Земельный участок занимаемый консульством

Земельный участок занимаемый консульством

Привилегии и иммунитеты консульских учреждений

Государство пребывания предоставляет консульскому учреждению все возможности для его успешной работы. Для этого консульское учреждение наделяется соответствующими привилегиями и иммунитетами.

Привилегии — это льготы и преимущества, которые предоставляются не только в силу обязанности, вытекающей из международного права, сколько в порядке так называемой международной вежливости и взаимности.

Иммунитеты — это освобождение от гражданской, административной и уголовной юрисдикции государства пребывания.

В соответствии с Венской Конвенцией «о консульских сношениях» 1963 года (далее — Конвенция) «Привилегии и иммунитеты предоставляются не для выгоды отдельных лиц, а для обеспечения эффективного осуществления консульскими учреждениями функций от имени их государств».

В Конвенции 1963 года консульские иммунитеты и привилегии подразделяются на две категории. К первой относятся: неприкосновенность помещений консульского учреждения, имущества и средств передвижения, корреспонденции и архивов; фискальный иммунитет; право на беспрепятственные сношения представительства со своим центром, дипломатическим представительством аккредитующего государства и другими консульскими учреждениями своего государства; таможенные привилегии; протокольные привилегии. Ко второй категории относятся: неприкосновенность личности, жилища; фискальный иммунитет; таможенные привилегии для сотрудников; освобождение от личных повинностей.

Неприкосновенность помещений консульского учреждения

Неприкосновенность помещений консульского учреждения является важнейшим иммунитетом консульского учреждения в целом. Данное положение обеспечивается следующим путем:

а) внешней охраны зданий, помещений и земельного участка консульства;

б) ограничения доступа властей страны пребывания в консульские помещения.

Под консульскими помещениями в соответствии с п. «к» ст.1 Венской Конвенции 1963 года понимаются здания или части зданий, используемые исключительно для целей консульского учреждения, и обслуживающий данное здание или части зданий земельный участок, кому бы ни принадлежало право собственности на них П. «к» ст.1 конвенции 1963.

В понятие «земельный участок» включаются принадлежащие консульству двор, сад и автостоянка. Важно помнить, что с точки зрения международного права не имеет значения, на каких правах консульское учреждение владеет данным земельным участком (на праве собственности, аренды, безвозмездной передачи и т.д.). земельный участок, занимаемый консульством, рассматривается как часть территории государства пребывания, на которой действуют законы и постановления этого государства, но с учетом привилегий и иммунитетов консульского учреждения.

Следует отметить, что Конвенция не содержит каких-либо ограничений размеров помещений представительства и, в частности, количества зданий, занимаемых представительством. Отсутствие таких ограничений, однако, компенсируется оговоркой, что понятие «помещение» означает лишь те помещения, которые используются исключительно для целей представительства. Это положение дает возможность государству пребывания лимитировать количество зданий и размер помещений, используемых аккредитующим государством в качестве консульского учреждения.

Помещения консульств пользуются особым статусом, сущность которого передается понятием «неприкосновенность». В подтверждение вышеуказанного положения автор приводит пункт 4 статьи 31 Венской Конвенции : «консульские помещения, предметы их обстановки, имущество консульского учреждения, а также средства передвижения пользуются иммунитетом от любых видов реквизиций» П.4 ст.31. В доктрине консульского права данное понятие толкуется следующим образом.

Власти государства пребывания не имеют права вступать в консульские помещения без согласия главы консульского учреждения, главы дипломатического представительства аккредитующего государства или лица, назначенного одним из них, за исключением форс-мажорных обстоятельств, когда согласие консула не строго обязательно.

Должностные лица государства пребывания не должны совершать действия, наносящие ущерб представительству, нарушающие его спокойствие или оскорбляющие достоинство его работников.

На государстве пребывания лежит специальная обязанность принимать все надлежащие меры:

а) для защиты помещений консульского учреждения от всякого вторжения или нанесения ущерба;

б) для предотвращения всякого нарушения спокойствия представительства или оскорбления его достоинства со стороны частных лиц.

Важно помнить, что запрещение вступать в служебные помещения консульского учреждения без согласия его главы носит почти абсолютный характер. Как было сказано выше, в случае форс-мажорных обстоятельств (пожар, стихийное бедствие, техногенная катастрофа и т.д.) такое разрешение может отсутствовать. Согласие, данное кем-либо из работников консульского учреждения , юридической силы не имеет.

Однако неприкосновенность консульских помещений имеет свои особенности. Во-первых, в соответствии с пунктом 2 статьи 31 Конвенции власти государства пребывания не имеют права вступать без разрешения консула только в ту часть консульских помещений, которая используется исключительно для работы консульских учреждений П.2 ст.31. Во-вторых, согласно тому же пункту в случае форс-мажорных обстоятельств, перечисленных ранее, требующих безотлагательных мер защиты, согласие главы консульства на доступ властей государства пребывания в консульские помещения может предполагаться, но не строго обязательно, как это имеет место в случае дипломатического представительства.

Следует отметить, что в двусторонних консульских соглашениях такая «оговорка» может и отсутствовать.

Таким образом, подытоживая все вышесказанное, можно отметить, что государство пребывания должно оптимально сочетать и обеспечение безопасности консульского учреждения, и обеспечение его нормального функционирования.

Установление наличия угрозы безопасности консульского учреждения лежит в компетенции государства пребывания.

Необходимо обратить внимание на то, то неприкосновенность помещений консульского представительства продолжает сохраняться даже в случае разрыва дипломатических и консульских отношений. В принципе неприкосновенность может сохраняться неограниченное время, однако государство пребывания вправе поставить вопрос о возвращении здания и земельного участка при условии соответствующей компенсации. В случае осложнений этот вопрос может рассматриваться в судебном порядке. При положительном для государства пребывания исходе в судебных решениях должно быть записано: «здания и земельный участок, ранее занимавшиеся консульским учреждением, передаются государству пребывания, так как более не используется для консульских целей, и утратили свой иммунитет от местной юрисдикции. Неиспользование здания и земельного участка носило постоянный характер».

Земельный участок занимаемый консульством

Иные статьи по теме

  • Мельниченко Р. Г. Словарь международного публичного права. [электронный ресурс].
  • Анисимов А.П., Мельниченко Р. Г. Вредные учебные задачи по юридическим дисциплинам. 2009. — 64 с.
  • Анисимов А. П. , Мельниченко Р. Г. и др. Экологическое право. Курс лекций: Учебное пособие /Под ред. А. П. Анисимова. — М., 2003 (раздел Международное экологическое право).
  • Продолжающаяся земельная реформа и не нескончаемые дискуссии среди политиков, журналистов и юристов о целесообразности разрешения апатридам, иностранным гражданам и юридическим лицам приобретать земельные участки в собственность заставляют обратить внимание на такой малообсуждаемый вопрос, как существование еще одного субъекта прав на земельные участки в границах Российской Федерации – иностранных государств. Не менее интересным является и рассмотрение «обратной стороны» данного явления – возможности приобретения в собственность (или на иных правах) земельных участков Российской Федерацией в зарубежных странах.

    Актуальность изложенной проблематики заключается еще и в том, что Конституция России, провозглашая многообразие форм собственности на землю (ст.9), упоминает «иные формы собственности», не раскрывая понятие последних. В связи с этим, некоторые авторы отмечали, что в соответствии с ч.1 ст. 9 Конституции РФ, природные ресурсы выступают как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, а, значит, собственником государственного имущества выступает народ (который является еще и единственным источником власти)1.

    Такая позиция была подвергнута обоснованной критике, поскольку применение таких понятий, как «народ» или «достояние народов» в сфере правового регулирования приведет к расплывчатости и неконкретности, появлению споров и конфликтов. Собственность государства является общенародной лишь постольку, поскольку интересы государства соответствуют интересам общества в целом 2. Более того, собственность в юридическом смысле предполагает персонификацию, следовательно, народ для того, чтобы выступать субъектом права собственности, должен иметь юридически оформленное организационное единство, а таковым могут являться государство, юридические лица и т.д.3.

    В связи с этим, куда более обоснованной представляется позиция Г.В. Чубукова, отмечавшего, что новые формы собственности могут появиться в будущем, поскольку экономика выше права. Уже сейчас говорят о собственности казачьих обществ, общин коренных малочисленных народов и т.д.4. В.В. Демьяненко, например, доказывает необходимость понимания в качестве «иных форм собственности» кооперативной собственности, которая не является ни частной, ни государственной, ни муниципальной5.

    Ряд авторов идет еще дальше, утверждая, что «иные формы собственности, предусмотренные Конституцией РФ, — это коллективная (корпоративная) и личная собственность. Коллективная (корпоративная) собственность есть собственность одного субъекта, кол¬лектива членов юридического лица»6.

    Не разделяя последнюю концепцию, пытающуюся возродить представления о собственности времен развитого социализма, заметим, что перечень всех возможных «иных форм» собственности на землю является отдельной темой научных исследований. При этом представляется, что в качестве «иной формы» собственности на землю могла бы выступать собственность иностранных государств на земельные участки в границах территории России.

    Действующее земельное законодательство не содержит однозначной нормы относительно такой возможности. Согласно ст.5 Земельного кодекса РФ, участниками земельных отношений являются граждане, юридические лица, Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования. Кроме того, ЗК РФ регламентирует вопросы приобретения в собственность земельных участков иностранными гражданами и юридическими лицами. Иностранные государства в ЗК РФ не упоминаются. Это же положение можно наблюдать и в гражданском законодательстве. Так, согласно ч. 2 ст. 212 ГК РФ имущество может находиться в собственности граждан и юридических лиц, а так же Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований. Здесь так же, как и в земельном законодательстве, иностранные государства не упоминаются в качестве субъектов права, но уже в отношении собственности на имущество в целом.

    Между тем, на территории России располагаются десятки посольств и консульств иностранных государств, причем как на территории г. Москвы, так и по всей стране. Например, в г. Санкт-Петербург находится генеральное консульство Республики Кипр; в городах Екатеринбург и Ростов-на-Дону (с канцелярией в г. Новороссийске) находятся консульства Республики Болгария; в г. Екатеринбург находится также Генеральное консульство Чешской республики и Генеральное консульство Великобритании; в г. Владивосток находятся Генеральные консульство Японии и США и т.д.

    При этом возникает вопрос о правовом режиме земельных участков, занятых дипломатическими учреждениями, а также земельных участков с расположенными на них объектами, призванных обеспечивать нужды их сотрудников (например, участки под зданиями, где проживают дипломатические сотрудники, их дачи, школы для детей и т.д.).

    Нормы международного права внешних сношений напрямую не регулируют вопрос о возможности

    приобретения государством в собственность земли, находящейся под комплексом зданий посольств и консульств. Этот вопрос отдан на откуп национального права страны принимающего государства (государства, где находится дипломатическое или консульское представительство). Однако международно-правовая практика свидетельствует о том, что ряд государств предоставляют земельные участки в собственность другого государства под дипломатические нужды. Это обстоятельство отмечают многие юристы-международники: «Гражданско-правовой статус (аренда, приобретение в собственность) здания и земельного участка, занимаемых представительством, не влияет на иммунитеты и привилегии последнего»7. Рассматривая правовой режим таких участков, следует исходить из важной методологической предпосылки о том, что государство может выступать в правовых отношениях в двух ипостасях: как публично-правовое образование, обладающее государственным суверенитетом, и как субъект гражданских правоотношений. В последнем качестве государственные образования самостоятельно участвуют во внешнеэкономических связях, в том числе как собственники земельных участков, расположенных на них зданий, занимаемых посольствами, консульствами и иными объектами.

    В этой связи необходимо разделять публичные (международные) и частные (внутригосударственные) отношения государств между собой по поводу земли. Так, история международного права знает примеры обмена участками территорий между сопредельными государствами. Например, по договору между СССР и Польшей от 15 февраля 1951 г. обе стороны обменялись равноценными по размеру пограничными участками. Более того, известны случаи, когда участки государственной территории уступались и на компенсационной основе. Обычно это небольшие земельные участки, но случались и неприятные для современной России исключения, например, уступка Аляски. Все эти примеры не могут рассматриваться в контексте земельного права России. Внешне они могут имитировать земельные и гражданско-правовые отношения, например, быть оформлены договором купли-продажи, но, по сути, они остаются публичными договорами и ни в коей мере не подлежат национальному регулированию

    Существует весьма распространенное мнение о том, что «предоставление иностранным гражданам, лицам без гражданства и иностранным юридическим лицам права собственности на землю умаляет (ограничивает) территориальную основу жизни и деятельности народов Российской Федерации, создает возможность отторжения земли иностранному государству (курсив наш – авторы) посредством сделок или предъявления территориальных претензий к Российской Федерации, может привести к нарушению суверенитета Российской Федерации»8.

    Последняя позиция уже была предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ, где не встретила поддержки, с чем в данном случае следует согласиться. Представляется, что как таковое наличие земельных участков в собственности иностранных граждан и юридических лиц как таковое не влечет посягательств на государственный суверенитет, поскольку все указанные участки попадают под режим использования и охраны, установленных российским земельным законодательством. Из этого следует, что на правообладателей таких участков распространяются все те же требования и обязанности, что и на российских субъектов. Например, по этим участкам осуществляется государственный (или муниципальный) земельный контроль в общем порядке, а в случае выявления нарушений земельного законодательства правообладателям таких участков государственные (муниципальные) земельные инспектора выносят предписания об их устранении в общем порядке и т.д. Что же касается возможных территориальных претензий иностранных государств, то, как показывает политическая история России, их предъявление имеет крайне мало взаимосвязей с характером землепользования иностранных граждан, и обусловлено причинами совершенно иного порядка.

    Для выявления особого правового статуса земельных участков, используемых иностранными государствами в России, следует обратить внимание на международно-правовой режим дипломатических учреждений, предусмотренный Венской конвенцией о консульских сношениях (Вена, 24 апреля 1963 г.). Согласно ст.31 данной Конвенции, «власти государства пребывания не могут вступать в ту часть консульских помещений, которая используется исключительно для работы консульского учреждения, иначе как с согласия главы консульского учреждения, назначенного им лица или главы дипломатического представительства представляемого государства». Иными словами, территория консульства или посольства юридически является территорией соответствующего государства, и этот аспект их деятельности не вызывает вопросов. Однако данные дипломатические учреждения неизбежно участвуют и в гражданско-правовых отношениях, а, следовательно, нуждается в правовом регулировании порядок оформления прав на соответствующие земельные участки. В повседневной действительности постоянно возникает необходимость о вступлении иностранных государств в земельно-правовые отношения в целях покупки (аренды) участков на территории России, например, для строительства посольства.

    Анализ земельного законодательства (главным образом, ЗК РФ) позволяет сделать вывод о том, что иностранные государства не рассматриваются в качестве субъектов земельных отношений, и не могут ни приобретать в собственность, ни даже арендовать земельные участки в России для размещения своих дипломатических учреждений либо иных нужд.

    Между тем, анализ двусторонних международных соглашений о размещении на территории России иностранных дипломатических учреждений свидетельствует об обратном. Например, Распоряжением Правительства РФ от 2 октября 2006 г. № 1361-р «О подписании Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Федеративной Республики Германия об условиях предоставления объектов недвижимого иму-

    щества в гг. Франкфурте-на-Майне, Мюнхене и Москве для нужд генеральных консульств Российской Федерации в Федеративной Республике Германия и Посольства Федеративной Республики Германия в Российской Федерации» предусматривается предоставление Германской Стороне в аренду на 99 лет для использования Посольством Федеративной Республики Германия в Российской Федерации здания и строений, а также занятого ими земельного участка, с установлением арендной платы за пользование этой недвижимостью в размере 1 рубль (один рубль) в год. В аналогичных соглашениях с Республиками Казахстан и Таджикистан, в собственность последних были переданы здания и сооружения, занимаемые посольствами республик, с передачей в аренду соответствующих земельных участков сроком на 49 лет.

    В вопросах землепользования иностранных государств примечателен зарубежный опыт регулирования данных отношений. Например, Кодекс Республики Беларусь о земле 1999 г., определяет (ст.2), что «собственность на землю выступает в государственной и частной формах. Земли сельскохозяйственного назначения находятся в собственности государства. Земельные участки могут передаваться в собственность иностранным государствам в порядке и на условиях, установленных Кодексом о земле и иными актами земельного законодательства»9. Согласно ст.47 Конституции Литовской Республики 1992 г., земельные участки на праве собственности в соответствии с установленными законами порядком и условиями могут принадлежать иностранному государству — для основания его дипломатических и консульских учреждений. Приведенные примеры не являются единственными.

    Исходя из подобных разрешений, существует обширная практика приобретения в собственность Российской Федерацией земельных участков на территории ряда зарубежных стран. Как правило, такая необходимость возникает при открытии в иностранном государстве посольств или консульских учреждений Российской Федерации. Например, согласно п.16 Указа Президента РФ от 5 ноября 1998 г. № 1330 «Об утверждении Положения о Консульском учреждении Российской Федерации», являющиеся собственностью Российской Федерации земельные участки, здания, сооружения и другое имущество Консульского учреждения закрепляются за ним в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. В соответствии с п.16 Указа Президента РФ от 28 октября 1996 г. № 1497 «Об утверждении Положения о Посольстве Российской Федерации», являющиеся собственностью Российской Федерации земельные участки, здания, сооружения и другое имущество Посольства закрепляются за ним в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

    От имени Российской Федерации правами владения, пользования, и распоряжения собственностью Российской Федерации, находящейся за рубежом, выступают Правительство Российской Федерации или федеральный орган исполнительной власти, в компетенции которого находятся полномочия на осуществление функций управления и распоряжения государственным имуществом.

    Существует и достаточно примеров таких покупок земельных участков. Так, Распоряжением Правительства РФ от 6 августа 1998 г. № 1061-р разрешено МИДу России приобрести в собственность Российской Федерации земельный участок площадью 922 кв. метра в г. Лондоне; Распоряжением Правительства РФ от 22 сентября 1994 г. № 1514-р предложено осуществить переоформление на Российскую Федерацию права собственности на земельный участок в г. Иерусалиме для строительстве на нем за счет иностранных инвестиций служебно-жилого комплекса зданий; Распоряжением Совета Министров — Правительства РФ от 14 мая 1993 г. № 832-р поручено МИДу России провести переговоры с Израильской Стороной о восстановлении права собственности Российской Федерации на здание Сергиевского Подворья (г. Иерусалим) и соответствующий земельный участок; Распоряжением Правительства РФ от 2 декабря 2000 г. № 1722-р было разрешено осуществить продажу здания бывшей школы Посольства Российской Федерации в Венгерской Республике с земельным участком площадью 0,44 гектара. Таким образом, в собственности России за рубежом находятся не только земельные участки, занятые непосредственно дипломатическим учреждениями, но и участки иного целевого назначения.

    Практикуется и обмен объектов недвижимости на земельные участки, находящиеся в собственности Российской Федерации за рубежом. Так, Распоряжением Правительства РФ от 28 мая 2001 г. № 731-р было одобрено приобретение в собственность Российской Федерации служебных помещений общей площадью 1960 кв.метров и 20 парковочных мест для автомобилей на подземном этаже здания «Экуитэбл Бэнк», расположенного в г. Манила (Республика Филиппины) путем обмена на находящиеся в федеральной собственности земельный участок площадью 4223 кв.метра, расположенные на нем здания общей площадью 350 кв.метров и два не завершенных строительством объекта служебно-жилого комплекса зданий бывшего Торгового представительства СССР в Республике Филиппины.

    Факт наличия у Российской Федерации в собственности земельных участков за рубежом свидетельствует о возможности приобретения иностранным государствами земельных участков на территории нашего государства. Это утверждение основывается на присущем международному праву принципу взаимности. Так, если России предоставлено право на приобретение земли в собственность за границей

    (и оно этим правом активно воспользовалось), то тем самым наше государство корреспондирует себе обязанность поступить также и по отношению к другим государствам. Юридически это можно обосновать ссылкой на п. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, согласно которой, общепризнанные принципы и нормы международного права обладают большей юридической силой, чем национальное законодательство России. То есть, не смотря на отсутствие в российском гражданском и земельном законодательстве права собственности на землю иностранных государств, общепризнанная международная практика позволяет это сделать. При этом ссылка на национальное законодательство будет ничтожной.

    Наряду с правом собственности, у Российской Федерации могут возникать и другие права на земельные участки в иностранных государствах. Так, Правительством Словацкой Республики были переданы Правительству Российской Федерации в собственность за плату здания в г. Братиславе, ул. Маротиго, 5, и ул. Порубского, 10, для нужд дипломатического представительства Российской Федерации, а также переданы в бессрочное и бесплатное пользование прилегающие к этим зданиям земельные участки, включая участки, расположенные под зданиями.

    Соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь об условиях размещения Посольства Российской Федерации в Республике Беларусь и Генерального консульства Российской Федерации в г. Бресте (Москва, 17 ноября 1997 г.) (с изменениями от 4 марта 2005 г.) России переданы в собственность различные объекты недвижимости. Земельные участки, занятые дипломатическими учреждениями, жилыми домами и иными объектами (включая даже дачу Посла Российской Федерации) – на 99 лет в безвозмездное пользование.

    Практикуется и передача земельных участков Российской Федерации в аренду. Например, в уже упомянутом выше соглашении между Российской Федерацией и Федеративной Республикой Германия, Российской Стороне был предоставлен в аренду на 99 лет для использования Генеральным консульством Российской Федерации в г. Франкфурте-на-Майне комплекс зданий и занимаемый ими земельный участок.

    Таким образом, российское законодательство не предусматривает право собственности иностранных государств на земельные участки, даже под дипломатическими учреждениями, в отличие от сложившейся практики ряда зарубежных стран, допускающих существование собственности Российской Федерации в их границах. Более того, очевидно, что иностранные государства в силу заключенных международных соглашений реально выступают в качестве арендаторов земельных участков, расположенных под дипломатическими учреждениями, хотя Земельный кодекс РФ такого субъекта земельных отношений, как «иностранное государство» не упоминает в принципе. В этой части представляется целесообразным привести его в соответствие со сложившимися реалиями правовой жизни.

    Обобщим все доводы за и против наличия на территории Российского государства земли, находящейся в собственности другого государства.

    Основными доводами, отрицающими такое положение, являются:

    1. отсутствие в земельном законодательстве России такого субъекта, как иностранное государство;

    2. исчерпывающий перечень субъектов права собственности в гражданском законодательстве, не включающий иностранные государства;

    3. отсутствие современной практики предоставления иностранным государствам земли в собственность на территории России.

    О возможности возникновения права собственности иностранного государства на земельные участки говорят следующие обстоятельства:

    1. Конституция РФ упоминает «иные формы собственности», под которыми следует понимать именно право собственности на земельный участок другого государства;

    2. предоставление права другому государству приобретать в собственность землю, не может умалить суверенитет Российской Федерации на этой территории;

    3. принцип взаимности обязывает Российское государство предоставлять право собственности на землю иностранному государству.

    В одном из проектов Земельного кодекса РФ, была включена норма следующего содержания: «3. Иностранные юридические лица, предприятия с иностранными инвестициями, международные объединения и организации, иностранные государства пользуются земельными правами и несут земельные обязанности наравне с российскими юридическими лицами, кроме случаев, предусмотренных настоящим Кодексом или другими федеральными законами». Кроме того, по тексту проекта отмечалось, что «земельные участки могут быть сданы в аренду их собственниками физическим и юридическим лицам, международным организациям, иностранным государствам по договору аренды земельного участка без изменения основного целевого назначения земельного участка»10.

    Авторам представляется, что включение в современное земельное законодательство подобной нормы было бы разумным шагом, и соответствовало бы не только Конституции РФ, но и международным обязательствам Российской Федерации.

    1 Зинченко С.А., Бондарь Н.С. Собственность. Свобода. Право. – Ростов-на-Дону, 1995. – С. 101.

    2 Прокаев А.В. Право государственной собственности на недра // Юрист. – 2004. — № 1. – С. 37.

    3 Прохорова Н.А. Понятие «управление» в земельном праве // Государство и право. – 2003. — № 6. – С.93.

    4 Чубуков Г.В. Природоресурсное право Российской Федерации: Учебное пособие. – М., 2003. – С.34.

    5 Демьяненко В.В. Крестьянская производственная кооперация в современной России: правовые проблемы становления и развития: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — Саратов, 2004. – С.11.

    6 Тархов В.А., Рыбаков В.А., Фатеев М.А. О коллективной (кооперативной) форме собственности // Юрист. – 2006. — № 12. – С. 27.

    7 Международное право: Учебник. Изд. 2-е, доп. и перераб. / Отв. ред . Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов. – М., 1998. — С.252.

    8 Постановление Конституционного Суда РФ от 23 апреля 2004 г. № 8-П «По делу о проверке конституционности Земельного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Мурманской областной Думы» // СЗ РФ. 2004. № 18. Ст. 1833.

    9 Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник / Отв. ред. докт. юрид. наук, проф. А.Я. Сухарев // Справочная правовая система «Гарант». Версия от 3 февраля 2007 г.

    10 См.: Проект Земельного кодекса Российской Федерации (внесен депутатами ГД В.В.Похмелкиным, В.И.Головлевым, Г.А.Томчиным) // Справочная правовая система «Гарант». Версия от 3 февраля 2007 г.

    Иные статьи по теме

  • Мельниченко Р. Г. Словарь международного публичного права. [электронный ресурс].
  • Анисимов А.П., Мельниченко Р. Г. Вредные учебные задачи по юридическим дисциплинам. 2009. — 64 с.
  • Анисимов А. П. , Мельниченко Р. Г. и др. Экологическое право. Курс лекций: Учебное пособие /Под ред. А. П. Анисимова. — М., 2003 (раздел Международное экологическое право).
  • Ссылки и комментарии к настоящей статье.

    Уважаемые авторы! Если материалы настоящей статьи были полезны в Ваших работах, укажите, пожалуйста, в каких именно.

    Неприкосновенность помещений и порядок ее обеспечения

    Общепризнанно, что неприкосновенность помещений являет­ся наиболее важным иммунитетом, обеспечивающим нормальное функционирование посольств и консульств. Помещения представи­тельства — это здания или части зданий, используемые для целей диппредставительства, включая резиденцию главы представитель­ства, кому бы ни принадлежало право собственности на них, включая земельный участок, обслуживающий данное здание или часть здания[61].

    В Венской Конвенции 1963 г. зафиксировано аналогичное оп­ределение консульского помещения, за исключением лишь того, что в нем ничего не говорится о резиденции главы консульского учреждения.

    В понятие земельный участок включаются принадлежащие по­сольству или консульству двор, сад и автостоянка. Земельный участок, занимаемый посольством или консульством, рассматри­вается как часть территории государства пребывания, где действу­ют законы и постановления этого государства, однако, с учетом иммунитетов и привилегий, которыми наделено дипломатическое представительство или консульское учреждение.

    Венские конвенции 1961 и 1963 г. не содержат каких-либо ог­раничений в отношении размеров помещений представительств, в том числе не ограничивается количество зданий, используемых в качестве помещений посольства или консульства. Однако понятие «помещения» означает только те здания, которые используются исключительно для целей дипломатического представительства или консульского учреждения. Государство пребывания может от­казаться признать в качестве «помещения», а, следовательно, и не распространить дипломатические и консульские иммунитеты на здания школ для детей сотрудников представительств, культурных центров, кортов и т.п., поскольку они используются «не для функциональных целей» представительства или консульства.

    Данная международно-правовая норма позволяет государству пребывания лимитировать число зданий, используемых аккреди­тующим государством в качестве дипломатического представи­тельства или консульского учреждения. Этот принцип применяет­ся и при определении размеров помещения.

    Помещения дипломатического представительства и консуль­ского учреждения наделены особым статусом, суть которого опре­деляется понятием «неприкосновенность». А это означает, что власти государства пребывания не могут вступить в эти помеще­ния иначе, как с согласия на это главы представительства[62]. Запре­щение вступать в помещения дипломатического представительства без согласия его главы носит абсолютный характер, никаких ис­ключений из этой нормы не предполагается. Тем самым исключа­ется возможность осуществления любых принудительных дейст­вий, в том числе и таких как обыск, арест, реквизиция, исполни­тельные действия.

    Помещения консульских учреждений также неприкосновенны. Власти государства пребывания не могут вступить в эти поме­щения без согласия на то главы консульского учреждения, главы дипломатического представительства аккредитующего го­сударства или лица, назначенного одним из них. Запрещение вступать в служебные помещения консульского учреждения без согласия его главы носит почти абсолютный характер. Но лишь почти. В случае пожара, стихийных бедствий или других форс-мажорных обстоятельств, требующих безотлагательных мер за­щиты, согласие главы консульства на доступ в консульские поме­щения должностных лиц государства пребывания предполагается, т.е. презюмируется[63].

    Разрешение, данное кем-либо из работников диппредстави­тельства или консульского учреждения на вступление местных властей в помещение посольства или консульства, юридической силы не имеет. Такое вступление возможно только с согласия главы дипломатического представительства или главы консульско­го учреждения соответственно. Если глава посольства или глава консульства отсутствуют по каким-либо причинам и физически лишены возможности дать согласие на вступление местных влас­тей в помещение диппредставительства или консульства, государство пребывания должно запросить согласие на такое вступление у правительства аккредитующего государства. Мало того, на госу­дарстве пребывания лежит специальная обязанность принимать все надлежащие меры для защиты помещений представительства от всякого вторжения или нанесения ущерба, для предотвращения всякого нарушения спокойствия представительства или оскорбле­ния достоинства его сотрудников.

    В свою очередь помещения представительств не могут быть использованы для насильственного задержания какого-либо лица. Не могут они использоваться и для предоставления убежища. Хотя в Венской Конвенции 1961 г. прямо о непредоставлении убежища ничего не говорится, но в ней содержится положение, которое позволяет трактовать его именно таким образом. Так, ст. 41 гласит, что «помещения представительства не должны ис­пользоваться в целях, не совместимых с функциями представи­тельства, предусмотренными настоящей Конвенцией или другими нормами общего международного права, или же какими-либо специальными соглашениями, действующими между аккредитую­щим государством и государством пребывания».

    Исключение из этого правила составляют латиноамериканские страны, которые заключили между собой специальные конвен­ции, позволяющие использовать помещения дипломатического представительства для предоставления политического убежища. Разумеется, такие действия представительств этих стран на тер­ритории нелатиноамериканских государств, должны считаться неправомерными.

    Охрана помещений дипломатических представительств и кон­сульских учреждений осуществляется государством пребывания и не регулируется международно-правовыми нормами. Конвенции 1961 и 1963 г. лишь декларируют необходимость защиты помеще­ний «специальной обязанностью» государства пребывания. Поэто­му, государство пребывания само по своему усмотрению устанав­ливает режим охраны помещений дипломатических представи­тельств и консульских учреждений, самостоятельно определяет наличие или отсутствие угрозы помещениям, принимает адекват­ные меры по обеспечению их безопасности (установление постов, телевизионных камер, патрулирование и др.). Меры безопасности диктуются конкретными обстоятельствами. Даже в случае воору­женного конфликта или разрыва дипломатических отношений госу­дарство пребывания должно охранять помещения представительства вместе с его персоналом, имуществом и архивами.

    Неприкосновенность помещений дипломатических представи­тельств и консульских учреждений предусматривает обязанность государства пребывания проводить расследование в случае посяга­тельства на них со стороны частных лиц, осуществлять наказание виновных в нарушении неприкосновенности и возмещение нане­сенного ущерба. По поводу нарушения неприкосновенности по­мещений глава диппредставительства или глава консульства заявляет протест и требует компенсации материального ущерба. Кон­кретных международно-правовых норм на сей счет не существует и при разрешении таких конфликтов как правило руководствуют­ся принципом взаимности[64].

    Помещения дипломатических представительств и консульских уч­реждений пользуются определенными привилегиями. На них вывеши­вается флаг и государственный герб аккредитующего государства. Они освобождаются от всех государственных, районных и муници­пальных налогов, сборов и пошлин, за исключением тех, которые представляют собой плату за конкретные виды обслуживания (услуги).

    Политологи: РФ не оставит без ответа атаку на консульство во Львове

    МОСКВА, 9 мар — РИА Новости. Уничтожение флага с российского консульства во Львове является нарушением международных правовых норм, РФ не отставит этот инцидент без внимания, считают опрошенные РИА Новости эксперты.

    Согласно Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года, земельный участок, занимаемый посольством или консульством, рассматривается как часть территории государства пребывания, где действуют законы и постановления этого государства.

    Вопрос наказания

    «Как я понимаю, в уголовном кодексе Украины предусмотрено определенное наказание за осквернение флага иностранного государства. Другой вопрос, насколько в нынешних условиях будет реализована правоприменительная практика в отношении этого проступка»,- сказал директор Института новейших государств Анатолий Мартынов.

    По его словам, ранее были «гораздо более серьезные преступления, которые совершались, в том числе и людьми, ставшими потом депутатами Верховной Рады». «Они не были наказаны, я не удивлюсь, если в этот раз будет то же самое»,- добавил эксперт.

    Мартынов отметил, что, поскольку инцидент произошел не на территории посольства – суверенной территории РФ, а снаружи, ответственность за охрану порядка несет украинская сторона.

    «Это было снаружи посольства, то есть на территории Украины, там украинские правоохранители по каким-то причинам закрывают глаза, но эта их проблема, в любом случае, это нарушение Венской конвенции, многих других международных соглашений»,- сказал он.

    Мартынов убежден, что российская сторона не оставит инцидент без ответа.

    Понижение или разрыв

    «Безусловно, этот инцидент во Львове является нарушением Венской конвенции, потому что власти страны пребывания обязаны обеспечивать безопасность диппредставительств. Это не всегда получается, российские посольства не единственные, которые подвергаются нападениям. Нападениям подвергались и американские, израильские консульства, но стремиться к этому власти страны обязаны», — сказал Ищенко РИА Новости.

    «А если официальное лицо, каковым является народный депутат Верховной рады, участвует в нападении на дипломатическое представительство, то это уже свидетельствует об определенной позиции властей. В последний раз в атаке на российское посольство в Киеве принимала участие (экс-премьер Украины, лидер партии «Батькивщина») Юлия Тимошенко, один из крупнейших украинских политиков, который еще претендует на премьерскую должность. И, фактически, на уровне официальных структур эти действия были одобрены», — считает политолог.

    Ищенко не исключил, что в случае повторения подобных инцидентов речь может пойти о понижении дипломатических отношении между РФ и Украиной.

    «Вплоть до сворачивания дипотношений, потому что нельзя же дожидаться ситуации, когда просто начнут убивать российских дипломатов», — заключил он.

    Версия 5.1.11 beta. Чтобы связаться с редакцией или сообщить обо всех замеченных ошибках, воспользуйтесь формой обратной связи.

    © 2018 МИА «Россия сегодня»

    Сетевое издание РИА Новости зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08 апреля 2014 года. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-57640

    Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие «Международное информационное агентство «Россия сегодня» (МИА «Россия сегодня»).

    Главный редактор: Анисимов А.С.

    Адрес электронной почты Редакции: internet-group@rian.ru

    Телефон Редакции: 7 (495) 645-6601

    Настоящий ресурс содержит материалы 18+

    Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

    Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

    Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

    Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

    На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

    Комментарий пользователя будет удален, если он:

    • не соответствует тематике страницы;
    • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
    • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
    • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
    • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
    • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
    • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
    • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
    • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
    • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
    • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
    • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
    • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
    • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
    • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
    • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
    • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
    • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

    Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

    Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

    Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

    В письме должны быть указаны:

    • Тема – восстановление доступа
    • Логин пользователя
    • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

    Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

    В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

    Смотрите так же:

    • Как пишется заявление на аттестацию ДЕТСТВО-ГИД DETSTVO-GID — сайт для родителей и педагогов Популярные записи Свежие комментарии admin к записи «Речевой дворик» как форма речевой развивающей предметно-пространственной среды Елена к записи Темы по самообразованию: ранний […]
    • Куплен автомобиль находящийся в аресте Арест автомобиля находящегося в залоге у банка На практике это означает, что имущество будет реализовываться с обременением – к его оценочной стоимости прибавятся ещё и те обязательства, выполнение которых обеспечивает залог. Например, при […]
    • Список документов на постановку на очередь на жилье Какие нужны документы для постановки на очередь на жилье? Задайте вопрос юристу и получите ответ за 1 минуту! Для постановки на очередь на жилье граждане должны быть признаны малоимущими и нуждающимися в жилом помещении. К заявлению, подаваемому в […]
    • Статья 141 Прямое возмещение убытков Статья 141 Прямое возмещение убытков Федеральный закон от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (закон об ОСАГО) в действующей редакции: Статья 14.1 закона об ОСАГО. Прямое […]
    • Ст263 коап Статья 263 ТК РФ. Дополнительные отпуска без сохранения заработной платы лицам, осуществляющим уход за детьми (действующая редакция) Работнику, имеющему двух или более детей в возрасте до четырнадцати лет, работнику, имеющему ребенка-инвалида в […]
    Комментарии запрещены.