарушенное право должно быть восстановлено (потери компенсированы и т.д.). Применительно к убыткам справедливо отмечается существование принципа полного их возмещения. Однако из этого правила есть множество исключений, причем как в ту, так и в другую сторону. Например, возможно взыскание неустойки сверх убытков (субъект получает больше того, что потерял, см. ст. 394 ГК и комментарий к ней). В рассматриваемой статье предусмотрена возможность установления законом или договором правила, в соответствии с которым убытки взыскиваются не в полном объеме, но в меньшем размере.

Установление в законе ограничений при взыскании убытков достаточно широко распространено (как в случаях, когда взыскание производится в виде санкции, так и в ситуациях, когда оно происходит в качестве применения меры защиты). Только в ГК РФ соответствующих указаний несколько десятков . Например, заказчик по договору возмездного оказания услуг может отказаться от исполнения договора при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов (п. 1 ст. 782 ГК). В случае утраты или недостачи груза либо багажа перевозчик возмещает ущерб в размере стоимости утраченного или недостающего груза либо багажа (п. 2 ст. 796 ГК).

———————————
Садиков О.Н. Указ. соч. С. 135.

Встречаются и ограничения иного рода. Так, ст. 717 ГК РФ устанавливает максимальный предел возмещения убытков в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения договора подряда. Так, подрядчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с заказчика убытков, возникших в результате отказа последнего от исполнения договора строительного подряда, в размере разницы между договорной ценой и суммой, выплаченной за выполненную работу. Суд первой инстанции удовлетворил иск в полной сумме со ссылкой на ст. 717 ГК РФ, согласно которой в случае отказа заказчика от договора он обязан возместить подрядчику убытки в указанном в этой статье размере. Суд кассационной инстанции решение отменил и передал дело на новое рассмотрение по следующим основаниям. Заказчик до истечения срока действия договора и сдачи ему результата работы в порядке, установленном ст. 717 ГК РФ, отказался от исполнения договора, известив об этом подрядчика. В соответствии с п. 1 ст. 15 ГК РФ причиненный ущерб возмещается полностью, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Статьей 717 ГК РФ определено, что помимо уплаты подрядчику части установленной договором цены пропорционально объему работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора, заказчик обязан возместить убытки, причиненные прекращением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу. Данная норма не содержит исключения из общего правила возмещения убытков и не освобождает истца от обязанности доказывания возникших у него убытков, а лишь ограничивает размер возмещения в случае, если фактический ущерб превышает установленный законом максимальный предел .

———————————
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24 января 2000 г. N 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда» (п. 19).

Допустимость установления ограниченной ответственности договором есть одно из проявлений принципа свободы договора (см. ст. ст. 1, 421 ГК и комментарий к ним). Вместе с тем для усмотрения сторон существуют некие пределы, устанавливаемые законом. Наиболее общее правило включено в п. 4 ст. 401 ГК РФ: заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно. Недействительно также заранее заключенное соглашение. После нарушения, в том числе умышленного, ограничить размер ответственности, по-видимому, все же можно (в частности, посредством достижения мирового соглашения).

С целью защитить слабую сторону в п. 2 ст. 400 ГК РФ указывается на ничтожность соглашения об ограничении ответственности должника по договору присоединения или по иному договору, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя.

Существуют и иные нормы, ограничивающие усмотрение сторон, предусмотренные ГК РФ (п. 3 ст. 75, п. 2 ст. 461, п. 4 ст. 723, п. 2 ст. 793, ст. 1046), а также иными актами (в частности, транспортного законодательства) .

———————————
См. об этом: Садиков О.Н. Указ. соч. С. 144 — 147.

Ограничение ответственности может происходить также в результате установления исключительной неустойки (см. ст. 394 ГК и комментарий к ней).

Соглашение об ограничении размера или состава взыскиваемых убытков может быть достигнуто как до их появления, так и после того, как понесены убытки.

Законом или договором можно предусмотреть возмещение убытков в меньшем размере, но нельзя установить, что возможно взыскание большей суммы, нежели понесенные убытки, или указать на недопустимость взыскания убытков.

5. Как следует из п. 2 комментируемой статьи, согласно традиции убытки подразделяются на реальный ущерб и упущенную выгоду.

6. Реальный ущерб может выразиться в следующем.

Во-первых, в расходах, которые лицо произвело или должно будет произвести для восстановления права. Имеются в виду как те ситуации, когда право прекратилось, но может быть восстановлено, так и случаи, когда право продолжает существовать в деформированном виде. Например, передана вещь ненадлежащего качества и понесены (должны быть понесены) расходы на исправление недостатков.

При взыскании расходов, которые лицо должно будет понести для восстановления нарушенного права (будущих расходов), суды исходят из того, что необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг, договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п. .

———————————
Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 10).

В состав реального ущерба входят также расходы на представительство в суде и юридические услуги, понесенные в связи с обращением к суду за защитой нарушенного права (другое дело, что законодательством установлен специальный порядок взыскания такого ущерба) .

———————————
Определения Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2002 г. N 22-О «По жалобе открытого акционерного общества «Большевик» на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации», от 19 января 2010 г. N 88-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Трофименко Зинаиды Ивановны на нарушение ее конституционных прав статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, частью первой статьи 98 и частью первой статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»; информационное письмо Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. N 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах» (п. 1).

Во-вторых, реальный ущерб может быть выражен в утрате имущества (о «многоликости» понятия имущества см. ст. 128 ГК и комментарий к ней).

Под имуществом в этом случае понимаются прежде всего вещи. Убытки выражаются в гибели вещи (ее исчезновении), что приводит к умалению имущественной сферы. Утратой имущества следует считать также прекращение права, если оно не может быть восстановлено. Взысканные убытки в этих случаях представляют собой денежную сумму, компенсирующую данные потери. Так, товарищество обратилось в арбитражный суд с иском об обязании предприятия передать в натуре две трехкомнатные квартиры, как это предусмотрено договором на участие в строительстве. При разрешении спора в суде первой инстанции ответчик признал иск, но сослался на невозможность исполнения обязательства, так как весь дом заселен. В связи с этим истец изменил предмет иска и просил взыскать убытки в виде стоимости квартир. Суд первой инстанции удовлетворил иск, взыскав с ответчика денежную сумму, внесенную истцом в размере сметной стоимости квартир на момент заключения договора. Обжалуя решение, истец указал на то, что присужденная сумма в связи с инфляцией не позволяет ему приобрести две трехкомнатные квартиры и, следовательно, восстановить свои имущественные права, нарушенные ответчиком вследствие неисполнения им договорного обязательства. Постановлением апелляционной инстанции решение изменено: в пользу истца взыскана денежная сумма, необходимая для покупки двух трехкомнатных квартир, адекватных по качеству тем, которые подлежали передаче истцу в построенном сторонами доме, по ценам, действовавшим в день предъявления иска. При этом арбитражный суд исходил из следующего. Поскольку ответчик не выполнил свои обязательства по передаче квартир, истец вправе требовать в соответствии со ст. 15 ГК РФ возмещения убытков. При определении размера убытков следует руководствоваться п. 3 ст. 393 ГК РФ .

———————————
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 июля 2000 г. N 56 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с договорами на участие в строительстве» (п. 10).

В-третьих, реальный ущерб может состоять в повреждении имущества. Речь идет только о вещах. Повреждение означает, что вещь утрачивает какие-либо свойства, понижаются ее качественные характеристики и т.д. Очевидно, что в этом случае говорится как о собственно повреждении вещи как следствии механического воздействия, так и о порче как результате развития органических процессов.

Умаление имущественной сферы потерпевшего состоит в сумме разницы между стоимостью вещи до ее повреждения и ее стоимостью после повреждения.

В судебной практике иногда понятие «ущерб» конкретизируется при применении норм процессуального законодательства. Так, Президиум ВАС РФ указал, что понятие «ущерб», использованное в ч. 2 ст. 90 АПК РФ, охватывает как ущерб, определяемый по правилам комментируемой статьи ГК РФ, так и неблагоприятные последствия, связанные с ущемлением чести, достоинства и деловой репутации .

———————————
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. N 83 «О некоторых вопросах, связанных с применением части 3 статьи 199 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» (п. 2).

7. Упущенная выгода (неполученные доходы) представляет собой то мыслимое (предполагаемое) пополнение имущественной сферы потерпевшего, которое произошло бы при нормальном развитии событий (при обычных условиях гражданского оборота), если бы право не было нарушено .

———————————
См., например: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21 января 2002 г. N 67 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм о договоре о залоге и иных обеспечительных сделках с ценными бумагами» (п. 10).

8. Правило, включенное в абз. 2 п. 2 комментируемой статьи, само по себе заслуживающее поддержки, «работоспособно» лишь в очень малом числе случаев. Хотя бы по той простой причине, что потерпевшему весьма непросто, а чаще всего невозможно доказать получение дохода правонарушителем, а тем более обосновать его размер.

9. При рассмотрении случаев, когда спор вытекает из налоговых или других финансовых и административных правоотношений, следует учитывать, что гражданское законодательство может быть применено к указанным правоотношениям только при условии, что это предусмотрено законодательством.

Судебная практика исходит из того, что граждане и юридические лица на основании правил комментируемой статьи и ст. 16 ГК РФ могут предъявлять требования о возмещении убытков, вызванных необоснованным взиманием экономических (финансовых) санкций налоговыми, таможенными органами, органами ценообразования и другими государственными органами .

———————————
Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 2).

10. Взыскание убытков с практической точки зрения — дело весьма трудоемкое. И дело не столько в сложности рассматриваемых материально-правовых норм, сколько в том, что они оперируют оценочными категориями. Следовательно, необходимо доказать факт наличия убытков, а также материального права на их возмещение, отсутствие процессуальных препятствий для взыскания убытков, их размер и т.д. .

———————————
См. об этом: Дегтярев С.Л. Возмещение убытков в гражданском и арбитражном процессе. 2-е изд. М., 2003 (1-е изд. — 2001).

Смотрите также ст. 393 ГК РФ и комментарий к ней.

znaniytutbunconcse

Договор Гк Рф Термины

Использование в ГК РФ термина «коммерческая концессия» представляется не вполне оправданным, поскольку законодательство и юридическая наука.

Договор коммерческой концессии

223 и 224 ГК РФ), обосновывающий ее обязательственный договор (п. 38 ГК РФ законодатель меняет привычное толкование термина «отчуждение».

Право, подлежащее применению к договору при отсутствии соглашения торговые термины, при отсутствии в договоре иных указаний считается, что.

ГК РФ содержит лишь один поименованный договорной институт (гл. 54), относящийся к группе обязательств по созданию и использованию объектов интеллектуальной собственности, — договор коммерческой концессии. В связи с принятием четвертой части Кодекса, содержащей положения об интеллектуальной собственности, нормы о правовом регулировании коммерческой концессии подверглись серьезному реформированию.

Подробное толкование юридической терминологии на сайте журнала « Юрист компании» таким способом. АВТОРСКИЙ ДОГОВОР ЗАКАЗА. Договоренности, которые стали возможны благодаря реформе ГК РФ. Преодоление.

По-разному могут оценивать эти термины законодатели. 428 ГК РФ, договором присоединения является договор, условия которого определены.

3 статьи 438 ГК РФ акцепт оферты равносилен заключению договора на условиях, Для целей настоящего Договора, приведенные ниже термины и.

437 Гражданского Кодекса РФ в случае принятия изложенных ниже условий В целях настоящей Оферты нижеприведенные термины используются в.

387 ГК). 2. Использование законодателем термина «передача» Договор цессии и лежащая в его основании обязательственная сделка имеют.

420 Гражданского кодекса Российской Федерации). При договоре от каждой стороны, как правило, требуется встречное удовлетворение. Сторонами.

Смотрите так же:

  • Курсовая работа по теме конституционное право Конституционное право Подберите тему работы артикул работы: 00641 артикул работы: 00634 артикул работы: 00632 Узнать стоимость работы Центр помощи студентам и аспирантам Беларусь, г. Минск улица Кальварийская 25, оф. 510 индекс 220073 […]
  • Список документов на постановку на очередь на жилье Какие нужны документы для постановки на очередь на жилье? Задайте вопрос юристу и получите ответ за 1 минуту! Для постановки на очередь на жилье граждане должны быть признаны малоимущими и нуждающимися в жилом помещении. К заявлению, подаваемому в […]
  • Коммерческая организация схема Глава 3 Коммерческие организации как субъект предпринимательской деятельности 3.4. Основы построения организационной структуры, типы коммерческих организаций Любой предприниматель обязан создать собственную организационную структуру и уметь […]
  • Егоров нд личные неимущественные права и их защита ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО Гражданское право: В 2 т. Том I Учебник / Отв. ред. проф. Е. А. Суханов. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Издательство БЕК, 1998. -816с. Раздел I. Введение в гражданское право Глава 1. Понятие о частном праве § 1. Гражданское […]
  • Коды вычетов в справке 2 ндфл за 2014 год Коды в 2-НДФЛ Актуально на: 26 января 2018 г. В конце 2015 года была утверждена форма справки по форме 2-НДФЛ (утв. Приказом ФНС от 30.10.2015 № ММВ-7-11/485@ ). Разного рода коды в 2-НДФЛ используются во многих графах. В одних случаях поставить […]
Комментарии запрещены.